Коротко

Новости

Подробно

Фото: Андрей Луковский / Коммерсантъ   |  купить фото

Если что-то кое-где у них порой

Сведения об имуществе судей, силовиков и их близких могут быть засекречены

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

Группа депутатов Госдумы во главе с председателем комитета по безопасности Василием Пискаревым («Единая Россия») и его первым заместителем Дмитрием Савельевым (ЛДПР) внесла в Думу законопроект, позволяющий скрывать персональные данные (в том числе сведения об имуществе) судей, силовиков, сотрудников контролирующих органов и близких им людей даже при отсутствии угрозы их жизни и здоровью. Авторы проекта уверены, что он поможет защитить правоохранителей от угроз и спекуляций. Эксперт считает этот документ «хорошей, но неэффективной» попыткой ограничить интерес к теме коррупции.


Как отмечается в пояснительной записке к законопроекту, в настоящее время «расширяется практика несанкционированного опубликования» сведений о частной жизни силовиков и судей, что «негативно влияет на осуществление ими своих полномочий». В связи с этим авторы предлагают внести изменения в закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Согласно ст. 1 этого закона, госзащита предоставляется «при наличии угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество указанных лиц в связи с их служебной деятельностью» или из мести за эту деятельность. Под действие закона подпадают судьи, прокуроры, полицейские, сотрудники ФСБ, ФСИН, ФСПП и ФСО, ряд категорий военных и росгвардейцев, а также работники контрольных органов, Счетной палаты, таможенники, налоговики и антимонопольщики.

При этом защите подлежат не только сами силовики и госслужащие, но и их «близкие родственники, а в исключительных случаях также иные лица».

Для обеспечения их безопасности государство может предоставить им охрану, выдать оружие, переселить, изменить место работы и даже внешность. Возможен также «временный запрет на выдачу персональных данных» защищаемых лиц, хранящихся в любых реестрах. Авторы законопроекта предлагают дополнить эту меру засекречиванием сведений об имуществе.

Сейчас засекречивание персональных данных защищаемых лиц допускается с момента их вступления в должность (правда, в законе не поясняется, при каких обстоятельствах это возможно). Авторы законопроекта предлагают уточнить, что это касается в том числе сведений об имуществе и может применяться даже при отсутствии угрозы защищаемым лицам и распространяться на их близких. Перечень лиц, имеющих право на «автоматическую конфиденциальность», определяется их руководителем, после чего ФСБ вправе запретить операторам персональных данных выдавать соответствующие сведения.

Исключения могут быть сделаны при расследовании уголовного дела или для исполнения требований антикоррупционного законодательства.

Как пояснил “Ъ” соавтор законопроекта единоросс Дмитрий Вяткин, закрытие информации не предполагает, что в отношении защищаемых лиц перестанет работать антикоррупционный контроль: «Эти граждане продолжат декларировать имущество, а органы, проверяющие правильность и достоверность этих сведений, продолжат делать соответствующие запросы и по-прежнему будут получать нужную информацию». Но благодаря поправкам станет возможно засекретить личную информацию большого количества госслужащих, «и это оправданно», уверен депутат: «Даже без угрозы жизни и здоровью может возникнуть ситуация, когда на человека окажут давление при принятии важных решений или расследовании резонансных дел. У нас некоторые деятели любят побравировать тем, что информацию о родне (судьи или силовика.— “Ъ”), его детях раскроют и т. д. Человек просто исполняет свой долг, а ему уже грозят! Мы же знаем, зачем это делается: поколебать уверенность и защищенность, оказать давление». При этом в ходе внутренних антикоррупционных проверок «людям приходится и попотеть, и побледнеть», и это гораздо эффективнее «шума в прессе», считает господин Вяткин.

Общественники и правозащитники, занимающиеся анализом сведений об имуществе и доходах чиновников, полагают, что «Госдума вышла на тропу войны с антикоррупционными расследованиями». Помимо СМИ такие расследования публикуют, например, Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального, центр «Трансперенси интернешнл — Россия» (ТИ-Р), центр «Досье» Михаила Ходорковского, центр антикоррупционной политики «Яблока» и др. В начале 2010-х годов данные о дорогой недвижимости российских силовиков и судей стали поводом для введения против них санкций в рамках «закона Магнитского».

Заместитель руководителя ТИ-Р Илья Шуманов считает проект депутатов «хорошей, но неэффективной» попыткой ограничить интерес к теме коррупции: «Закрытие этих данных приведет к еще большим скандалам, когда коррупционные сведения будут так или иначе где-то вылезать. Есть альтернативные источники информации, а официальные реестры и сейчас мало что дают». Улучшить имидж власти, по мнению эксперта, депутатам тоже не удастся, поскольку безусловный запрет на публикацию сведений об имуществе «еще больше подорвет и так ослабленное доверие к госслужащим».

Господин Шуманов также напоминает, что сейчас уже есть возможность скрывать имущество и иные сведения о чиновниках по закону о государственной охране, но список этих лиц никому не известен, поскольку является гостайной.

Если закон будет принят и, например, журналист распространит секретную информацию, то его могут привлечь к ответственности, считает партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант: «Учитывая, что решения о применении "меры защиты" публиковаться не будут, можно представить ситуацию, когда распространивший закрытую информацию человек даже не будет об этом знать. Получить ее он мог и до "закрытия". В этом случае привлечение к ответственности невозможно: отсутствует вина, а объективное вменение недопустимо. Однако при нынешней практике это не является гарантией от преследования».

Кира Дюрягина


Комментарии
Профиль пользователя