Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

ЕСПЧ вступился за пожизненно осужденных

Постоянное применение наручников признано пыткой

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) назвал пыткой «неоправданное длительное надевание наручников» на людей, приговоренных к пожизненному сроку заключения. В деле «Шлыков и другие против России» четверым осужденным удалось доказать суду, что в большинстве случаев на них надевают наручники необоснованно. Теперь государство обязано выплатить им компенсацию морального вреда размером от €1,9 тыс. до €3 тыс.— а также поменять соответствующие регламенты ФСИН. Правозащитники указывают, что действующее законодательство также не обязывает заковывать «пожизненников», и считают, что проблема не в законе, а в его выполнении.


Дело «Шлыков и другие против России» в ЕСПЧ объединяет жалобы четверых осужденных на пожизненные сроки россиян. Они утверждают, что их заковывают в наручники каждый раз, когда они покидают камеры. По словам заявителей, сотрудники колоний используют наручники, когда выводят их в душ, на прогулку, на встречи с адвокатами, следователями и прокурорами. Кроме того, их надевают во время обыска камер и личных вещей осужденных. Кисти не просто скованы за спиной — надзиратель поднимает руки и заставляет людей нагибаться.

Владислав Шлыков в июле 1997 года был признан виновным в убийстве, угрозах убийством, вооруженном ограблении и краже. Суд приговорил его к смертной казни, в июне 1999 года она была заменена на пожизненное лишение свободы. Алексей Пулянин и Антон Коростелев были обвинены в «заказном» поджоге ТЦ «Пассаж» в Ухте. Тогда в 2005 году в результате пожара погибли 25 человек, еще десять пострадали. Обвиняемые сначала признали вину, но потом заявили, что сделали это под пытками. В 2008 году Верховный суд Республики Коми оправдал их, но уже через несколько дней решение было отменено. В 2009 году Верховный суд РФ приговорил обоих к пожизненному заключению. Предполагаемые заказчики преступления в 2014 году были оправданы судом присяжных; это решение также было отменено, но обвиняемые успели скрыться и с тех пор находятся в розыске. Данных о преступлении Александра Керекеши “Ъ” в открытых источниках не обнаружил. В материалах жалобы сообщается, что в 1998 году Хабаровский краевой суд признал его виновным в убийстве, грабеже, незаконном хранении огнестрельного оружия — и приговорил к смертной казни. В 1999 году Верховный суд РФ заменил ее на пожизненное заключение.

В материалах жалобы говорится, что основанием для постоянного использования наручников является сам факт осуждения за тяжкие преступления — либо статус «опасного заключенного», который присваивают специальные комиссии ФСИН. При этом, как следует из жалоб, комиссии нередко проводили подобные слушания в отсутствие самих осужденных.

Заключенные Шлыков и Керекеша не жаловались на наручники в российские суды, поскольку считали существующие средства правовой защиты в России неэффективными. А вот осужденные Пулянин и Коростелев жаловались в российские судебные инстанции на то, что их регулярно сковывают наручниками. Но каждый раз получали ответ, что такие меры оправданы строгостью приговоров, их же поведением или тем фактом, что они находились под наблюдением. При этом в российских судах не установили, регулярно ли тюремная комиссия проверяла оправданность использования наручников.

Юрист правозащитного центра «Мемориал» (внесен в реестр так называемых иностранных агентов) Татьяна Глушкова напоминает, что действующее российское законодательство не предусматривает автоматического применения наручников ко всем «пожизненникам». «Они должны применяться лишь к тем, кто представляет опасность, и соответствующее решение должно регулярно пересматриваться,— объясняет эксперт.— Однако на практике этого не делается: так, на Шлыкова и Керекешу наручники надевали в те периоды, когда они не совершали никаких нарушений режима. На Пулянина и Коростелева наручники надевали в те периоды, когда они состояли на профилактическом учете как склонные к побегу, членовредительству и нападению на представителей администрации — но российские власти не смогли представить доказательств, что это решение регулярно пересматривалось».

В итоге 19 января 2021 года ЕСПЧ вынес постановление о том, что длительное надевание наручников на пожизненно заключенных нарушает их права, гарантированные ст. 3 Конвенции о защите прав человека. В ней сказано, что «никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

Отдельно ЕСПЧ отметил, что Россия обязана пересмотреть систему, в соответствии с которой наручники систематически применяются к «пожизненникам» без учета соображений безопасности в каждом конкретном случае и без регулярного пересмотра этих решений: «Решение суда неизбежно будет иметь последствия, выходящие за рамки этих конкретных дел».

«Это постановление можно в определенной степени назвать "квазипилотным". Поскольку ЕСПЧ постановил, что Российская Федерация должна под контролем Комитета министров Совета Европы установить систему регулярной проверки обоснованности применения наручников к пожизненно заключенным,— прокомментировала решение “Ъ” руководитель юридического департамента "Руси Сидящей" (проект Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям, внесен в реестр так называемых иностранных агентов) Ольга Подоплелова.— Это решение находится в общем русле практики ЕСПЧ на гуманизацию условий отбывания пожизненного лишения свободы. Предполагаю, что РФ не будет иметь проблем с тем, чтобы конкретизировать правила внутреннего распорядка исправительных учреждений в части периодической оценки применяемых мер безопасности. Однако на практике, конечно, могут возникать проблемы с независимостью и объективностью такой оценки администрацией».

Татьяна Глушкова отметила, что ЕСПЧ не впервые обращается к теме систематического надевания наручников на приговоренных к пожизненному лишению свободы. «Впервые суд рассмотрел этот вопрос в 2011 году в постановлении по делу "Кашавелов против Болгарии",— напомнила она.— На Кашавелова 13 лет надевали наручники всякий раз при выводе из камеры. При этом власти не представили данных о том, что он совершал попытки побега, нападения на сотрудников тюрьмы или других заключенных и так далее. ЕСПЧ счел такое обращение унижающим достоинство». По словам эксперта, применительно к России ЕСПЧ затрагивал проблему «рутинного» применения наручников в прошлом году — в деле «N.T. против России». «Это постановление посвящено условиям содержания "пожизненников" в целом — и в нем ЕСПЧ пришел к выводу, что Россия должна реформировать систему, по которой все приговоренные к пожизненному лишению свободы первые десять лет автоматически отбывают наказание в строгих условиях содержания»,— рассказала госпожа Глушкова. После вступления в силу этого постановления Минюст РФ сообщал, что «рассмотрит вопрос о необходимости реформирования данной сферы». Однако об итогах «рассмотрения вопроса» ничего не известно.

«Изменится ли ситуация после вступления в силу постановления ЕСПЧ, сказать сложно, у меня нет оптимизма по этому поводу,— поделилась Татьяна Глушкова.— Фактически суд указал, что на практике сотрудники ФСИН систематически не исполняют действующее законодательство. То есть проблема не в самом законе, а в том, что конкретные сотрудники правоохранительных органов не считают необходимым соблюдать его хотя бы формально».

Мария Литвинова, Мария Старикова, Александр Черных


Комментарии
Профиль пользователя