Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Пандемия оказалась вне закона

Новая реальность

"Юридические итоги года". Приложение от , стр. 15

Рынок юридических услуг, наряду с другими отраслями экономики, оказался под ударом кризисных явлений, связанных с пандемией. О сложностях, с которыми пришлось столкнуться юридическим компаниям, особенностях дистанционной работы консультантов, специфике рассматриваемых споров, а также тенденциях, которые продолжатся и в текущем году,— в материале BG.


Новые условия


Непредсказуемость, необходимость внедрения новых подходов во взаимодействии с клиентами, повышение эффективности реагирования на изменяющиеся условия, в том числе на внезапно появляющиеся нормативно-правовые акты — так можно охарактеризовать рынок юридических услуг, как в принципе и большинство иных экономических рынков, считает Сергей Привалов, старший партнер, руководитель практики банкротств юридической компании «ССП-Консалт». Сергей Спасеннов, старший партнер, руководитель петербургского офиса «Пепеляев Групп», добавляет, что юридический консалтинг столкнулся с теми же проблемами и трудностями, что и большинство компаний, не входящих в перечень «жизненно важных» для страны. «Мы вынуждены были принимать срочные меры по переводу сотрудников на удаленную работу. В первую очередь это были технические трудности, но система обмена информацией и доступа к документам была быстро налажена»,— рассказывает он.

Несмотря на весь возможный скепсис, дистанционная работа показала свою эффективность и вполне может стать «новой нормальностью» в ближайшем будущем, полагают собеседники BG. «Безусловно, ряд вопросов доверители по-прежнему готовы обсуждать только лично, и это понятно и правильно. Но масса технических, организационных коммуникаций ушла в офлайн. Видел на звонках даже завзятых консерваторов, которые и смартфон-то в руки не брали»,— делится наблюдениями Илья Никифоров, управляющий партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». При этом господин Никифоров советует представителям сторон проходить тренинги, развивать навыки работы с системами поддержки слушаний. «Порой есть всего несколько секунд, чтобы открыть нужный документ, вывести его на экран и подсветить релевантный пассаж — нужны совершенно новые навыки! Видел в ряде ситуаций, как сторона с сильными фактами тактически проигрывает прения из-за возни с IT, создается впечатление неубедительной, сырой, мутноватой позиции»,— рассказывает он, подчеркивая, что на переговорах юрист даже с экрана должен выглядеть убедительно — в галстуке, никаких свитеров-футболок. Господин Никифоров добавляет, что пошел дальше и оборудовал себе на рабочем месте почти профессиональную студию, со светом, фильтрами, акустикой. «Для меня это принципиально важно»,— уточняет эксперт.

По словам советника Адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Алены Бачинской, некоторое затишье в ряде практик было связано с объективными обстоятельствами. «К примеру, два месяца российские суды были закрыты и рассматривали только дела, не терпящие отлагательств. Однако и это не означало простоя в работе практик разрешения споров и банкротства: юристы продолжали удаленно консультировать клиентов, работали над документами и позицией по текущим проектам, что позволило после карантина уверенно принять новые судебные проекты»,— добавляет она.

Господин Спасеннов добавляет, что второй квартал 2020 года был особенно напряженным, спрос на услуги сократился примерно на треть. «Многие крупные клиенты были вынуждены приостановить свои проекты, но появилось много запросов от средних и малых компаний, что ощутили и небольшие юридические фирмы, бизнес которых даже пошел в гору. Под конец года ситуация выровнялась и мы почти вышли на допандемийный уровень загрузки»,— говорит он. По словам Екатерины Смирновой, управляющего партнера Санкт-Петербургского офиса юридической фирмы Semenov&Pevzner, юридический рынок замер в начале карантинных мер весной 2020 года в ожидании, что делать дальше. «Некоторые фирмы на время отменили бонусы сотрудникам, кто-то снизил заработные платы. Однако все достаточно быстро поняли, что работы стало не меньше, если даже не больше, и быстро оправились от шока»,— добавляет госпожа Смирнова.

По мнению Алены Бачинской, сама судебная система адаптировалась, массово внедрив такие новшества, как онлайн-заседания, дистанционное ознакомление с материалами дела и тому подобные, которые продолжают успешно функционировать и после снятия карантинных ограничений. Таким образом, невзирая на первое впечатление от введенных ограничений из-за пандемии и большую обеспокоенность относительно возможных последствий, уже к осени стало понятно, что юридический рынок не испытал значительного падения, адаптировавшись к новым реалиям, считает она. «Говорить об ударе и "просадке" рынка нельзя, это абсолютно точно. Залогом этого стала и гибкость юристов, умение перегруппироваться, быть рядом с клиентом, направив ресурсы на актуальные для клиентов запросы, связанные с пандемией»,— резюмирует госпожа Бачинская.

Антон Красников, партнер юридической компании «Сотби», полагает, что удаленная работа многим юристам понравилась, и учитывая, что юрфирмам это позволяет сократить затраты на инфраструктуру, уменьшить арендуемые офисные площади, стоит также ожидать сохранения этого тренда. Андрей Голощапов, генеральный директор Европейской Юридической Службы, замечает, что в ближайшей перспективе будет расти спрос на оказание юридических услуг полного цикла в онлайн-формате: от обращения, оформления документов, заверения у нотариуса до решения суда. «Законодательная база уже адаптируется к новым реалиям»,— говорит господин Голощапов. Это касается, в частности, онлайн-нотариата, досудебные споры в дистанционном формате уже разрешены.

Управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и Партнеры», советник ФПА, кандидат юридических наук Сергей Бородин убежден, что нынешний кризис произвел «встряску» юридического рынка и оставил только сильные юридические компании. «Пандемия сместила приоритеты: руководители юридического бизнеса обратили внимание на новые конкурентные сферы, в том числе IT и онлайн-сервисы»,— считает он.

По мнению Ильи Кавинского, адвоката адвокатской палаты Санкт-Петербурга, свершился внезапный, хоть и принудительный технологический рывок в сфере отправления правосудия: онлайн-споры оказались не только возможными, но и удобными. «Надеюсь, что эта возможность сохранится: для типовых споров, которые петербургские и московские компании ведут с контрагентами в Сибири и на Дальнем Востоке это просто спасение»,— говорит господин Кавинский.

Основные споры


По мнению экспертов, трендами юридического рынка в пандемию стали рост практик разрешения споров, банкротства, трудового права, комплаенса, налогового права. «Думаю, эти тенденции в 2021 году сохранятся, пандемия еще не окончена. Из числа судебных споров, которые были инициированы в период пандемии, можно отметить общегражданские споры, связанные с неисполнением обязательств: все участники оборота стараются возместить потери, взыскивая задолженности и пени за просрочки по договорам, обращаясь за принудительным исполнением обязательств и так далее»,— рассказывает госпожа Бачинская. Кроме того, она отмечает и рост банкротств, поскольку значительное число компаний, в основном из пострадавших от пандемии отраслей, к сожалению, не смогли выстоять. «Количество банкротств физических лиц по сравнению с 2019 годом увеличилось в связи с падением уровня доходов населения, но при этом в 2020 году количество юридических лиц, признаваемых банкротами, наоборот, уменьшилось, что связано с мораторием на возбуждение дел о банкротстве, а также с двухмесячным весенним перерывом в работе арбитражных судов»,— возражает Сергей Привалов. Антон Красников, в свою очередь, ожидает волны банкротств в течение ближайших месяцев. «Действие банкротного моратория не продлили, и новых мер поддержки бизнеса государство не предложило. Кредиторы подмораторных компаний уже давно на низком старте, а огромный пласт среднего и малого бизнеса, особенно из индустрии гостеприимства, развлечений и общественного питания, просто больше не справляется»,— объясняет господин Красников.

Среди прочих споров Андрей Гусев, управляющий партнер Borenius Russia, выделяет споры по разделу и переделу бизнеса, корпоративные конфликты, недружественные поглощения, банкротства, которые были заранее спланированы и проводятся в агрессивной манере,— это основные тренды 2020 года и однозначно в 2021 году это будет продолжаться.

«Весь мир еще больше ушел в онлайн, а значит, сохранится и так же будет расти спрос на обслуживание технологических и IT-компаний, включая вопросы регулирования, интеллектуальной собственности, защиты персональных данных»,— добавляет господин Спасеннов. При этом проекты, связанные с представлением интересов бизнеса перед государством, от уголовных до административных процессов,— на уровне, говорит Илья Никифоров. «Есть признаки подъема того, что называется обслуживанием частных клиентов: дела семейные, разводы, структурирование передачи бизнеса и имущества наследникам. Печальный опыт поворачивает предпринимателей к подобным вопросам устройства личных дел»,— добавляет он.

По мнению Наталии Пшеничниковой, старшего преподавателя кафедры гражданского права и процесса университета «Синергия», до сих пор тонут в обращениях консультанты по медицинскому праву: огромная нагрузка на медицинские учреждения вызвала взрывной рост этого еще недавно тихого сегмента юридического рынка. «Так, в тренде оказались такие вопросы, как оказание медицинской помощи в условиях ограничений, вакцинация, работа системы ОМС в условиях пандемии, работа стоматологических клиник и роддомов в условиях пандемии, телемедицинские сервисы»,— говорит она.

Можно предположить, что государство попытается покрыть бюджетный дефицит за счет резких движений в фискальной сфере, замечают собеседники BG. «Это вызовет повышенный спрос на высококвалифицированных налоговых и таможенных консультантов»,— добавляют эксперты.

Профессионалы отрасли также замечают, что пандемия очень сильно изменила взаимоотношения «работник — работодатель», поэтому спрос на консультации по трудовому праву будет расти. «Прошлый год называют годом величия трудового права — эта практика действительно вышла из вторичных на передний план, но во второй половине года спрос начал снижаться»,— добавляет господин Красников. При этом сложности возникали у сделочных практик, особенно в международных компаниях: количество слияний и поглощений заметно сократилось или перешло в судебную плоскость, а инвестиционных проектов почти нет.

Постоянство в предпочтениях


Что касается предпочтений клиентов, то участники рынка не заметили масштабных изменений в подходах к использованию консультантов и снижения интереса к их услугам. «По моим наблюдениям, клиенты не стали отдавать предпочтение штатным юристам. Не стоит забывать, что штатный юрист является для компании расходом, причем непроизводственным расходом»,— считает Андрей Гусев.

Вместе с тем, по словам Антона Красникова, с одной стороны, многие клиенты действительно старались перераспределить юридическую работу среди штатных специалистов, некоторые полностью отказывались от закупки юридических услуг. «Но это сработало только в крупных компаниях, где были мощные юридические отделы. Невозможно в один миг переобучить штатных юристов на новые специализации, равно как и повысить их квалификацию — если юрист в единственном лице столкнулся со сложным корпоративным спором, вряд ли он справится с задачей в одиночку»,— полагает господин Красников.

При этом, учитывая крайнюю нестабильность и нестандартность сложившейся вследствие пандемии ситуации, а также возросшие отраслевые риски, менеджмент предприятий зачастую прибегал к дополнительной оценке рекомендаций штатных юристов консультантами, чтобы иметь более проработанную позицию перед принятием решений. «С рядом вопросов компании столкнулись впервые, и у штатных юристов просто не хватало достаточного опыта и знаний в каких-то областях, поэтому обращение за помощью к консультантам было вполне ожидаемым и логичным шагом. Кроме того, инхаус-юристам сложно было оперативно реагировать на постоянные изменения федерального и регионального регулирования, а крупные консультанты могут себе позволить отслеживать и анализировать все нормативные акты и даже их проекты ежедневно»,— рассказывает о ситуации Сергей Спасеннов.

Солидарен с коллегой и адвокат, основатель адвокатского бюро TeamLegalService Тимур Маршани, отмечающий, что сложные задачи, которые требуют нестандартного подхода и индивидуального решения, в любом случае отдают на аутсорсинг, в том числе и в юридическое ведение компаниям со стороны, которые могут решать большой объем задач. «Сегодня юрисконсульты, штатные и корпоративные юристы — это сегмент специалистов, который может структурированно выполнять работы. Они могут решать те задачи, которые требуют погружения. Серьезные задачи, например, по экономическим преступлениям, налоговым, арбитражные дела, защита бизнеса в судах общей юрисдикции — все это совершенно точно связано с аутсорсингом»,— объясняет он.

При этом, по мнению госпожи Бачинской, пандемия не сильно затронула рынок высококвалифицированных юридических консультантов. «Клиенты не стремятся "найти юристов дешевле", оставшись в кризис с постоянными проверенными коллегами, находящимися рядом и понимающими их нужды»,— резюмирует она.

Ценность работы


Как таковой тенденции на снижение цен на юридические услуги нет, но клиенты стали более скрупулезно выбирать консультантов, поскольку они в кризис более ограничены в бюджетах, замечают участники рынка. «Тем не менее клиенты готовы платить за высокую компетенцию и опыт юристов в конкретной сфере для реализации поставленной задачи»,— говорит госпожа Бачинская. Сергей Спассенов, наоборот, замечает, что, как и при любом кризисе, цены на услуги могут только снижаться — и пандемия не является исключением. «Тем более учитывая растущее количество обращений от небольших компаний, не способных оплачивать высокие гонорары юристам»,— полагает он.

По наблюдениям Андрея Гусева, ценовое давление скорее повысилось и крупные фирмы в особенности, и фирмы среднего сегмента стали давать большие скидки. «Наиболее устойчивой нишей сейчас является формат бутика, где в узкоспециализированных областях оказываются услуги, которые либо не имеют аналогов на рынке, либо испытывают очень малую конкуренцию, так называемые blue ocean»,— говорит он. У таких фирм на рынке, как правило, два-три конкурента и партнеры, старшие партнеры с громкими именами, которые являются экспертами в определенных областях. «Такая ниша очень устойчива, там минимальные скидки, но даже у них цены не увеличились»,— добавляет эксперт.

По словам Ильи Кавинского, многие фирмы действительно предлагали своим постоянным клиентам скидки, отсрочки оплаты счетов. «Но интересной тенденцией 2020 года стало смещение структуры закупки юридических услуг: даже крупный бизнес обращается к небольшим юрфирмам, а иногда и к фрилансерам. Как правило, это опытные юристы, которые по тем или иным причинам вышли из больших юрфирм в свободное плавание. Они не несут сверхбольших накладных расходов, а качество экспертизы, как правило, не хуже»,— объясняет он. При этом эксперт замечает, что гонорары частнопрактикующих юристов и небольших фирм сверхвысокой квалификации действительно увеличились по сравнению с 2019 годом, но остаются, как правило, ниже, чем у средних и крупных фирм.

При этом, несмотря на мнение многих коллег о том, что из-за кризиса на рынке сейчас много отличных юристов, вынужденных искать новое место работы, это не совсем так, замечает Антон Красников. «Так, работодатели до последнего держатся за суперпрофессионалов и молодых звезд, а они знают себе цену. Рынок "большого юрбиза" остается рынком работника, а те звезды, кто готов покинуть насиженные места, преимущественно основывают свои фирмы. И это сохранится в 2021 году»,— уверен эксперт.

Мария Кузнецова


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя