Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Владимир Гердо / фотохост-агентство ТАСС

Заграница здесь бессильна

На Гайдаровском форуме обсудили перспективы экономического роста на свои

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Завершившийся в пятницу Гайдаровский форум (ГФ) продемонстрировал контуры относительно новой реальности, которая предположительно ожидает экономику РФ после завершения коронавирусной пандемии. Акценты, которые выделяли 14–15 января эксперты ГФ, необычны: многое зависит от того, как будут выглядеть рост в полуизолированной во многих аспектах экономике, декорпоративизация, динамика неравенства в приросте благосостояния и цифровизация в экономике, где значительная часть товаров и услуг к ней не адаптирована.


Гайдаровский форум, по данным его организатора РАНХиГС, стал крупнейшим за последние годы — 50 тыс. участников и 150 часов программы за два рабочих дня в новом очно-заочном формате. Хотя сравнивать его место в информпространстве с форматами прошлых лет прямо невозможно, одну из своих публичных функций ГФ заведомо выполнил: системный взгляд на экономику экспертов форума в 2021 году фиксировать сложнее, но он есть и довольно необычен.

Если резюмировать основные «высокоуровневые» экономические выступления ГФ-2021, то единственная модель, которая доступна РФ в ближайшие годы,— развитие на базе собственных ресурсов (капитала, включая человеческий, и материальных ресурсов), хотя критерию «малой открытой экономики» РФ продолжает соответствовать: экспорт и импорт будут ограничены, видимо, минимально.

Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в РФ осложняются не столько внешнеполитическими и внутриполитическими проблемами (барьеры по отношению к ПИИ немасштабны), сколько общим спадом роста в мире и в целом его «разобщенностью» после пандемии. Эта разобщенность всеобща: даже на уровне экономической политики призывы на ГФ, например, Кристалины Георгиевой, директора-распорядителя МВФ, «больше тратить» в целом не близки правительству РФ, тогда как констатация главой Счетной палаты Алексеем Кудриным на ГФ «полной закрытости» для РФ Китая как «цифрового тоталитарного режима» не встретила принципиальных возражений.

Ответов на вопросы, какими могут быть в этой «естественной замкнутости» экономический рост, его детерминанты и возможны ли радикальные альтернативы (так, совладелец Северстали Алексей Мордашов на ГФ заявил об экономической невозможности «автаркического» сценария роста),— немного, но они появляются. В этом аспекте могут быть важными, констатирует ректор РАНХиГС Владимир Мау, консолидация российской власти в 2020 году и отсутствие стратегических разногласий, например между Минфином, ЦБ и Минэкономики. В прошлые годы очень острые (и, как правило, тактические) дискуссии внутри Белого дома были главным «внешним» содержанием федеральных форумов, на ГФ-2021 их просто не было: стороны, считает Мау, теперь дополняют друг друга, даже сохраняя сильно различающиеся позиции.

Вероятно, одним из детерминантов роста будет способность госаппарата наполнять практическим содержанием лозунг «сервисного государства» при цифровизации госуправления — попытка предпринята на одном из круглых столов ГФ-2021 помощником президента Максимом Орешкиным. Сама цифровизация (в силу развитости в РФ IT-технологий также изолированная и опережающая другие юрисдикции), на ГФ не ставшая доминирующей темой, выглядит сейчас относительно скучной рабочей реальностью и для бизнеса. При этом она необратима: глава «Почты России» Максим Акимов оценил число новых потребителей только на рынке e-commerce в 10 млн человек за последний год, а глава AliExpress Russia Дмитрий Сергеев отметил органический характер проникновения e-commerce в РФ: для части страны это не «удобства» технологии, а новый уровень спроса и развития. Но важна проблема, сформулированная Кристалиной Георгиевой, которую в России обсуждают мало: «Мы не знаем, что делать с товарами, которые теряют свою цену в цифровом мире». В РФ это существенная часть экономики, а трансформация «старых» секторов без ПИИ сложна.

Наконец, одним из очень важных трендов в «постковидном» мире может стать декорпоративизация рынка труда — о ней на ГФ-2021 впервые говорил Владимир Гимпельсон из ВШЭ.

«Декорпоративизация — увеличение доли занятых вне организаций, вне юрлиц. Если посмотреть на наши 71–72 млн занятых, то в организациях работают примерно 44 млн, а 38 млн находятся вне»,— отметил он. Некоторые данные говорят о том, что процесс будет усиливаться. В сочетании же с обсуждавшейся на ГФ, в том числе министром финансов Антоном Силуановым, конкуренцией частных корпоративных и госинвестиций (при постепенном расхождении целей) картина фрагментации экономики видна и на национальном уровне. Эти перспективы сами по себе не хороши и не плохи, но к ним вряд ли готовы, большая часть тем на ГФ дискутируются фактически впервые.

Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя