Коротко

Новости

Подробно

Фото: Южный молочный союз

Цифра бьет по карману

Генеральный директор Южного молочного союза Константин Синецкий рассказал о том, насколько вырастет себестоимость молочной продукции после введения обязательной маркировки

от

О том, как изменился спрос на «молочку» в период пандемии, о намерениях части переработчиков молока перепрофилировать свой бизнес, а также почему в кубанские детские сады и школы поставляется фальсификат рассказал генеральный директор Южного молочного союза Константин Синецкий


— Каковы тенденции по переработке молока на Кубани в текущем году? Какое влияние пандемия коронавируса оказала на спрос?

— Ограничения, которые были введены в этом году в период пандемии, не затронули и молочную отрасль. Тем не менее, все молоко, которое было произведено, уже переработано и продано, так как предприятия быстро переориентировались на новые потребности покупателя. Пандемия коронавируса повлияла на популярность отдельных товаров. Раньше, когда люди работали в офисах, спросом пользовались дорогие молочные продукты в мелкой фасовке для перекуса, а во время карантина актуальными стали доступные по цене базовые традиционные виды продуктов в семейной упаковке. Это, в первую очередь, было связано со снижением покупательской способности населения.

Кроме того, практически исчез спрос на продукцию со стороны сегмента HoReCa, прекращены закупки молочной продукции по госконтрактам в детские сады, школы и другие учреждения, которые были закрыты. Очевидно, что наценка на базовую продукцию в семейной упаковке существенно ниже, чем на высокомаржинальную, и предприятия недополучили ту прибыль, которая была запланирована. Тем не менее предприятия продолжают работать и снабжают торговые точки качественной молочной продукцией.

— По официальным данным, производство молока в Краснодарском крае в последние годы увеличивается. Влияет ли это на приток инвестиций в его переработку?

— Молочная отрасль Кубани также развивается, наращивает объемы, открываются новые производственные площадки. В числе наиболее значимых инвестиционных проектов, реализованных за последние годы: строительство завода детского питания АО «Вимм-Билль-Данн» в Тимашевске и завода по производству сыров и сливочного масла ООО «Сыры Кубани» в ст. Выселки. Также был открыт совершенно новый завод по производству молока и молочных продуктов ООО «Новокубанский молочный комбинат» в Новокубанске. На территории края производством ООО фирма «Калория» освоены технологии производства элитных сыров с плесенью и построены два новых сыродельных цеха.

— Как развивается экспортный потенциал отрасли? Какие перспективные направления поставок молочной продукции за рубеж вы бы выделили?

— Экспорт молочной продукции уже освоен рядом молокоперерабатывающих предприятий края. Соответствующую аккредитацию прошли ЗАО «Кореновский молочно-консервный комбинат», ОАО «Тимашевский молочный комбинат» филиал ВБД, ООО фирма «Калория», ЗАО «СК Ленинградский», АО фирма «Агрокомплекс» им. Н. И. Ткачева и другие компании. Сегодня кубанская продукция поставляется в Абхазию, Азербайджан, Армению, Грузию, Узбекистан, Эстонию, Афганистан, Киргизию, Казахстан, Израиль, Китай.

В качестве перспективного географического направления реализации молочной продукции на экспорт я бы назвал Китай. Сейчас в стране активно растет спрос на нее в связи с пропагандой полезности молока и здорового питания в целом. В этом году Южный молочный союз наладил партнерские отношения с Управлением коммерции и торговли города Чэнду КНР. Китайская сторона заинтересована в поставках молочной продукции из России. От одного из дистрибьюторов Китая «Русский дом» нам уже поступил запрос, — крупнейший поставщик в Пекине ищет производителей в России. Для поставок рассматривается вся линейка молочной продукции, но наибольшее внимание дистрибьютора направлено на сыры и сливочное масло.

— С какими сложностями сталкиваются кубанские экспортеры?

— Сегодня процедура оформления разрешений на экспорт занимает до 30 дней. Исходя из сложившейся практики, молокоперерабатывающие предприятия должны предварительно пройти ветеринарную аттестацию в Россельхознадзоре и получить право на экспорт. Затем получить от принимающей стороны ее ветеринарные требования, произвести продукцию, которую в последующем исследовать в аккредитованных лабораториях. Подготовленную к отправке партию должен проверить ветеринарный специалист. И только после этого на нее оформляется экспортный ветеринарный сертификат. Часто продукция, предназначенная на экспорт, подвергается контролю по показателям, которые не регламентированы законодательством для внутреннего рынка и не требуются страной-получателем груза. В результате товар задерживается на срок, который порой является критичным для скоропортящихся молочных продуктов, приводя к значительным финансовым потерям наших поставщиков. Поэтому считаем, что процедура должна быть упрощена, как вариант проводиться в виде инспекционного контроля. Южный молочный союз вышел с соответствующей инициативой в Государственную Думу.

— В будущем году запланирован перевод молочной переработки на цифровую маркировку продукции. Ваш союз выступил против этого. По каким причинам? Что изменит введение маркировки для предприятий отрасли?

— Одна из основных причин, по которой Южный молочный союз считает нецелесообразным внедрение цифровой маркировки готовой молочной продукции, это чрезмерная, а для ряда предприятий непосильная финансовая нагрузка. Сегодня, имея на руках ряд коммерческих предложений от поставщиков маркировочного оборудования и официальных интеграторов проекта, можно объективно оценить объем требуемого финансирования. Так, только для предприятий Краснодарского края, предоставивших нам свои расчеты, и представляющих около 70% объема производства молочной продукции на Кубани, затраты достигнут 1,6 млрд рублей. Ежегодные расходы для этих же компаний дополнительно составят 1,1 млрд рублей. По нашим оценкам, рост себестоимости молочной продукции, при введении платной системы маркировки составит 10-12%. Это, в числе прочего, скажется на конкурентоспособности российского экспорта.

При этом, несмотря на то, что обсуждение нововведения продолжается достаточно долго, до сих пор не представлены работающие модели по ее нанесению и считыванию для большей части видов упаковки. Также нет конкретных ответов на ключевой вопрос: каким образом маркировка будет способствовать повышению качества и безопасности молочной продукции.

Ценой внедрения обязательной цифровой маркировки может оказаться деградация всей молочной отрасли и отказ ряда предприятий от данного направления бизнеса ввиду нецелесообразности его дальнейшего ведения. На сегодняшний день подобные намерения высказываются рядом представителей малого и среднего бизнеса.

— Россельхознадзор регулярно штрафует молочные заводы за выпуск фальсифицированной продукции. Насколько остро стоит эта проблема в Краснодарском крае?

— С этим вопросом лучше обратиться в Россельхознадзор, наш союз полной информацией по выявлению ведомством фальсификата не владеет. Нам известны только сведения контрольно-надзорных структур, которые публикуются в СМИ. В одной из публикаций недавно прошла информация о том, что за 10 месяцев этого года было отобрано 269 проб молочной продукции, из которых 49 проб (18,2%) признаны фальсифицированными. При анализе данных, представленных в СМИ, специалисты союза отметили значительное расхождение в оценках различных ведомств уровня молочного фальсификата в регионе. Так в публикации было указано, что, по данным краевого Управления Роспотребнадзора в 2020 году несоответствие требованиям выявлено в 0,5% исследованных проб молочной продукции, а по данным Южного межрегионального управления федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору почти в 36 раз больше – 18,2% за тот же период.

Южный молочный союз крайне обеспокоен представленными ведомством данными, поэтому после выхода материала обратился за разъяснениями к руководителю Южного межрегионального управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору. В качестве ответа ведомство ограничилось отпиской.

Кроме того, есть вопросы к законности проведения таких исследований ветеринарами, так согласно Постановлению Правительства от 14.12.2009 №1009 в объекты ветеринарного надзора со стороны Минсельхоза и, соответственно Россельхознадзора, входит продовольственное сырье животного происхождения, не подвергшееся промышленной или тепловой обработке (то есть молоко-сырье), а готовая молочная продукция находится в юрисдикции Минздрава и Роспотребнадзора. Но несмотря на это все чаще готовая молочная продукция в обороте выступает в качестве объекта ветеринарного надзора при плановых мероприятиях Россельхознадзора.

— Время от времени ваш союз выступает с поддержкой тех компаний, к которым предъявляет претензии Россельхознадзор. Почему появляется такая необходимость?

— Как показала практика, в настоящее время фальсифицируются не только продукты, но и общественное мнение, рейтинги и антирейтинги предприятий, документация, в том числе результаты испытаний, экспертиз и др. Эксперты Южного молочного союза тщательно изучают материалы, которые предприятия считают недостоверными, мы ищем и видим способы защиты добросовестных производителей при неправомерных действиях контрольно-надзорных органов. Для решения подобных задач у нас создан юридический отдел, есть эксперт по подтверждению соответствия молока и молочной продукции необходимым требованиям. Считаем, что именно созданием судебных прецедентов и положительной судебной практики мы сможем решить данные вопросы. Кроме того Южный молочный союз неоднократно выходил с инициативой введения законодательного регулирования деятельности экспертных организаций (аккредитованных лабораторий, испытательных центров и др.). Мы считаем, что они должны нести ответственность за предоставление некорректных и недостоверных результатов.

— Зачастую фальсифицированные молочные продукты выявляют в детских садах и школах, спрос на дешевый товар рождает предложение. На прилавках магазинов эти продукты также встречаются часто?

— Сегодня на прилавках магазинов наведен относительный порядок, мы согласны с данными Роспотребнадзора об уровне фальсифицированной молочной продукции в торговой сети и считаем, что молочный фальсификат переместился в сферу государственных и муниципальных закупок, а также объекты санаторно-курортной сферы. По нашему мнению, не столько спрос на дешевый товар провоцирует поставки молочного фальсификата, сколько отсутствие контроля качества продукции. Закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров» устанавливает требования к такому контролю. Южный молочный союз начиная с 2017 года неоднократно обращался в различные структурные подразделения Краснодарского края по вопросу контроля за качеством молочной продукции, закупаемой бюджетными организациями. Исходя из информации, полученной в результате переписки, мы сделали вывод, что в ведомствах отсутствует понимание этого вопроса. Например, положение закона в части осуществления органами внутреннего государственного финансового контроля проверок на соответствие поставляемого товара условиям контракта, вообще никак не реализовано.

— Решит ли этот вопрос цифровая маркировка продукта?

— По нашему мнению, система маркировки не решает проблему фальсифицированной продукции, потому что надпись на этикетке никак не характеризует реальный состав продукта. Система маркировки может решить только одну задачу – проблему контрафакта. При том, что проблемы оборота контрафактной молочной продукции, то есть использования нелегальной упаковки чужой торговой марки или незаконного уклонения от уплаты акцизных сборов, в отрасли не существует. Случаи контрафакта отслеживаются самими участниками рынка, а доля такой продукции ничтожно мала.

— Уменьшается ли в последние годы доля сухого молока, используемого на кубанских предприятиях в качестве сырья?

— Не понятно, откуда взялось ошибочное мнение о том, что сухое молоко вредное и, что оно повсеместно используется на производствах в качестве сырья. Сухое молоко – это то же самое молоко, из которого выпарена влага. Если производитель использовал качественное сырье, соблюдал все технологические режимы, то отличий от цельного молока мы не найдем. Может быть снижено содержание водорастворимых витаминов, но это не критично, т. к. это же количество теряется и при стандартной температурной обработке молока-сырья в технологии традиционных продуктов. При этом остаются все жирорастворимые витамины, макро- и микроэлементы, которые являются термостойкими и слабо подвержены изменениям.

На Кубани нет дефицита сырья, и поэтому использовать сухое молоко предприятиям экономически не целесообразно. Сухое молоко производят только для резервного хранения сырья при избытке сырого молока на случаи острой нехватки молока в переходных сезонах и чрезвычайных ситуаций.

На предприятиях сухое молоко добавляют для повышения массовой доли белка, если это необходимо по технологии. Так, официально разрешено использовать сухое молоко при производстве йогурта и мороженого. Кефирный продукт может быть выработан и из сухого молока.

— Назовите возможные точки роста отрасли на ближайшую перспективу. Что необходимо предпринять со стороны государства для дальнейшего ее развития?

— Точками роста можно назвать повышение спроса на молочную продукцию путем создания ее положительного имиджа на внутреннем рынке, и, как следствие этого, развитие экспорта. Сегодня молочная отрасль нуждается в государственной поддержке, а не в дополнительных издержках, направленных на реализацию новых инициатив государства. Значительные средства предприятий в ближайшем времени будут инвестированы в цифровую маркировку, установление санитарно-защитных зон, соответствие новому экологическому законодательству и другое.

В части государственной поддержки для молокоперерабатывающих предприятий действует только льготное кредитование под 5% годовых на приобретение оборудования. Однако считаем, что помощь нужда в большем размере. Необходимо выделение государственных средств на программы для повышения имиджа молочных продуктов и уровня их потребления, на строительство и модернизацию очистных сооружений молокоперерабатывающих предприятий в связи с изменениями в законодательстве и так далее.

Беседовал Андрей Ульченко


Комментарии

обсуждение

Наглядно
Профиль пользователя