Новые книги

Выбор Игоря Гулина


Александр Скидан Контаминация
Порядок слов

Фото: Порядок слов

Фото: Порядок слов

Новый сборник поэта Александра Скидана кажется книгой исчезающе маленькой. Он и правда небольшой, но дело не в размере, а в своего рода анорексии письма, ощущаемой в этих стихах. У поэзии Скидана две особенности. Первая: она эротична (в том числе когда речь идет о политике) и политична (в том числе там, где дело касается любви). Вторая: она коллажна. Жест Скидана — повторение, присвоение, передразнивание и столкновение чужих слов: слов другого поэта, философа, друга, возлюбленной. При своей иллюзорной простоте такой коллаж таит в себе аналитическую мощь и чувственную страсть. В новой книге эта сила теряется, привычные движения речи обнаруживают неспособность достичь желаемого — ни объяснить, ни объясниться. Оттого свои-чужие слова вызывают не только нежность, но и раздражение, злость. Стихи становятся способом выговорить разочарование, отплеваться от него. Но не избавиться — наоборот: становясь методом, разочарование переходит в меланхолическое очарование, рождает смешную и трагическую осколочную красоту.
«когда подымется вода / я буду никогда / когда опустится земля / я лягу так и быть / но обменяемся с Тобой / словечком <так> и <быть>»


Ларс Ли Ленин
АИРО-XXI
Перевод Ирина Давидян

Фото: АИРО-XXI

Фото: АИРО-XXI

Бум книг о русской революции прогремел три года назад, с тех пор волна интереса схлынула, и 150-летний юбилей Ленина прошел в русском книгоиздании почти незамеченным. Перевод работы американского историка Ларса Ли — исключение. Жанр ее — «критическая биография», то есть акцент стоит скорее не на жизненных обстоятельствах, а на текстах и идеях. В предисловии Ли отмечает: человека, которого звали бы Владимир Ильич Ленин, не существовало. Это посмертное наименование, имя мифа. Был человек и политик Владимир Ильич Ульянов, был публицист и теоретик, подписывавшийся псевдонимом В. Ленин. Ли пытается проследить путь обоих. Ключом к ленинской биографии становится для него «героический сценарий» — сюжет, которым был одержим Ленин,— сюжет о ступенчатой революции, совершаемой под руководством русского пролетариата и приводящей к мировому торжеству коммунизма. Книга эта не то чтобы очень глубокая, несмотря на ряд остроумных моментов. Это скорее введение в тему. Помимо того, работа Ли отличается от большинства своих западных аналогов крайне апологетическим по отношению к герою тоном, иногда доходящим до наивной восторженности.


Льюис Г. Сигельбаум Не расстанусь с коммунизмом
Библиороссика
Перевод Андрей Разин

Фото: Библиороссика

Фото: Библиороссика

Автобиография еще одного специалиста по советской истории, автора книг о стахановском движении, рабочем активизме на Донбассе эпохи перестройки, истории советского автомобиля (последняя, «Машины для товарищей», выходила по-русски). Среди американских советологов Льюис Сигельбаум стоит особняком из-за своих политических взглядов. В отличие от большинства историков своего поколения он был убежденным адвокатом Советского Союза, несмотря на все преступления и перегибы (искренний марксизм, впрочем, роднит его с Ларсом Ли). Сигельбаум не раз бывал в СССР с начала 1970-х, и от его мемуаров ждешь нестандартного взгляда на советскую действительность. В этом смысле «Не расстанусь с коммунизмом» ожидания обманывает. Это автобиография невротичного гуманитария, в которой не так много о мире вокруг и гораздо больше — о неуверенных попытках найти свой путь (в науке, активизме, семейной жизни, спорте). Тем не менее для интересующихся историей научных отношений Запада и России это местами любопытное чтение.


Новая критика. Контексты и смыслы российской поп-музыки
ИМИ

Фото: ИМИ

Фото: ИМИ

Проект недавно основанной организации «Институт музыкальных инициатив» — в сущности, попытка перезапустить русскую музыкальную критику. Профессия эта переживает сейчас не лучшие дни. Слушатели больше не нуждаются в профессиональных рекомендациях, а исполнители — в авторитетных представителях. Все делают социальные сети. В других областях культуры ситуация сходная, но в отличие от кино, театра и литературы музыка не считается в русской традиции предметом, достойным интеллектуальной рефлексии, говорящим нечто существенное о состоянии общества. Именно это ИМИ и пытается изменить — сделать современную русскую поп-музыку предметом серьезного разговора. Его начало — сборник, вышедший под редакцией журналиста Александра Горбачева. Он собран на основе конкурса заявок, многие работы тут выглядят немного ученическими, но все равно очень любопытны. Сюжеты самые разные: формы музыкальной ностальгии по советскому миру (от «Гражданской обороны» до электронных стилизаций стиля sovietwave), роль группы «Тату» в истории отношений государства и ЛГБТ-сообществ, рефлексия городского пространства в хип-хоп-лирике и т.д.


Дмитрий Солопов, Каролина Гладкова 10 заповедей коммуникационной войны
Альпина паблишер

Фото: Альпина паблишер

Фото: Альпина паблишер

По своему жанру книга журналиста, основателя «Коммерсантъ FM» Дмитрия Солопова и медиаисследовательницы Каролины Гладковой — нечто вроде бизнес-пособия, хотя предназначена она для более широкого круга читателей: политиков, медиадеятелей, активистов и прочих публичных людей. «10 заповедей» устроены как правила ведения боя в информационной среде — «меняй угол атаки», «держи позицию до конца». При этом книгу Солопова — Гладковой можно читать и не как практическое пособие. Ее основное содержание: подробный анализ пары десятков случаев — самых громких российских информационных конфликтов последних лет. Разброс кейсов — от расследований Навального и борьбы дальнобойщиков против системы «Платон» до разных курьезов вроде бушевавших пару лет назад дискуссий о допустимости кормления грудью в кафе и скандала с запрещением на перевозку толстого кота в пассажирском салоне самолета «Аэрофлота».


Владимир Перц Эпизоды
Издательство Ивана Лимбаха

Фото: Издательство Ивана Лимбаха

Фото: Издательство Ивана Лимбаха

В книгу искусствоведа, художественного критика и куратора Владимира Перца входят многочисленные заметки, рецензии, интервью, обширный блок текстов, связанных с историей знаменитого кафе «Бродячая собака» (с этих разысканий начинался его научный путь), забавные воспоминания о рижском детстве и ленинградской юности, но самая любопытная часть — рассказы о встречах со старшими, известными и не очень, деятелями большой модернистской культуры: Павлом Кузнецовым, Виктором Шкловским, Идой Наппельбаум и другими. В середине 1960-х Перц был одним из тех ленинградских юношей, что начали заново открывать полузапрещенное или просто забытое искусство высокого модернизма 1910–1920-х, искать выживших — затаившихся мастеров, учеников и друзей погибших титанов, потихоньку устраивать выставки и публиковать их наследие. Его заметки интересны прежде всего как свидетельство этого восстановления связи эпох.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...