Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Joshua Roberts/File Photo / Reuters

Америка переизбрала врага номер один

Новый президент США продолжит глобальный поход против Китая

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Противостояние Вашингтона и Пекина — главный международный итог правления 45-го президента США Дональда Трампа — продолжится и после смены власти в Белом доме. Накануне вступления в должность нового президента Джо Байдена два ключевых представителя будущей администрации — кандидаты на пост госсекретаря и министра обороны Энтони Блинкен и Ллойд Остин — подтвердили решимость усилить давление на Пекин, поставив Китай, а не Россию на первое место среди угроз США. Впрочем, политика глобального сдерживания Китая пройдет тонкую настройку: Вашингтон будет уделять больше внимания вопросам демократии и прав человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, Гонконге и Тибете.


Прощальное обращение 45-го президента США Дональда Трампа, заявившего о том, что он противостоял Китаю «как никогда раньше», стало его напутствием новой администрации, которая, впрочем, и сама демонстрирует решимость расширить и углубить антикитайскую линию Вашингтона.

Ключевые задачи политики новой команды в Белом доме по отношению к Пекину накануне вступления Джо Байдена в должность президента США изложили на слушаниях в Сенате кандидаты на пост госсекретаря и министра обороны Энтони Блинкен и Ллойд Остин. Их ответы на вопросы сенаторов показали: отношения с Китаем пока остаются той областью, где сохранится наибольшая преемственность.

«Если мы посмотрим на Китай, нет сомнений в том, что он является наиболее значительным вызовом из всех государств для США в контексте наших интересов, интересов американского народа»,— заявил на слушаниях в сенатском комитете по иностранным делам Энтони Блинкен.



Сессия вопросов-ответов в профильном комитете Сената — обязательная процедура при утверждении кандидатур на ответственные государственные посты, и кандидат на должность госсекретаря США экзамен по «антикитайскому языку» сдал вполне успешно.

«В последние годы Китай демонстрирует стремление стать ведущей силой в мире, страной, которая устанавливает стандарты и служит образцом, которому будут следовать другие страны. Я лично убежден в том, что у Китая есть много проблем, которые он пытается скрывать. Но если этой китайской модели не будет альтернативы, они могут добиться большего, чем мы ожидаем, и поэтому наша обязанность состоит в том, чтобы продемонстрировать, что наше видение будущего, наша политика и наш путь гораздо более эффективны для стран мира»,— заявил господин Блинкен. Он дал понять, что еще одним компонентом давления на Пекин помимо военного и торгово-экономического противостояния станет попытка разрушить представления о привлекательности китайского пути развития и китайской мягкой силы как альтернативы ценностям западного мира во главе с США.

По словам будущего госсекретаря США, Вашингтон и дальше намерен говорить с Пекином «с позиции силы», однако для того, чтобы такая политика стала более эффективной, необходимо «действовать совместно с союзниками, а не принижать их роль», а также «играть ведущую роль в международных организациях, а не выходить из них». Указав на то, что одними из приоритетных для новой администрации в Белом доме станут вопросы демократии и прав человека, господин Блинкен особо остановился на нарушении прав человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, обвинив Пекин в «геноциде уйгуров», а также попрании свобод в Гонконге.

Еще одной болевой точкой станет тема Тибета, на финальном отрезке правления Дональда Трампа отошедшая на второй план на фоне пандемии COVID-19 и противостояния по вопросам двусторонней торговли и ситуации в Гонконге.

В сентябре прошлого года, в разгар избирательной гонки, Джо Байден заявил: «Как президент, я буду ставить ценности в основу американской внешней политики. Я встречусь с его святейшеством далай-ламой, назначу нового специального координатора по делам Тибета и буду настаивать на том, чтобы китайское правительство восстановило доступ в Тибет американским гражданам, в том числе дипломатам и журналистам. Я буду работать с нашими союзниками, чтобы надавить на Пекин и вернуть его к прямому диалогу с представителями Тибета». В своей установочной речи по Тибету Джо Байден обрушился с резкой критикой на Дональда Трампа, напомнив о том, что тот стал первым американским президентом за последние десятилетия, который так и не встретился с далай-ламой.

В преддверии инаугурации Джо Байдена, в конце декабря прошлого года, Конгресс США одобрил законопроект о тибетской политике и поддержке 2020 года, который в Вашингтоне назвали «историческим достижением» в борьбе за права народа Тибета. Политика США по Тибету впредь будет исходить из того, что все решения относительно перерождения далай-ламы должны будут находиться исключительно в компетенции нынешнего далай-ламы. При этом Китай должен быть лишен любой возможности назвать будущего преемника далай-ламы: принятый Конгрессом США законопроект предусматривает возможность введения санкций против китайских чиновников, которые попытаются назначить своего духовного лидера тибетских буддистов.

О том, как будет осуществляться сдерживание Пекина в оборонной сфере, рассказал на слушаниях кандидат на пост министра обороны Ллойд Остин. Как и будущий глава внешнеполитического ведомства, господин Остин поставил «китайскую угрозу» в один ряд с «российской угрозой». Однако самую главную опасность, по его словам, все же представляет Пекин, а не Москва. «Я считаю, что Национальная стратегия обороны 2018 года правильно называет Китай и Россию основными вызовами, которые нарушают глобальную атмосферу безопасности. Но я считаю, что Китай — это наибольший приоритет из-за его подъема и масштаба его военной модернизации»,— заявил Ллойд Остин. «Космос уже является ареной конкуренции великих держав. Деятельность Китая и России в космосе — серьезная и растущая угроза национальным интересам США в области безопасности» — так будущий министр обороны США обозначил одну из сфер наиболее жесткого противостояния на ближайшие годы.

Кандидат на пост министра обороны США Ллойд Остин

Фото: Reuters

Как пояснил “Ъ” главный научный сотрудник Института США и Канады Владимир Батюк, при всей неизбежной преемственности китайской политики Вашингтона после смены власти в Белом доме в ней произойдет тонкая настройка. «Несмотря на крайне негативное отношение к политике президента Трампа, администрация Байдена не сможет при всем желании вернуть США в 2016 год. Некоторые аспекты стратегии Трампа 46-му президенту США придется унаследовать. Прежде всего это вывод о том, что главными противниками Америки на международной арене будут не какие-то негосударственные акторы вроде "Исламского государства" (террористическая организация, запрещенная в РФ.— “Ъ”), а враждебные мировые державы — Китай и Россия»,— заявил “Ъ” господин Батюк.

Впрочем, по мнению эксперта, при всей жесткости антикитайской риторики новой администрации в Белом доме, делающей приоритетными проблемы ценностей и демократических прав и свобод, «команда Джо Байдена постарается избежать тарифных войн с Китаем, которые, как показывает опыт, оказываются разрушительными прежде всего для американской экономики».

Сергей Строкань


Комментарии
Профиль пользователя