Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Следователь признался в поджоге на домашний арест

Организатор акции в отделе СКР оказался инвалидом, конфликтовавшим со своим начальником

от

Басманный райсуд Москвы отправил под домашний арест следователя по особо важным делам отдела Следственного комитета России (СКР) по Троицкому и Новомосковскому административным округам Максима Митасова, обвиненного в организации поджога родного отдела в мае 2017 года. По данным СКР, их коллега совершил преступление, чтобы навредить своему начальнику, заставлявшему господина Митасова работать сверхурочно, хотя тот имел вторую группу инвалидности. На заказчика поджога сотрудники ФСБ вышли, вычислив его непосредственного исполнителя Риада Мамедова и посредника Марата Зейдова.


То, что следователя Митасова отправили под домашний арест, а не заключили под стражу, как того хотело следствие, во многом является заслугой его адвоката Бориса Бессонова.

Защитник рассказал “Ъ”, что в минувшую субботу его подзащитный получил от своего начальника повестку о явке в центральное здание СКР для дачи показаний по делу о поджоге их отдела 19 мая 2017 года. «После этого Максим связался со мной, и мы решили пойти в СКР после выходных, в понедельник,— сообщил “Ъ” господин Бессонов.— А когда явились в СКР, там подзащитного допросили и предъявили ему обвинение по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 294 УК РФ (организация умышленного уничтожения имущества для воспрепятствования правосудию.— “Ъ”). После этого Максима задержали и под конвоем доставили в Басманный суд».

Процесс из-за пандемии коронавируса проходил в фактически закрытом для публики режиме.

По словам господина Бессонова, следователь настаивал на заключении обвиняемого под стражу до 30 января 2021 года.

В обоснование привел стандартные доводы о том, что, находясь на свободе, его коллега, во-первых, может скрыться. А во-вторых, обладая большими связями в правоохранительных органах и навыками следственной работы, может оказать давление на следствие или уничтожить доказательства по делу. О продолжении преступной деятельности представитель СКР говорить не стал, поскольку, как сообщил сам следователь, обвиняемый уже раскаялся в содеянном, объяснив свой поступок желанием навредить непосредственному начальнику, с которым у него незадолго до поджога произошла крупная ссора.

Как пояснил “Ъ” адвокат Бессонов, проблемы возникли из-за того, что Максим Митасов, являясь инвалидом второй группы, часто отсутствовал на работе из-за болезни (какой именно, адвокат уточнять не стал).

«Понятно, это не нравилось начальнику Максима, которому тот прямо сказал: или работай как все, или переводись к кому-нибудь другому, кто будет все это терпеть,— пояснил защитник.— Но Максим переводиться не стал».



По данным “Ъ”, непосредственным исполнителем поджога выступил уроженец Дагестана Риад Мамедов, которому через посредника Марата Зейдова следователь передал дубликат ключей от двух кабинетов и 50 тыс. руб. Мамедов исполнил заказ, как требовал Максим Митасов: в ночь на 19 мая 2017 года проник в отдел СКР и, облив бензином пол в двух кабинетах, поджег их. В результате сгорели не только эти кабинеты, но и весь этаж, на котором они располагались. Сгорело в огне и несколько дел, из-за чего следователю Митасову теперь предъявили обвинение в «воспрепятствовании правосудию». Хотя сам он теперь утверждает, что не ставил такой задачи.

Интересно, что после поджога в отделе СКР сменилось руководство и со своим новым начальником следователь Митасов вполне сработался.

Выступая в Басманном суде, представитель СКР напомнил также, что Максим Митасов хотя и совершил преступления средней тяжести, в чем раскаивается, однако исполнены они были особо опасным способом — путем поджога. В связи с чем еще раз повторил просьбу о заключении господина Митасова под стражу. Прокурор это ходатайство поддержал. Зато адвокат Бессонов выступил резко против.

«Я сказал, что у СКР нет никаких объективных доказательств того, что мой подзащитный действительно собирается скрыться или оказать какое-то давление на следователя, и тем более нет оснований полагать, что Максим собирается уничтожать доказательства,— пояснил “Ъ” господин Бессонов.— Тем более что все возможные доказательства по делу наверняка собраны».

И самое главное, подчеркнул защитник, если бы Максим Митасов хотел скрыться, то на это у него уже было два выходных дня: «Но подзащитный не использовал это время, самостоятельно явившись к следователю для дачи показаний по делу».

В конце своего выступления господин Бессонов заявил самостоятельное ходатайство об избрании его клиенту в качестве меры пресечения домашний арест. Выступивший следом обвиняемый полностью поддержал мнение своего защитника, отметив, что полностью признает вину и готов сотрудничать со следствием.

С учетом этой позиции председательствующая удовлетворила ходатайство адвоката, а не следователя, отправив Максима Митасова под домашний арест.

Кстати, по данным Басманного суда, исполнитель поджога Риад Мамедов и посредник Марат Зейдов были арестованы им еще 28 ноября. И, как стало известно “Ъ”, оба признали вину, показав, что заказчиком преступления был следователь Митасов. Стоит отметить, что для того, чтобы выйти на след исполнителя и посредника в преступлении, следователям СКР и сотрудникам ФСБ пришлось провести очень большую работу. В частности, изучить все телефонные соединения в день поджога в районе места происшествия и сделанные накануне. Благодаря этому вначале был установлен Мамедов, а потом и его предполагаемые сообщники.

Алексей Соковнин


Комментарии
Профиль пользователя