Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ   |  купить фото

«Где опаснее — на концертах или в общественном транспорте?»

Юрий Каспарян о новом альбоме, жизни после «Кино» и фильме «Цой»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Бывший гитарист групп «Кино» и «Ю-Питер» Юрий Каспарян выпустил первый диск своего сольного проекта YK. Борис Барабанов использовал этот повод, чтобы расспросить соратника Виктора Цоя и Вячеслава Бутусова о том, как формировался его сольный репертуар, а также о сотрудничестве с Децлом, о заочном диалоге с Metallica и о фильме «Цой».


— Юрий, расскажите, пожалуйста, как формировалась ваша манера игры на гитаре. Она ведь сильно отличается от того, что среди гитаристов в нашей стране считалось крутым в 1970–1980-е.

— Начинал я с того же, что и все. В школе мы заслушивались Creedence Clearwater Revival, Deep Purple, The Beatles. Я старался как можно точнее подбирать все их партии. А потом я познакомился с такими ребятами, как Витя Цой и Георгий Гурьянов, которые слушали в полном смысле слова современную музыку, то, что было на пике моды в конце 1970-х—начале 1980-х: new wave, новую романтику, первые электронные группы. Я долго пытался понять, что мне играть в группе «Кино». Это слышно на ранних альбомах — там все достаточно невнятно. Когда мы стали слушать электронную музыку, было неясно, что делать гитаристу: в ней же нет гитар. И если послушать вступление к песне «Мы хотим танцевать», можно обнаружить, что моя гитара изображает там секвенсор. Когда пытаются найти первоисточники гитарных партий группы «Кино», обычно упоминают The Smiths и The Cure, хотя группу The Cure мы на самом деле не слушали, она была нам не очень интересна. Конечно, мы слушали Joy Division, следили за всем, что издавалось на лейбле 4AD, но важно не забывать, что 50% того, что я играл, придумывал Витя. Возьмем «Группу крови» — Витя принес на репетицию готовые риффы. То же касается риффа из «Попробуй спеть вместе со мной». Для «Черного альбома» Цой придумал практически все гитарные партии — «Кукушка», «Нам с тобой», «Кончится лето».

— Виктор Цой — безусловный объект культа, но феномен «Кино» как группы до сих пор остается в тени, он не проговорен как следует. И это при том, что в «Кино» все музыканты были достаточно самобытными и группа, как мы теперь понимаем, при другом стечении обстоятельств вполне могла стоять в одном ряду с западными командами той же направленности.

— Я думаю, вы правы. Однажды, уже в 2000-е, у Георгия в гостях был клавишник Duran Duran Ник Роудс, и Георгий ставил ему записи «Кино». Так вот, Ник точно угадывал, к какому году относится тот или иной альбом. В этих записях был запах времени. В тот короткий, по сути, период, в который группа «Кино» полноценно существовала, мы реально шли в ногу со временем, ловили идеи, которые носились в воздухе по всему миру. Понимаете, все ребята были талантливыми в самом широком смысле. Виктор и Георгий были художниками. Виктор был замечательным художником, я очень люблю его картины. А Георгий был вообще в большей степени художник, нежели музыкант, хотя именно он первым находил какие-то актуальные музыкальные направления. В 1985 году мы ездили с «Поп-механикой» в Ригу, и он познакомился с Максимиллианом Ленцем — диджеем Вестбамом. Они стали дружить — и таким образом техно-музыка тоже стала одним из источников вдохновения группы «Кино». Игорь Тихомиров пришел в группу «Кино» из группы «Джунгли», игравшей инструментальную музыку, которая была, мягко говоря, далека от популярного звучания. Сумасшедшие авангардисты! Это слышно на первых записях «Кино» с Игорем, которые недавно вышли на альбоме «Любовь — это не шутка». Когда мы собрались делать программу «Кино 2020», которая как раз сейчас должна была ездить с гастролями, мы поняли, как мы по всему этому соскучились. Нам доставляет огромную радость музыка, без которой мы так долго жили. Нас всех раскидало кого куда. Но просто встретиться и попить чаю не получается, потребовался музыкальный повод, чтобы собраться.

— Концерты «Кино 2020» по понятным причинам постоянно откладываются. Видимо, именно поэтому вы решили сыграть эту программу в карантинном режиме?

— Концерты, пока перенесенные на февраль, могут точно так же не состояться, и на всякий случай уже нужно бронировать даты, например, на май. Предсказать ничего не возможно. Конечно, это печальная история, во многом — формализм, который выводит из себя. Где опаснее — на концертах или в общественном транспорте? В общем, нам не хочется, чтобы усилия двух лет канули в бездну ковидной истерии. Саша Цой предложил отснять концерт группы «Кино». Не весь — весь концерт длится 2 часа 40 минут. Так вот, треть этой программы будет сыграна в январе в индустриальных декорациях — мы выбрали «Севкабель» в Санкт-Петербурге. Это будет похоже на рейв. А средства на многокамерную съемку мы решили собрать в ходе краудфандинговой кампании на сайте planeta.ru. Если февральские концерты состоятся, мы покажем этот фильм после них. А если их опять отложат, мы не будем откладывать показ — и люди наконец-то увидят эту программу. Увидят хоть что-то.

— Насколько сольный проект YK является продолжением ваших более ранних собственных опытов?

— Наверное, нужно вернуться в те времена, когда Виктор Цой уехал сниматься в фильме «Игла» и Георгий Гурьянов начал в своей домашней студии экспериментировать на тему своих идей, которым не нашлось применения в группе «Кино». Эти идеи лежали как в области искусства игры на барабанах и программирования драм-машины, так и в области сочинения мелодий. Какие-то из этих набросков были мне знакомы, а пьесу «Доктор Мабузе» мы играли на саундчеках группы «Кино». Параллельным курсом с нами двигались «Новые композиторы». Наши общие с ними эксперименты в итоге были выпущены под маркой проекта Start. Там было несколько хороших тем, хотя записи не были доведены до ума, а что-то и вовсе было утеряно. Пару лет назад я решил воскресить накопленный мной материал. К работе подключился лидер проекта Goatika Павел Михайлюк, с которым мы знакомы уже лет десять. Мы решили объединить усилия. Во время наших встреч в Гоа все способствовало творчеству — и атмосфера, и сам Паша. Вообще, меня мои коллеги уже много лет теребили: «Запиши сольник!» И вот начала складываться программа: две пьесы Георгия Гурьянова — «Доктор Мабузе» и «Рига»,— тема из фильма «Игла», мои новые композиции. Наконец все это оформилось как группа YK, в которую помимо нас с Павлом вошли барабанщик «Симфонического Кино» Олег Шунцов, а также бас-гитарист Виктор Савич, с которым мы играем в «Симфоническом Кино» и Chic Project. Но несмотря на то, что из-за COVID-19 освободилось много времени, вся весна и часть лета у нас с Павлом ушли всего на две пьесы. Они же изданы на виниловом сингле. Теперь нужно выпускать альбом.

— Что будет в этом альбоме?

— В 1990-х я сотрудничал с арт-группой «Драконовы ключи» и ее идеологом Сергеем де Рокамболем. У него есть очень интересная концепция атриум-алфавита. Это метакультурный код, на основе которого Сергей создал целый ряд проектов, в том числе концепцию матричной музыки. Она легла в основу альбома «Драконовы ключи» (1996). Но для гитары эта музыка не была адаптирована. В альбоме я в основном занимался программированием. Там были достаточно длинные пьесы с большим количеством нот, но без рефренов. Тем не менее одну из них нам с Павлом уже удалось адаптировать для программы YK. Одним словом, я хочу попробовать двигаться и в этом направлении.

— То, что я слышал в исполнении YK, все же иногда напоминает инструментальную основу каких-то неизданных песен «Кино». Нет желания уйти от этих аналогий?

— Понимаете, этот дух — он наш, мой. Мое музыкальное видение, моя манера игры, мой мелодизм. Как я от этого могу уйти? Куда?

— Единственный, кто смог вас столкнуть с этого пути,— группа Metallica, которая в 2019 году сыграла песню «Группа крови» на концерте в «Лужниках» (см. “Ъ” от 27 июля 2019 года). И вам пришлось отвечать — играть на концерте проекта «Симфоническое Кино» песню «Enter Sandman». Кстати, вам было бы сложно сочинить что-либо в похожем стиле?

— Это не моя чашечка чая. Есть огромное количество музыкантов, которые превосходно играют в такой манере. А с нашей версией «Enter Sandman» вышла интересная история. Антону Шабурову, дирижеру, который играет в проекте «Симфоническое Кино», очень нравится Metallica. Антон был так воодушевлен ее исполнением песни «Группа крови», что у него родилась идея сделать ответный жест. Он тут же нашел партитуры выступлений Metallica с оркестром. Наша команда поддержала его инициативу. И за один день мы подготовили этот номер. Самым некомпетентным был я. Как играть рифф, мне показали гитарный техник и звукорежиссер, потому что это не то, что записано у меня на подкорке. В отличие от ребят из оркестра. Забавно еще то, что Metallica играет в drop, на полтона ниже: у них, например, не ми, а ми-бемоль. И вот мы все прочитали ноты, поиграли немножко, а потом Антон говорит: «Так, а теперь все играем на полтона выше».

— Вы также упомянули Chic Project, вашу кавер-группу, которая играет песни группы Chic.

— В 1980-е мы слушали Chic наравне с другими. К тому же гитарист Chic Найл Роджерс — это человек, который продюсировал и Дэвида Боуи, и Duran Duran, и многих других. У Chic Project было всего три концерта, и самый удачный — в 2017 году на фестивале Stereoleto.

— Это тот, в котором принял участие покойный Кирилл Толмацкий, то есть Децл? Как вы с ним познакомились?

— С его супругой Юлией дружит моя жена Наталия. Я подумал, что на басовом риффе песни «Good Times», том самом, который группа Queen использовала в песне «Another One Bites The Dust», неплохо бы почитать рэп, тем более что сами Chic в поздний период как раз использовали в этом месте речитатив. И вот мы сидим в кафе — Юля, Наташа и я,— ждем, когда подойдет Кирилл, а я звоню своим знакомым: «Мне нужен чел, который зачитает рэп, посоветуйте» И вдруг у меня сложилось два и два: кого мы ждем-то?! У нас была с Кириллом всего одна репетиция. Он, конечно, был очень классный человек. Жаль, что это выступление не записано, осталась только любительская съемка в YouTube.

— Большой период вашей жизни был связан с группой «Ю-Питер», в которой вы играли вместе с Вячеславом Бутусовым. Возможно ли воссоединение группы, хотя бы эпизодическое?

— Это были прекрасные 15 лет с Вячеславом Бутусовым, а также с Женей Кулаковым, Сергеем Вырвичем, Алексеем Андреевым, Олегом Сакмаровым. Целая жизнь. У нас с Вячеславом прекрасные отношения. Как говорится, никогда не говори «никогда».

— Вы смотрели фильм «Цой», который вызвал такое негодование Александра Цоя?

— Нет. Лет пять или десять назад я читал сценарий. С одной стороны, это история про водителя, который был виновником аварии. С другой, все герои — это мои друзья, покойные и здравствующие. У меня, кроме устоявшегося негатива, эта история ничего не вызывает.

— Но ваши знакомые все же не под своими именами в фильме показаны.

— Какая разница? А главный персонаж под каким именем? Собственно, это Саша Цой и пытается исправить. А я в любом случае поддерживаю Сашу во всех его действиях.

Комментарии
Профиль пользователя