Такой шанс ни в коем случае нельзя отпускать

Россия не намерена освобождать Алексея Навального по требованию ЕСПЧ

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) потребовал от России немедленно освободить из-под стражи политика Алексея Навального в качестве обеспечительной меры по его жалобе. Юристы назвали это решение беспрецедентным, но признали, что заставить Россию его выполнить невозможно. Российские власти, в свою очередь, заявили, что не будут исполнять указание ЕСПЧ и более того, рассматривают его как вмешательство в работу судебной системы суверенного государства. Эксперты допускают, что события вокруг «дела Навального» могут привести к выходу России из Совета Европы, хотя такое развитие событий невыгодно обеим сторонам.

Политик Алексей Навальный

Политик Алексей Навальный

Фото: Пресс-служба Мосгорсуда

Политик Алексей Навальный

Фото: Пресс-служба Мосгорсуда

Решение ЕСПЧ (.pdf) было принято 16 февраля в приоритетном порядке на основании правила 39 Регламента суда, позволяющего ему принимать обязательные для государств обеспечительные меры. В документе сказано, что Алексей Навальный должен быть освобожден немедленно с учетом «характера и степени риска для жизни заявителя», которые и были признаны основанием для применения обеспечительной меры по его жалобе, поданной в ЕСПЧ 20 января 2021 года, через три дня после задержания оппозиционера в аэропорту Шереметьево.

Напомним, осенью 2017 года ЕСПЧ призвал Россию пересмотреть приговор господину Навальному по делу «Ив Роше» (3,5 года условно), однако Верховный суд России оставил его в силе. 2 февраля 2021 года условный срок политику по этому делу заменили реальным. На 20 февраля назначено рассмотрение апелляции защиты на это решение.

Обеспечительные меры принимаются ЕСПЧ лишь в исключительных случаях, и только если суд придет к выводу, что без этого заявитель подвергнется реальному риску причинения «существенного и непоправимого вреда». Чаще всего такие меры применяются, чтобы запретить выдачу заявителя другой стране, где его жизнь и здоровье подвергнутся опасности. Другие случаи обеспечительных мер встречаются крайне редко и, как правило, связаны с тяжелым состоянием здоровья истцов. Так, в 2007 году ЕСПЧ просил Россию госпитализировать вице-президента ЮКОСа Василия Алексаняна, а в 2012 году предлагал Украине обеспечить лечение осужденному экс-премьеру Юлии Тимошенко. А вот, например, потребовать от России в качестве обеспечительной меры освободить украинскую летчицу Надежду Савченко ЕСПЧ в феврале 2015 года отказался.

Как ЕСПЧ применял обеспечительные меры

Смотреть

В 2020 году, по данным Минюста, из 223 требований ЕСПЧ к России о применении обеспечительных мер было удовлетворено лишь 36. Тем не менее сторонники Алексея Навального убеждены, что Россия обязана выполнить нынешнее решение. Директор Фонда борьбы с коррупцией (внесен Минюстом в реестр иностранных агентов) Иван Жданов заявил в своем Telegram-канале, что ЕСПЧ выносит решения по 39-му правилу «крайне редко и все абсолютно страны это правило исполняют»: «Россия всегда исполняла такие решения, исполнит его и сейчас». А координатор региональных штабов господина Навального Леонид Волков предположил, что неисполнение решения ЕСПЧ приведет к исключению России из Совета Европы.

Глава правозащитной организации «Агора» Павел Чиков тоже считает обеспечительные меры ЕСПЧ обязательными, но отмечает, что Россия «исполнила много таких мер, но много и не исполнила, выдавая заявителей в страны Центральной Азии, где им грозили пытки».

«По окончательному решению суда разные страны должны были освобождать заявителей и освобождали, хотя не всегда быстро и почти всегда формально, не ссылаясь на ЕСПЧ,— напоминает эксперт.— Россия освободила Алексаняна, формально изменив ему меру пресечения. А Азербайджан полтора года освобождал оппозиционного политика Ильгара Маммадова». Отказ освободить Алексея Навального, по мнению господина Чикова, будет нарушением обязательств России по Европейской конвенции, но от российских властей «стоит скорее ожидать затягивания и забалтывания процесса».

Российские власти уже сообщили, что выполнять решение ЕСПЧ не намерены: министр юстиции Константин Чуйченко назвал его «явным и грубым вмешательством в деятельность судебной власти суверенного государства». Отметим, что именно Минюст (наряду с президентом, правительством и Верховным судом), согласно принятой в развитие обновленной Конституции новой редакции закона о Конституционном суде (КС), вправе обращаться в КС с запросами о возможности исполнения в России решений ЕСПЧ, противоречащих, по мнению ведомства, Конституции.

Юрист «Мемориала» (внесен Минюстом в реестр иностранных агентов) Татьяна Глушкова, называя решение ЕСПЧ беспрецедентным, в то же время указывает, что никаких специальных санкций за его неисполнение не предусмотрено.

«Теоретически неисполнение обязательств по Конвенции может привести к исключению страны из СЕ, но вероятность этого — с учетом сравнительно недавнего возвращения России права голоса в ПАСЕ без выполнения ранее поставленных перед ней условий — не стоит принимать всерьез»,— считает эксперт.

Председатель коллегии адвокатов «Кирьянов и партнеры», член Общественной палаты Артем Кирьянов уверен, что Россия должна игнорировать решение ЕСПЧ, поскольку оно политически ангажировано: «Молниеносная реакция на обстоятельства процесса в преддверии апелляции, в то время как адвокаты подзащитных из России обычно годами дожидаются хоть каких-то решений по обращениям в ЕСПЧ, выглядит крайне странно. К тому же это решение вне юрисдикции ЕСПЧ: вмешательство в процедуру национального суда и определенным образом попрание российского суверенитета — это в принципе недопустимо». Вступать «в какие-то споры и пререкания» относительно суверенитета российского правосудия невозможно, уверен юрист, а России «при таком отношении ЕСПЧ» нужно задуматься о создании собственного суда по правам человека (такая инициатива уже прорабатывается по поручению президента.— “Ъ”).

Политическим называет решение ЕСПЧ и адвокат Дмитрий Аграновский, по мнению которого, «для применения правила 39 в этом случае нет никаких оснований».

Он также уверен, что российские власти не будут выполнять это решение: «Оно спровоцирует раскручивание конфликта с ЕСПЧ и создаст проблемы для тысяч простых заявителей, которые ждут годами своего решения». Никаких санкций за это не последует и исключать из СЕ Россию не будут, уверен господин Аграновский, хотя российские власти могут и сами принять решение о выходе.

Эксперт Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков уверен, что Россия не может выполнить решение ЕСПЧ, так как оно противоречит ее Конституции. В этой ситуации, по его мнению, Москва должна дать «адекватный ответ»: «Он может быть как просто жестким, например, приостановка всех контактов на определенное время, так и радикальным — выход России из СЕ». СЕ тоже не сможет признать отказ России от решения ЕСПЧ, поэтому в дальнейшем нас ждут другие «болезненные поводы», добавляет эксперт: «Пока наиболее вероятным представляется эскалационный сценарий. И не видно "красных линий", которые были бы признаны таковыми всеми сторонами».

Президент Центра политических технологий Борис Макаренко, напротив, считает, что России необходимо оставаться в СЕ и ЕСПЧ. По его словам, крики о необходимости выхода из этих инстанций звучат не первое десятилетие и исходят от людей, «склонных к репрессивности». «С выходом из Совета Европы для России перестают быть обязательными многие правовые положения. Они касаются и порядка содержания лиц в заключении, сюда же входит и мораторий на смертную казнь»,— поясняет эксперт. Он также считает, что ситуация вокруг Алексея Навального становится значительным и наиболее острым камнем преткновения между Россией и странами Запада: «Это еще один кирпич в стене отчуждения между нами».

Кира Дюрягина, Анна Васильева, Андрей Винокуров

Фотогалерея

Рассмотрение дела Алексея Навального

Смотреть

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...