Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Несладкая жизнь кондитеров

Анатолий Костырев о тонкостях регулирования цен

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

О рисках ручного регулирования цен на продукты питания в последние полтора месяца, кажется, высказались почти все эксперты и готовые к публичности участники рынка. И в данном случае все указывает, что это не просто угрозы, так как новые проблемы проявляются почти каждую неделю.

Как указал на днях исполнительный директор Ассоциации предприятий кондитерской промышленности Вячеслав Лашманкин, сахарные заводы не готовы поставлять продукцию промышленным потребителям по фиксированным оптовым ценам в 36 руб. за кг. А на свободном рынке в центре страны и на юге сахар стоит около 40–42 руб. за кг. По его словам, это ниже стоимости сахара в октябре-ноябре 2020 года, но выше, чем предусмотрено текущими долгосрочными контрактами. Покупка же сахара на споте вовсе вынуждает фабрики работать с убытками. Как предупреждает господин Лашманкин, при сохранении текущих цен на сахар производителям сладостей придется поднять цены на 6–30%, в зависимости от категории.

В этой ситуации нет ничего удивительного. Производители сахара поясняют, что приоритет в рамках исполнения соглашений о фиксации цен отдается торговым сетям, чтобы обеспечить доступность продукции для потребителей. К тому же выпуск сахара в РФ в этом сезоне из-за снижения сбора сахарной свеклы может сократиться примерно на 30%, до около 5 млн тонн. Между тем на предприятия пищевой промышленности приходится более 40% всего потребления сахара в стране. Свыше половины этого объема используют кондитерские фабрики, но ими спрос не ограничивается. Сахар также закупают производители газированных напитков, молочных продуктов, джемов, хлебопеки и даже виноделы.

Мой источник в транснациональной компании, выпускающей газированные напитки, говорит, что игроки такого масштаба заключают контракты на несколько лет вперед, потому текущая нестабильность на рынке их мало волнует.

Но у предприятий поменьше таких возможностей нет, и если поставщики попытаются компенсировать негативный эффект от сдерживания цен в рознице за счет B2B-канала, их контрагентам придется реагировать и повышать отпускную стоимость уже своей продукции.

А компенсировать на первый взгляд есть что. Так, один из крупнейших российских производителей сахара — группа «Русагро» — оценивала негативный эффект от ценовых соглашений на свой бизнес в 1–2 млрд руб. В результате потребитель, которого чиновники стремились оградить от роста цен на сахар в рознице, может довольно скоро начать платить больше за покупаемые им чаще конфеты, печенье или йогурты. Зачем тогда было пускаться в регулирование цен — непонятно. Разве только, чтобы лишний раз убедиться, что ни один, даже хороший госплан все предусмотреть не может.

Комментарии
Профиль пользователя