Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Суд ступил на минное поле

Началось новое рассмотрение уголовного дела о гибели рабочих при взрыве на заводе имени Свердлова

Коммерсантъ (Н.Новгород) от , стр. 8

В Дзержинском городском суде началось рассмотрение резонансного уголовного дела о взрывах старых противопехотных мин при их утилизации на полигоне завода им.Свердлова в 2018 году. Во время этих работ погибли шесть сотрудников, а единственной обвиняемой стала начальник участка цеха № 19 Людмила Кобзева. По данным следствия, она не выявила дефект в старых минах и должным образом не проинструктировала подчинявшихся ей укладчиков боеприпасов о переукладке мин. Ранее Дзержинский суд отказался рассматривать это дело и вернул его на доследование из-за процессуальных нарушений. Оборонный завод и прокуратура в кассационном суде добились отмены возврата дела на новое расследование. К Людмиле Кобзевой может быть подан иск о материальном ущербе предприятию.


В Дзержинском городском суде зачитали обвинительное заключение Людмиле Кобзевой, бывшему начальнику участка здания 200 цеха № 19 завода ФКП «Завод им. Я. М. Свердлова». Ее обвиняют в нарушении правил безопасности при выполнении работ во взрывоопасных цехах, которое привело к гибели людей (ч. 3 ст. 217 УК РФ «Нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов»).

Как ранее писал “Ъ-Приволжье”, 31 августа 2018 года на оборонном предприятии при работах со старыми боеприпасами произошли взрывы с последующим частичным разрушением и пожаром в здании 200. Работники весь август вручную перекладывали в ящики старые мины, уплотняя их по 32 штуки в каждый, а затем вывозили на заводской полигон для подрыва. По договору с заказчиком ООО НПП «Самаравзрывтехнология» завод им. Свердлова обязался утилизировать крупные партии противотанковых и противопехотных мин с истекшим сроком годности, доставленных на госпредприятие из армейских арсеналов. Только противопехотных мин ПМН-2 на завод им.Свердлова доставили более 27 тыс. штук. Именно при их переупаковке, по версии следствия, произошло три взрыва. От травм погибли транспортировщики и укладчики боеприпасов Денис Андреев, Захар Сафронов, Елена Малкова, Оксана Тофэникэ и Наталья Арясова. Погибшим было от 22-х до 44-х лет. Спустя две с половиной недели в больнице скончалась Елена Мамохина, получившая около 80% ожогов тела. Предварительное расследование заняло более полутора лет. В нарушении правил промышленной безопасности обвинили Людмилу Кобзеву, которая была руководителем работ, но она в здании в момент взрывов и ЧП не присутствовала.

По версии следствия, причиной взрывов стало самопроизвольное срабатывание мины и детонация из-за того, что кто-то из погибших работников выронил боеприпас на бетонный пол вне бронекабины.

В полученных минах ПМН-2, как предположили следователи, не был своевременно выявлен дефект одной из деталей механизма возведения — втулки, что привело к самопроизвольному переводу мины в боевое положение. Людмиле Кобзевой инкриминировали то, что, отвечая за правила безопасности, она не обеспечила должный контроль и инструктаж рабочих, которые в случае обнаружения дефектов в боеприпасах должны были сразу прекратить работы и покинуть здание.

В суде Людмила Кобзева полностью признала свою вину. Ранее она просила в особом порядке рассмотреть ее дело, и обвинительный приговор вынесли бы без рассмотрения доказательств. Однако дзержинский суд решил провести полноценное следствие, хотя часть заседания сделали закрытым из-за сведений, составляющих гостайну. Летом после оглашения обвинительного заключения суд допросил родственников погибших заводчан, и они не были настроены против обвиняемой. Отец погибшего Захара Сафронова Василий Сафронов тогда сказал, что женщину «назначили крайней» за всю систему промбезопасности завода. Ранее мужчина жаловался в СК и Генеральную прокуратуру, считая, что необходимо проверить ряд вышестоящих руководителей вплоть до первого заместителя гендиректора завода, а также законность и экономическую целесообразность подряда с самарской компанией, получившей госконтракт Министерства обороны.

Завершать рассмотрение дела суд не стал и вернул в прокурору, поскольку счел, что обвинительное заключение следователи составили с нарушениями, исключающими объективное разбирательство по делу. Также суд указал, что действия либо бездействие должностных лиц завода им. Свердлова надо оценивать не только в день взрыва, а с 1 ноября 2017 года, когда был подписан договор на утилизацию мин.

Однако завод им. Свердлова и прокуратура выступили против доследования. По их жалобам решение суда о возврате дела было отменено в кассационном суде Саратова, который определил, что существенных нарушений при расследовании не допущено. Вероятно, судебный процесс будет довольно длительным с учетом исследования большого количества документов и допроса свидетелей.

Добавим, что завод им. Свердлова оценил ущерб от взрыва и пожара в 48,7 млн руб., и к обвиняемой может быть предъявлен иск на эту сумму в рамках уголовного дела.

Иван Сергеев


Комментарии

обсуждение

Наглядно
Профиль пользователя