А Госкомимущество не спросили

Суд разъяснил решение по делу о Башкирской содовой компании

Арбитражный суд Башкирии, который 4 декабря удовлетворил исковые требования Генпрокуратуры об истребовании из чужого незаконного владения акций Башкирской содовой компании, обосновал свое решение. Как следует из мотивировочной части постановления, опубликованного 12 декабря, суд согласился с доводами истца о незаконности приватизации в начале 1990-х годов предприятий «Сода» и «Каустик». По мнению суда, республиканские власти, принимая 30 лет назад соответствующие решения, не заручились поддержкой федеральных властей.

Фото: Вадим Брайдов, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Вадим Брайдов, Коммерсантъ  /  купить фото

Арбитражный суд Башкирии в субботу опубликовал мотивировочную часть решения по иску Генпрокуратуры об истребовании в пользу Российской Федерации 95,72% обыкновенных именных акций АО «Башкирская содовая компания» из чужого незаконного владения АО «Башкирская химия» и ООО «Торговый дом ''Башкирская химия''», АО «Региональный фонд». 4 декабря суд полностью удовлетворил иск. АО «Реестр», являющемуся держателем реестра акционеров БСК, было поручено перевести ценные бумаги на лицевой счет Росимущества.

История с приватизацией «Соды» и «Каустика» началась 30 лет назад. В 1990 году трудовой коллектив «Каустика» принял решение создать на базе объединения арендное предприятие, после чего между Министерством химической и нефтеперерабатывающей промышленности СССР и организацией арендаторов «Каустика» был подписан договор аренды до 31 декабря 2000 года. В 1991 году стороны подписали допсоглашение, которым был определен порядок выкупа имущества «Каустика» за 99,4 млн руб. В том же году было зарегистрировано АО «Каустик» с уставным капиталом 232 млн руб., говорится в решении суда. Тогда же трудовой коллектив «Соды» принял решение подать заявку на приватизацию предприятия. В марте 1992 года, указали ответчики, в Госимущество России была направлена соответствующая заявка. В 1992 году Верховный совет Башкирии разрешил приватизацию предприятия. В 1993–1994 годах «Сода» перешла в собственность Башкирии, а затем была приватизирована: 38% и «золотая акция» были закреплены в собственности правительства республики. В 1995 году министерство финансов Башкирии зарегистрировало акции «Соды» на сумму 19,92 млрд руб.

В 2013 году, обратившись к заместителю председателя правительства России с инициативой консолидации отечественных производителей кальцинированной соды на базе ОАО «Сода», власти республики объединили «Соду» и «Каустик» в Башкирскую содовую компанию. Правительство республики получило в новом АО 38% акций, а группа «Башкирская химия» — 57,18%.

Истец мотивировал свои исковые требования, следует из решения, тем, что предприятия «Сода» и «Каустик», после объединения которых была создана Башкирская содовая компания, выбыли из федеральной собственности с нарушениями действующего на тот момент законодательства — без согласия федеральных властей.

Так, в частности, согласно постановлению Верховного суда «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации…», а также федеральной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий, объединения добывающей промышленности относились исключительно к федеральной собственности.

Представители ответчиков не согласились с требованиями Генпрокуратуры: «Сода» на момент приватизации не относилась к объектам федеральной собственности, настаивали они. По соглашению 1994 года между правительством России и правительством Башкирии собственность предприятия была разграничена в пользу республики, указали они в суде.

Удовлетворяя исковые требования, суд пришел к выводу, что «ни при приватизации СПО ''Сода'', ни при приватизации СПО ''Каустик'' Госкомимущество России не принимало решений о приватизации башкирских предприятий, а должно было это сделать согласно закону РСФСР ''О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации''». Довод ответчиков о том, что на момент вступления в силу закона «Каустик» перешел в собственность трудовому коллективу, суд отклонил: сдача имущества в аренду не влечет перехода права собственности на это имущество, указано в решении. «На момент принятия закона и вступления его в силу оплата выкупаемого имущества произведена не была, следовательно, имущество из собственности Российской Федерации не выбыло»,— постановил суд.

Говоря о «Соде», суд отметил, что предприятие «не вошло ни в одно» из приложений к соглашению между правительствами России и Башкирии и, как и в случае с «Каустиком», власти Башкирии не получили согласия федерального центра на приватизацию стратегического предприятия, занимающего доминирующее положение на рынке соды.

Ответчики пока не подали апелляционные жалобы: в карточке дела упоминания об этом нет.

Собеседник “Ъ”, близкий к администрации главы Башкирии, сообщил, что переговоры между региональными и федеральными властями о передаче части акций БСК в республиканскую собственность длятся с начала судебного процесса и пока не завершены. «Республика хочет не меньше, чем было, но конкретики пока нет»,— отметил он.

Булат Баширов, Елена Чиркова, Уфа

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...