Коротко

Новости

Подробно

Фото: Валерий Титиевский / Коммерсантъ

«Нынешняя ситуация — скорее уже не дно»

Гендиректор аэропорта Толмачево Евгений Янкилевич о том, почему во время кризиса нельзя прекращать инвестиции в развитие

Коммерсантъ (Новосибирск) от

Авиационная отрасль одной из первых приняла на себя удар глобальных локдаунов в период пандемии. По данным Росавиации, снижение пассажиропотока российских авиакомпаний к декабрю составляло 46,2%. Генеральный директор новосибирского аэропорта Толмачево и руководитель сибирского кластера холдинга «Новапорт» Евгений Янкилевич рассказал в интервью „Ъ-Сибирь“ о том, как пандемия повлияла на отрасль, о планах ее восстановления, а также об инвестиционных проектах на несколько лет вперед.


— Насколько снизится по итогам года пассажиропоток в аэропортах холдинга в Сибири? Где больше ощутили влияние пандемии?

— В аэропорту Новосибирска ожидается снижение пассажиропотока по итогам 2020 года на 32–33%. В Улан-Удэ и Чите процент падения будет чуть ниже — 29–30%. Наибольшее снижение ожидается в Томске и Кемерово. Мы серьезно развили в Томске региональное и московское направления: для такого города, как Томск, четыре утренних рейса в Москву — хороший результат. Но высокая база 2019 года и негативное влияние пандемии привели к падению пассажиропотока более чем на 50%. В Кемерово пассажиропоток сократился чуть меньше — на 40%. Кемерово — достаточно интересный для России аэропорт в своей категории: доля международных пассажиров в прошлые годы доходила до 30–40%, хотя, как правило, у таких аэропортов она не превышает 20%. Кузбасс любит отдыхать за границей, была богатая чартерная программа, которая в 2020 году, по известным причинам, прекратилась.

В Чите и Улан-Удэ развивается региональная и местная авиация, которая зачастую является не только самым удобным, но и единственно возможным видом транспорта, поэтому падение пассажиропотока в этих аэропортах значительно меньше.

Темпы снижения пассажиропотока в Новосибирске замедлила трансферная программа базового перевозчика (S7 Airlines.— „Ъ“), большое количество международных вывозных рейсов и тот фактор, что аэропорт Толмачево в конце августа получил разрешение на международные перевозки.

В целом динамика по аэропортам сибирского кластера «Новапорта» соответствует средним показателям снижения пассажиропотока в авиаотрасли — минус 41,6% по аэропортам за десять месяцев 2020 года.

—Какие меры предпринимались для сохранения пассажиропотока? Пришлось изменить работу с авиакомпаниями?

— А что тут сделаешь? Это же не конкурентная борьба на рынках, а беда, которая охватила весь мир. Поэтому если что-то и делать, то сообща. Главной задачей было совместно с авиакомпаниями сохранить региональные направления, внутренний пассажиропоток, который также сильно пострадал. Очевидно, что авиакомпаниям пришлось тяжелее всего. Мы шли навстречу: предоставляли программу скидок, проявляли гибкость, позволяя накапливать задолженность. Комплекс маркетинговых усилий, финансовых компромиссов, поддержка государства и общее понимание, что самолеты и экипажи не могут долго не летать, — все это сложилось и позволило сохранить перевозки хотя бы на том уровне, на котором они есть сейчас. Удалось сохранить и те направления, где загрузка пассажиров составляла значительно меньше 50%.

Авиакомпании готовы летать. Не хватает только пассажиров и маршрутов: вылет в другие страны серьезно ограничен, а на внутренних линиях ограничен спрос — люди стараются меньше передвигаться по делам и очень осторожно ездят в путешествия по России. Но есть хороший спрос в Москву и Санкт-Петербург, на курорты юга России. Популярен Байкал — это Улан-Удэ и Иркутск. К сожалению, этого недостаточно, чтобы восстановить тот уровень подвижности населения, который был год назад.

— Открытие каких направлений не состоялось из-за пандемии? Планируете вернуться к реализации этих планов?

— В 2020 году планировались прямые рейсы из Новосибирска в Израиль, Италию, по ряду других международных и внутренних направлений. Ожидался рост трансфера из городов Юго-Восточной Азии в европейскую часть России и в саму Европу. Но известные обстоятельства приостановили эти планы до открытия границ для полноценных регулярных перевозок. Сейчас много говорят, что стране не хватает строителей из ближнего зарубежья. Для Толмачево направление в страны СНГ было одним из основных международных потоков. Не скрываем, что как трансферный узел аэропорт обслуживал большое количество прилетающей рабочей силы из Средней Азии в города от Урала до Дальнего Востока. Если будет принято обсуждаемое сейчас решение о разрешении на въезд в Россию иностранных строителей — это, конечно, поспособствует восстановлению пассажиропотока Толмачево.

— Как изменился за этот год трансферный пассажиропоток? Он всегда назывался драйвером роста для Толмачево.

— Трансферный пассажиропоток аэропорта составлял четвертую часть от общего, то есть каждый четвертый пассажир прилетал в Новосибирск, чтобы из него сразу улететь в другой город или страну. В относительном выражении таких пассажиров мы не потеряли, потому что базовый перевозчик в пандемию продолжил эффективно работать по трансферу на внутренних маршрутах. В результате доля трансфера частично даже подросла и составляет сейчас 29% от общего пассажиропотока. При восстановлении международного авиасообщения прогнозируется взрывной рост и уникального пассажиропотока, и трансферного.

— С какими финансовыми показателями Толмачево закончит 2020 год?

— Не хотел бы сейчас называть цифры, финансовые показатели будут зафиксированы по окончании года, но очевидно, что темпы падения выручки в Толмачево меньше темпов падения пассажиропотока. В небе снизилось число пассажирских самолетов, но стало больше грузовых. Часть падения доходов от пассажирских перевозок мы компенсировали грузовыми.

— Как изменился грузопоток в условиях пандемии?

— Грузоперевозки в целом в этом году выросли за счет рейсов в Европу из Юго-Восточной Азии, в основном из Китая — мирового производителя товаров народного потребления. В условиях пандемии выросло направление e-commerce — люди стали больше заказывать в интернете. Кроме того, Китай оперативно наладил производство медицинских изделий, которые крайне необходимы сейчас всему миру.

В Толмачево объем по грузоперевозкам остался на уровне 2019 года, но количество технических посадок грузовых самолетов выросло кратно. Объем международной почты, связанной с интернет-торговлей также растет. Мощность грузового терминала аэропорта — 50 тыс. т в год, сейчас его загрузка составляет 33 тыс. т.

— Будут ли скорректированы планы по развитию аэропортов холдинга в Сибири из-за снижения финансовых показателей?

— Акционер принял решение, и, думаю, оно было достаточно непростым — сохранить все инвестиционные программы холдинга, которые были на стадии реализации, и завершить все начатые проектные работы.

В сибирском кластере реализуются несколько больших инвестиционных проектов по строительству пассажирских терминалов. В Кемерово мы начали работу в разгар пандемии: в мае был подписан контракт на строительство уникального по архитектуре терминала с турецкой компанией «Лимакмаращстрой» — вместе с технологическим оборудованием инвестиции более 3,3 млрд руб. Акционер пообещал губернатору Кемеровской области завершить строительство к 300-летию Кузбасса, поэтому сроки сжатые. Сейчас здание нового терминала уже под кровлей, подрядчик монтирует фасадные конструкции. Это дается непросто, например, были большие сложности с мобилизацией у подрядной организации в условиях пандемии, аналогичные проблемы у поставщиков конструкций и оборудования, но работы идут по графику — рассчитываем в мае-июне полностью завершить строительство терминала.

Проектная организация «Ассман Бератен + Планен» разработала проект терминала аэровокзального комплекса внутренних воздушных линий аэропорта Томска и 14 декабря документация направлена на рассмотрение в Главгосэкспертизу. Рассчитываем в марте-апреле провести конкурс по выбору генподрядчика строительства терминала и к сентябрю 2022 года построить в аэропорту Томска новый терминал площадью 6,5 тыс. кв. м, который будет работать в комплексе с существующим, реконструированным в 2013 году. Инвестиции оцениваются в 1,8 млрд руб.

— А проект развития терминала в Новосибирске?

— Сегодня это, пожалуй, один из крупнейших инвестиционных проектов аэропортов России. Стоимость двух этапов строительства нового пассажирского терминала площадью более 85 тыс. кв. м в ценах 2019 года составляет 20 млрд руб. Идет активная фаза строительства со сроком сдачи в эксплуатацию первого этапа терминала площадью 56 тыс. кв. м в августе 2022 года. Начало реализации второго этапа планируется начать осенью того же года. Темпы работ хорошие и на 20 дней опережают график, что за три месяца строительства, да еще в условиях пандемии, очень неплохо.

— На какой стадии находятся проекты реконструкции взлетно-посадочных полос (ВПП) новосибирского и других сибирских аэродромов «Новапорта»?

— Одна из непростых ситуаций в Кемерово — реконструкция аэродрома пока отсутствует в комплексном плане модернизации и расширения магистральной инфраструктуры на период до 2024 года. Вместе со строительством терминала очень важно расширить перрон, достроить рулежные дорожки и пора ремонтировать саму взлетно-посадочную полосу. Требуется около 3 млрд руб. федерального финансирования. Развитие Кузбасса, Кемерово и прогноз пассажирских перевозок показывают, что модернизация аэродрома крайне актуальна и необходима.

Рассчитываем, что основная фаза начатой в 2019 году реконструкции аэродрома Томска — реконструкция ВПП — будет завершена до конца 2021 года. Аэропорт является эксплуатантом аэродрома, заказчиком реконструкции выступает государство в лице ФГУП «АГА(а)» (Администрация гражданских аэропортов (аэродромов).— „Ъ“). Стоимость работ — 2,7 млрд руб., это федеральное финансирование.

В Толмачево реконструкция ВПП-2 ведется в рамках комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры до 2024 года. Подрядчик «Новосибирскавтодор» реализует первый этап на 3,6 млрд руб.: строительство нового перрона, рассчитанного в том числе под тяжелые грузовые самолеты любых типов. Он будет находиться вблизи от cargo village — территории аэропорта, где теперь располагается не только грузовой терминал Толмачево, но и логистический центр «Почты России». Сейчас грузовые самолеты размещаются на местах стоянок по всему перрону. Часть проекта, включающая второй этап реконструкции ВПП-2, сейчас корректируется и в течение месяца должна быть направлена в Главгосэкспертизу. В следующем году планируется провести выбор подрядчика, финансирование заложено в федеральном бюджете в размере 5,4 млрд руб. Это будет комплекс зданий и сооружений, в том числе рулежных дорожек, который должен повысить пропускную способность комплекса ВПП-2 и максимально связать ее с новым и существующим перронами. Первый этап завершается в 2021 году и сразу начнется двухлетний второй этап, который будет реализован до 2023 года.

— Каковы перспективы реконструкции ВПП-1 Толмачево, необходимость которой неоднократно обсуждалась?

— Доказательством того, что повышение общей пропускной способности аэродрома Толмачево и наличие самой второй ВПП действительно необходимо, стал в том числе недавний серьезный инцидент с Ан-124 (13 ноября грузовой самолет авиакомпании «Волга Днепр» совершил аварийную посадку в Толмачево и выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы.— „Ъ“). Это событие сначала на два часа полностью вывело первую полосу из эксплуатации, далее на две недели частично блокировало ее работу: мы могли использовать ВПП-1 только для взлетов и только одним курсом. Всю нагрузку приняла на себя вторая ВПП, пропускной способности рулежных дорожек которой было недостаточно. Мы столкнулись с серьезными сложностями, справились с ними, но это еще раз показало правильность решений как по повышению пропускной способности ВПП-2 так и по включению в план развития аэродрома Толмачево реконструкции комплекса ВПП-1.

Комплекс первой полосы требует серьезной реконструкции, в нем отсутствуют магистральная и скоростные рулежные дорожки. Росавиацией поддержан и утвержден генеральный план развития аэродрома, в котором четко отражено, как должен реконструироваться комплекс ВПП-1, чтобы уйти от всех ограничений, способных создать «бутылочное горлышко» по пропускной способности аэропорта. В частности, предусмотрено строительство новой взлетно-посадочной полосы и трансформация существующей первой полосы до норм магистральной рулежной дорожки, строительство скоростных рулежных дорожек и расширение перрона.

— В какие сроки это может произойти?

— Хотелось бы, чтобы это было вчера. Толмачево с двухэтапной реконструкцией комплекса ВПП-1 предварительно попал в федеральную комплексную программу, которая планируется государством с 2024 по 2030 год, и занимает по результатам ранжирования первое место после социально важных аэропортов Крайнего Севера. И это несмотря на достаточно большой объем государственных инвестиций — предварительно около 24 млрд руб. Самый необходимый — первый из двух этапов, который предполагает непосредственно строительство ВПП и рулежных дорожек, потребует 10,4 млрд руб. Он позволит увеличить пропускную способность всего аэродрома. Необходимы реконструкция и расширение существующего перрона, но с учетом приоритетов они отнесены во второй этап.

Для того чтобы быстрее реализовать эти планы, акционер и руководство холдинга приняли решение профинансировать проектные работы по реконструкции комплекса ВПП-1. Разработка проектной документации оценивается в 300–350 млн руб. Техническое задание утверждено Росавиацией, договор на проектирование в стадии обсуждения с проектным институтом, скоро подпишем. Проектирование завершится к концу 2021 года, и будем стараться попасть в комплексную программу с 2024 года или даже в текущую. Если сразу после второго этапа повышения пропускной способности ВПП-2 реконструировать комплекс ВПП-1, это даст задел для развития Толмачево на 20 лет вперед. Параметры планируемой реконструкции согласованы с Минобороны.

ЯНКИЛЕВИЧ ЕВГЕНИЙ ЯКИРОВИЧ

Родился 18 января 1968 году в Томске. Окончил Томский институт автоматизированных систем управления и радиоэлектроники, Московский государственный технический университет гражданской авиации, выпускник президентской программы подготовки управленческих кадров, имеет степень MBA (Национальный исследовательский политехнический университет, Томск).

С 2001 года работал заместителем генерального директора по производству ОАО «Томск авиа». C 2006 года — директор ООО «Аэропорт Томск», c 2012 года — генеральный директор ОАО «Аэропорт Толмачево», с 2017 года — заместитель генерального директора — руководитель сибирского кластера ООО «Новапорт холдинг». Является сопредседателем экспертной группы по развитию гражданской авиации в Сибирском федеральном округе при полномочном представителе президента РФ в СФО.

— Сейчас много говорится о развитии внутреннего туризма в России. Вы видите в этом драйвер роста для отрасли?

— Да, конечно. Мы рады всем усилиям, которые прилагают Правительство страны и Ростуризм для поддержки туристической отрасли. «Туристический кэшбэк» чего только стоит по эффективности. Это правильная история и опыт повышения спроса на внутренний туризм, а значит, и на полеты. Но к этому нужно добавить развитие инфраструктуры гостиничного бизнеса, дорог. Например, у Бурятии великолепные перспективы: прекрасный аэродром с новой полосой, мы завершаем проектирование и построим новый пассажирский терминал. Дороги до Байкала хорошие, добавить еще сетевых многономерных брендовых гостиниц с понятным сервисом и поддержку Ростуризма — и «полетели». А берег Байкала, уверяю вас, со стороны Бурятии не хуже, а где-то и лучше, чем у соседей. Впрочем, кроме инфраструктуры туризма важны еще и доступные цены. Представьте, например, что такое по деньгам для семьи с двумя детьми из Улан-Удэ или Читы проехаться по Золотому кольцу России или по Русскому Северу? Ранее было так, что дешевле слетать в Таиланд или в Турцию.

— Рассматривает ли «Новапорт» приобретение аэропорта Горно-Алтайска, который обслуживает растущий турпоток в Республику Алтай?

— Отличный рекреационный регион и туристическая Мекка. Хороший аэропорт, который понятно куда и как развивать. Если бы акционеру и холдингу предложили его купить по правильной рыночной цене, уверен, не отказались бы. Но про такие предложения не слышал.

— Каковы ваши прогнозы по восстановлению пассажиропотока?

— Нынешняя ситуация — скорее уже не дно. Я думаю, что нижняя граница падения пассажирских перевозок была в апреле-мае, падение во второй волне пандемии меньше. Есть и позитивные моменты, в том числе связанные с разработкой вакцин. Поэтому надеемся, пассажиропоток в следующем году будет активно восстанавливаться. Нам нужно быть оптимистами — у нас много инвестиционных проектов.

Моя личная оценка — если не будет серьезных эпидемиологических потрясений, то внутренний пассажиропоток Толмачево в течение следующего года восстановится до уровня 2019 года. В первом квартале 2021 года падение еще продолжится, так как нам предстоит сравнивать показатели с высокой базой допандемийного первого квартала этого года. А начиная с апреля 2021 года мы увидим фактический рост: и по сравнению с предыдущими месяцами 2021 года, и год к году.

По международному пассажиропотоку мы очень надеемся, что по итогам следующего года восстановим уровень 2019-го примерно на 50%. Общий пассажиропоток будет примерно на 10% ниже, но в оптимистичном сценарии можем выйти и на уровень 2019 года. Прогнозировать сейчас сложно, слишком много факторов, которые трудно учесть.

— Прогноз довольно оптимистичный. А есть «план Б»?

— Конечно, в бюджете мы прописываем разные сценарии. Хотя прогнозировать сейчас — дело особенно неблагодарное. Хочется бежать, но сложно понять точно куда. Очевидно, что «бежать» в сторону развития инфраструктуры аэропортов все равно необходимо, и делать это нужно достаточно быстро. Поэтому мы продолжаем вкладывать хорошие деньги в инфраструктуру терминалов, не замораживаем проекты.

Если посмотрите статистику развития мировой гражданской авиации с 50-х годов прошлого века по сегодняшнее время, то увидите взлеты и падения. Последние, как правило, были связаны с мировыми кризисами. Но после падения пассажиропоток всегда увеличивался на показатели большие, чем при падении, общий тренд всегда шел в рост. Думаю, что и сейчас будет так же. Если раньше мы закладывали среднегодовой рост 5%, то при восстановлении пассажиропотока он точно будет превышать 5%. Очень надеюсь, что провалы пассажиропотока 2020–2021 годов мы компенсируем в последующем. Самый пессимистичный вариант — на два года задержимся в росте, но все восстановим.

АО «АЭРОПОРТ ТОЛМАЧЕВО»

Международный аэропорт Новосибирск (Толмачево) им. А.И. Покрышкина основан в 1957 году. С 2004 года входит в холдинг «Новапорт» Романа Троценко. В 2019 году Толмачево обслужил рекордные 6,75 млн пассажиров, став крупнейшим по этому показателю за Уралом и шестым в России. Располагает двумя взлетно-посадочными полосами первой и второй категории ICAO, позволяющими принимать и обслуживать все существующие типы воздушных судов. Обе взлетно-посадочные полосы Толмачево принадлежат государству: ВПП-2 находится в хозяйственном ведении ФГУП «АГА(а)» и аэропорт Толмачево ее арендует, ВПП-1 — в оперативном управлении Министерства обороны России и используется аэропортом Толмачево совместно. Маршрутная сеть до закрытия границ в 2020 году насчитывала около 100 международных и внутренних направлений регулярных и чартерных перевозок, регулярные рейсы в аэропорту выполняли более 40 российских и иностранных авиакомпаний. Пропускная способность грузового терминала составляет более 50 тыс. т грузов и почты в год.

По данным ФНС, по итогам 2019 года выручка АО «Аэропорт Толмачево» составила 5,799 млрд руб., чистая прибыль — 2,744 млрд руб. Выручка всех юридических лиц авиаузла, по информации холдинга «Новапорт», в прошлом году достигла 13,7 млрд руб.

В сибирский кластер «Новапорта», кроме новосибирского, входят аэропорты Томска, Кемерово, Улан-Удэ, Читы и Барнаула (принадлежит холдингу на 48%, еще 52% — у Алтайкрайимущества).

Интервью взяла Дарья Решетникова


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя