Коротко

Новости

Подробно

41

Катастрофа с мотором

С чем сталкивались дореволюционные автомобилисты

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 82

Фотография не сразу появилась в газетах. До нее на страницах прессы господствовала графика – художники отрисовывали портреты, события, сюжеты и тому подобное, чтобы хоть как-то визуально представить то, о чем идет речь в тексте. Но даже после того, как фотоснимки стали печататься и в газетах, некоторые из них все равно предпочитали художников.


Иван Баранцев, рисунки из газеты «Петербургский листок»


Такова была столичная газета «Петербургский листок», ежедневно выходившая до революции на четырех и более полосах. Как правило, самые значимые события иллюстрировались рисунками, сделанными либо с натуры, либо со слов. Среди таких событий, конечно же, оказывались дорожно-транспортные происшествия – впрочем, тогда такая словесная конструкция еще не была в ходу и подобные ситуации называли «несчастный случай с автомобилем» или «катастрофа с автомобилем», иногда и «катастрофа с мотором», поскольку мотор в то время был синонимом автомобиля. Если виновником «катастрофы» становился, например, трамвай, то в газете могли назвать заметку «Шалости трамвая», совершенно не подозревая в этом веселую и забавную проделку. Иногда в заметках о «катастрофах с мотором» корреспонденты «Петербургского листка» указывали номерной знак «мотора», что было интереснее вдвойне: до революции инженер Александр Михайлович Пашкевич издавал «Автомобильный справочник для Санкт-Петербурга», где указывались списки столичных автовладельцев в порядке фамилий и номеров. Взяв в руки четыре справочника, изданных с 1910 по 1913 год, можно кое-что узнать о тех, кто попадал в аварии, а также марки их автомобилей. С некоторыми заметками из «Петербургского листка» у нас это получилось!



"Удирают благополучно"


20 апреля 1910 года на Волхонском шоссе автомобиль с тремя пассажирами налетел на натянутую поперек дороги проволоку. В результате шофер, а это был некто Зубков, сильно порезал лицо, находившийся рядом с ним студент Иогихес опрокинулся, а сидевшая сзади дама – имя газета не называет – вывалилась из автомобиля. О повреждениях ее кавалера в репортаже из «Петербургского листка» ничего не сказано, зато названа причина такой проделки: «Здесь крестьяне сильно терпят от автомобилистов: достается их детишкам, курам и даже коровам, причем чаще всего автомобилисты удирают благополучно». Тех, кто отомстил любителям большой скорости, так и не нашли.

Статский советник


9 мая 1910 года на Суворовской площади в толпу на трамвайной остановке врезался таксомотор, спускавшийся на большой скорости с Троицкого моста. Газета назвала имена двух пострадавших – это поручик Алексеев и статский советник Трусевич, а также номер таксомотора, управляемого «неопытным еще шофером». Это № 123, и, согласно справочнику Пашкевича за тот год, он был выдан ландоле французской марки Brasier, принадлежащему Илье Гавриловичу Костылеву. Автомобиль «Бразье» изображен на рисунке очень реалистично.

Отделались испугом


16 мая 1910 года катастрофа случилась на углу Шлиссельбургского проспекта и Фаянсовой улицы: вагон паровой конки ударил сзади застрявший на рельсах автомобиль начальника Обуховского сталелитейного завода генерал-майора Меллера, в котором также находились его супруга и полковник Тихобаев. Паровоз повредил заднюю часть кузова и оторвал левое колесо автомобиля. От удара шофера выбросило на мостовую, и он получил две рваные раны головы. Остальные, как пишет газета, «отделались испугом».

Весь в шоколаде


15 июля 1910 года в дом 33 по Гороховой улице врезался автобус, спускавшийся с Каменного моста через Екатерининский канал, ныне канал Грибоедова. В доме пострадали несколько вывесок и витрина находившегося в нем кинематографа, у автобуса только «погнулась передняя часть». Газета «Петербургский листок» называет владельцем автобуса некое «автомобильно-автобусное общество», но в 1910 году маршрут по Гороховой улице, а также другие обслуживался Санкт-Петербургским товариществом автомобильно-омнибусного сообщения, закупившим несколько двухпалубных немецких омнибусов Gaggenau. Лестницу с империалом художник нарисовал довольно правдиво.

Вдруг трамвай на рельсах встал


29 апреля 1911 года виновник прошлогодней аварии на Суворовской площади Илья Гаврилович Костылев вновь попал в автомобильную катастрофу, связанную с трамваем. Проезжая по 9-й линии Васильевского острова, он, как пишет газета, «случайно уперся в столб электрических проводов трамвая», где его и настиг следовавший за ним вагон маршрута № 5, прижавший автомобиль к столбу. Костылев отделался легкими ушибами, а вот его таксомотор № 308 восстановлению не подлежал: рама оказалась погнутой, а кузов – разрушенным. В списке автовладельцев на 15 ноября 1911 года из справочника Пашкевича этот номер принадлежит уже другому человеку.

На дыбы


18 июня 1911 года месть крестьян надоевшим автомобилистам свершилась в пригородном местечке Коломяги. Специально для любителей погонять местные жители срыли подошву горы, увеличив ее крутизну настолько, что не каждый шофер мог бы взять ее с ходу. Откатываясь назад, автомобиль попадал колесами в глубокую канаву на краю горы или резал шины об острые камни. Очередная попытка взять гору закончилась аварией: передние колеса оказались в канаве, автомобиль встал на дыбы, а шофер и пассажиры выпали из кузова.

Злополучный владелец


25 июня 1911 года на Муринском проспекте ехавший по рельсам автомобиль врезался в паровой трамвай. Газета пишет, что владельцем был господин Берлинг, а автомобиль был дорогой – «восьмитысячный», что действительно соответствовало тогдашним ценам на роскошные модели. «Злополучный владелец и его спутница каким-то чудом получили лишь незначительные ушибы и были отправлены домой», – так в репортаже описан результат аварии. По справочнику Пашкевича на 11 ноября 1911 года Александр Генрихович Берлинг числится владельцем всего лишь одноцилиндрового автомобильчика французской марки Sizaire & Nauden. Возможно, он и вправду решил поумерить свой пыл после той катастрофы.

Сущие во гробах


26 июня 1911 года около 10 часов утра на Забалканском проспекте – сейчас он называется Московский – автомобиль купца Киселева врезался в похоронную процессию, шедшую на Митрофаньевское кладбище провожать в последний путь крестьянина Андрея Тарасова. Как сообщает «Петербургский листок», автомобиль сбил девочку, а «гроб при этом был выбит из рук несших и опрокинулся». Автомобиль был задержан полицией.

Бурлаки на Черной речке


25 августа 1911 года на набережной Черной речки таксомотор под управлением крестьянина Николая Куликова потерял управление, проломил деревянное ограждение и упал в воду. Сам Куликов оказался придавленным автомобилем, а для его спасения команде добровольцев пришлось канатами тянуть машину, чтобы освободить шофера. От долгого нахождения в холодной воде он так окоченел, что его с трудом привели в чувство на близлежащей даче. Автомобиль из Черной речки вытащили пожарные.

Битва босяков


18 апреля 1912 года двигавшийся по набережной Обводного канала автомобиль не успел затормозить перед двумя босяками, устроившими драку у трактира. Из репортажа в газете: «Мотор уменьшил ход, но не остановился и налетел на одного из дерущихся, кр. Богданова. Сшибленный с ног попал под передние колеса мотора, который остановился на нем». После извлечения из-под автомобиля крестьянина Богданова с разбитой головой и ушибами отправили в Александровскую больницу. Про автомобиль сказано только, что он принадлежал Воздухоплавательному парку.

Броня крепка


21 апреля 1912 года грузовик, перевозивший две броневые плиты общим весом под 13 тонн, выехал на Шлиссельбургском шоссе на пути парового трамвая, где у него отвалилось левое заднее колесо. Шофер и несколько рабочих в течение двух часов стаскивали бронеплиты с платформы, чтобы оттащить грузовик и освободить трамвайные пути. В репортаже указан знак № 735, по которому в справочнике Пашкевича можно узнать, что грузовик был британской марки Commer-Car и принадлежал Александру Савельевичу Чекушкину, промышлявшему ломовым извозом, в том числе и на автомобилях. Увы, на перевозку грузов такой массы «Коммер-Кар» был не рассчитан.

Мебельный салон


24 апреля 1912 года на Выборгском шоссе недалеко от станции Удельная автомобиль врезался в крестьянский воз, перевозивший мебель. В «Петербургском листке» дается такое описание последствий аварии: «От удара воз опрокинулся и рассыпался, передние колеса были раскрошены, лошадь сильно искалечена. „Спортсмены", видя, что попали в беду, раскошелились и „откупились" от пострадавшего крестьянина полсотней рублей». Номер автомобиля в репортаже не упоминается.

"Шофер не растерялся"


2 мая 1912 года на Елагином острове сгорел таксомотор № 417. В репортаже написано следующее: «Автомобиль шел полным ходом с пассажирами, когда вдруг в нем воспламенился бензин. Пожар произошел от неисправности карбюратора. В момент таксомотор был охвачен пламенем. По счастью, шофер не растерялся, затормозил и дал таким образом находившимся в автомобиле пассажирам возможность спастись». К приезду пожарных от машины остался только остов. Таксомотор был французской марки Rossel.

Здравствуй, дерево!


4 мая 1912 года на Новодеревенской набережной автомобиль врезался в дерево. Оказалось, что принадлежащий господину Романову и находящийся в гараже Первых курсов шоферов автомобиль «взяли покататься» практиканты-курсисты, скрывшиеся после аварии. Газета приводит регистрационный знак № 573, выданный лимузину марки Brasier А.П. Романова, но художник почему-то нарисовал автомобиль с открытым верхом.

Молочная река


6 июня 1912 года на Выборгском шоссе таксомотор № 78 лоб в лоб столкнулся с подводой, груженной бидонами с молоком. Управлявшие подводой сестры Ивановы, Вера 12 лет и Мария 17 лет, был выброшены от удара на мостовую и получили серьезные ушибы, особенно Вера, придавленная опрокинувшейся повозкой к камням и потерявшая сознание. Газета сообщает, что «молоко залило повозку, мостовую и даже автомобиль». Автомобиль и находившиеся в нем шофер и пассажиры не пострадали. Под № 78 в 1912 году был зарегистрирован таксомотор марки Benz.

Выезд на встречную


7 июля 1912 года на Невском проспекте недалеко от Полицейского моста автомобиль в очередной раз столкнулся с трамваем. В тот день часть проспекта перекрыли из-за работ по перестилке мостовой, поэтому ехавшие от Адмиралтейства в сторону Московского вокзала должны были выезжать на встречную полосу, где и произошла авария. В газете не упоминается владелец автомобиля, а только знак № 1057. Согласно справочнику Пашкевича, «жестянку» с таким номером выдали ландоле марки Benz, принадлежавшему Всеволоду Павловичу Козловскому – директору правления акционерного общества Российской писчебумажной фабрики.

Расчет на месте


18 июля 1912 года у селения Кивенаппа автомобиль врезался в избу. В изложении корреспондента «Петербургского листка» это случилось так: «Из Выборга по Кексгольмскому шоссе мчался со скоростью 80 верст в час автомобиль. В нем помещались трое интеллигентных седоков. В нескольких верстах от селения Кивенаппа управляющий автомобилем заметил, что рулевое колесо плохо слушается. Был тотчас же дан тормоз, но в это время руль отказался служить вовсе. Автомобиль мгновенно свернул с шоссе и на полном почти ходу наскочил на стоявший неподалеку от дороги крестьянский дом». От удара разбилась стена дома, шофер и пассажиры остались целы и даже выплатили владельцу дома Таркелю компенсацию прямо на месте происшествия. К слову, Кивенаппа – современный поселок Первомайское, а Кексгольм сейчас называется Приозерск.

Господа юнкера


6 марта 1913 года учебный автомобиль пробил ограждение набережной реки Фонтанки и упал в воду, проломив лед. «Он решил повернуть вправо, но по ошибке повернул руль как раз в противоположную сторону», – так газета объяснила причины аварии, устроенной учеником одной из школы шоферов Евсеевым. Инструктор успел выскочить из автомобиля, когда он еще был на суше, остальные трое учеников выпали уже на лед. Пострадавших вытащили подоспевшие из Инженерного замка юнкера, а ушедший под воду автомобиль поднимать пришлось пожарным. «Петербургский листок» называет фамилию владельца автомобиля – Иванцов. На нем, согласно справочнику Пашкевича, в 1913 году числились два автомобиля – дубль-фаэтоны французских марок Simplicia и De Dion-Bouton. Какой именно из них пострадал – неизвестно.

Барон Бутерброд


8 мая 1913 года приехавший из Риги «джентельмен-спортсмен» барон А.Ф. Шульц фон Ашераден, управляя автомобилем, взятым на пробу с одного из стендов проходившей в то время IV Международной автомобильной выставки, попал в аварию на Кронверском проспекте сразу с двумя трамваями. Первый ударил автомобиль сзади, когда тот резко остановился перед ним, а встречный – в тот момент, когда от удара машину развернуло поперек рельсового пути. Барон не пострадал, но автомобиль «оказался совершенно разбитым и приведен в полную негодность».

Бог войны


23 июля 1913 года на Выборгском шоссе автомобиль с дачниками встретился с отрядом артиллерии и оказался в придорожной канаве. «Шофер резко повернул влево, лошади шарахнулись вправо», – вот так вкратце газета описала предшествующие опрокидыванию действия. Солдатам удалось справиться с испуганными лошадьми, и для артиллерийских орудий все закончилось благополучно. Автомобиль извлекли из канавы и на лошадях отправили в Териоки. Никто из дачников не пострадал.

Не гнутся шведы


В Троицын день 1914 года на Кювинебском шоссе перед мостом у самого Кювинеба автомобиль встретился с одноколкой и очутился в воде. Из репортажа в газете: «Лошадь испугалась мотора и встала на дыбы, в эту минуту автомобиль, идя сравнительно тихим ходом рванулся вправо, сломал перила и въехал в речку». Шофер – молодой человек, не имевший большого опыта вождения, владелец автомобиля – шведский инженер, а также его супруга не пострадали. Полностью вымокшие, они снова сели в вытащенный из воды автомобиль и поехали дальше.

Русская коррида


3 июня 1914 года около полудня на Выборгском шоссе стадо коров и быков напало на ярко-красный автомобиль. Шофер остановился перед вышедшим на дорогу стадом и начал сигналить, а одна из пассажирок еще и начала размахивать перед коровами красным зонтиком. Как следствие, несколько коров и большой черный бык накинулись на автомобиль и начали бить рогами в кузов. Другой пассажир – студент из Москвы – принялся палить в быка из «пугача», что только сильнее разозлило животное, и только подоспевшие пастухи и крестьяне разогнали рассвирепевшее стадо.

Комментарии
Профиль пользователя