Коротко

Новости

Подробно

Фото: пресс-служба АКРА

Цена вопроса

Старший директор АКРА Максим Худалов о состоянии редкоземельной отрасли РФ

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

В 1991 году СССР производил в год около 8,5 тыс. тонн редкоземельной продукции и занимал третье место в мире по производству и экспорту. Но теперь большая часть разработанных месторождений находится на территории других стран СНГ. Обладая третью мировых запасов редкоземельных элементов, Россия плетется в хвосте этого рынка, и шансов на быстрое завоевание серьезных позиций на нем пока не просматривается.

До развала Советского Союза редкоземельная промышленность была представлена тремя месторождениями: Ловозерское в Мурманской области РФ, которое и сегодня является важным поставщиком сырья для производства редкоземельных металлов (РЗМ); Кутессай II в Киргизии и Меловое в Западном Казахстане. Переработка РЗМ производилась в Эстонии, Казахстане, на Украине и в нескольких регионах России.

На сегодняшний день можно говорить о практически полном отсутствии в РФ промышленности по производству РЗМ. Годовой объем выпуска не превышает 2 тыс. тонн (1,3% мирового рынка), причем в виде коллективных карбонатов РЗМ, которые требуют дальнейшего разделения, а значит, являются сырьем для зарубежных предприятий.

По такой схеме работает Ловозерский ГОК: лопаритовая руда с него поставляется на Соликамский магниевый завод, а оттуда, уже в виде карбонатов редких земель,— на эстонско-американское предприятие Molycorp Silmet (в Силламяэ), другая часть — в Казахстан на «Жезказганредмет». В России потребителем коллективных карбонатов с Соликамского завода является Чепецкий механический завод (входит в «Росатом»).

Беда российской отрасли РЗМ в том, что крупных потребителей в стране нет, суммарное потребление оценивается в 1 тыс. тонн, а низкий объем спроса за рубежом долгое время не позволял развивать экспортные мощности. Например, Чепецкий завод свои компетенции по выпуску РЗМ не развивал, занимаясь выпуском топлива для атомных реакторов. Другие предприятия «Росатома», которые имели в конце 1980-х годов прошлого века наработки по производству редкоземельных металлов, свои возможности не сумели реализовать.

Проблемой российских месторождений является довольно низкое содержание РЗМ — на уровне 0,35–0,7% в руде. Так, в Китае, который является лидером рынка и в 2019 году произвел 132 тыс. тонн РЗМ, закрыв 63% мирового спроса, разрабатываются месторождения с восьмипроцентным содержанием РЗМ.

В России также нет технологий извлечения РЗМ из отходов добычи и производства других металлов. Поэтому частные инвесторы даже не пытаются входить в проекты добычи РЗМ, потому что они низкорентабельные, а доминирование на рынке китайских поставщиков, которые уже один раз обрушивали цены, делает риски вложения в отдаленные месторождения слишком высокими. Даже «Ростех», который взялся было за разработку Томторского месторождения, был вынужден отступить и передать его консорциуму инвесторов во главе с Polymetal, который зашел в проект на довольно скромную сумму для изучения его состояния и вряд ли сможет справиться с ним в одиночку.

Приходится признать, что только отрасль, которая сохранила признаки советской системы управления проектами — атомная,— сегодня обладает единственным шансом на развитие производства РЗМ в России. Тем более что компетенции по сорбции самих металлов из карбонатов есть только у предприятий «Росатома». Иной путь развития отечественной отрасли РЗМ вряд ли будет эффективным, потому что за 30 лет рынок так и не смог решить проблему добычи этой важнейшей продукции XXI века.

Максим Худалов, старший директор — руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА


Комментарии
Профиль пользователя