Коротко

Новости

Подробно

Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Хедлайнеры вне поля зрения

В России подводят итоги музыкального года

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Вскоре после публикации списков номинантов на премию Grammy по итогам 2021 года имена своих выдвиженцев обнародовала «Виктория» — отечественная премия, создатели которой неоднократно заявляли о намерении сделать ее русским аналогом Grammy. Премию будут вручать 3 декабря на телесъемке в Кремле (присутствие зрителей не предполагается). Следы суровой реальности 2020 года в списках претендентов на российские музыкальные награды искал Борис Барабанов.


Механизм вручения премии «Виктория» (до 2018 года — Российская национальная музыкальная премия), как и механизм определения лауреатов Grammy, не предусматривает народного голосования и не учитывает результаты продаж музыки. Имена лауреатов определяют члены Академии российской музыки, состоящей из музыкантов, продюсеров, журналистов и медиаперсон. Академию в 2015 году учредил Фонд поддержки отечественной музыки, который создали предприниматель Михаил Гуцериев и композитор Игорь Крутой.

Возглавляет фонд и академию гендиректор крупной медиаструктуры «ГПМ Радио» Юрий Костин. Тем не менее формально «Виктория» не связана с крупными СМИ и музыкальными холдингами, чем отличается от «Премии "Муз-ТВ"», «Чартовой дюжины», премии «Жара» и других.

В 2017, 2018 и 2019 годах «поэтом года» признавался учредитель Фонда поддержки отечественной музыки Михаил Гуцериев, и в этом году он номинирован снова. Идеологи премии из года в год настаивают на том, что у «Виктории» все честно — просто Михаил Сафарбекович, мол, действительно пишет очень много стихов для песен, и некоторые из них достойны высокой оценки. «Мы создавали премию не для дележа статуэток, а для формирования механизма справедливой оценки творчества деятелей музыкальной индустрии»,— заявил во время обнародования имен номинантов 2020 года Юрий Костин. В этом году среди пресловутых деятелей, попавших в перечни номинантов «Виктории», лидируют Баста и Полина Гагарина с пятью номинациями каждый. По три номинации у Zivert, Димы Билана и Дианы Арбениной, по две — у Леонида Агутина, Игоря Крутого и группы LIttle Big.

В 2020 году казалось, что Академия российской музыки живет какой-то своей жизнью, пока артисты и организаторы концертов бьют в колокола и умоляют государство оказать помощь отрасли или хотя бы не добивать ее драконовскими ограничительными мерами. И все же в списке номинаций появился «Онлайн-концерт года», который соседствует с «Концертом года». «Онлайн-концерт» не так уж сильно отличается от обычного концерта, снятого на видео в студии, и этот формат довольно быстро всем надоел. Впрочем, в шорт-листе «Виктории» есть два шоу, которые действительно не состоялись бы в другой обстановке,— это концерт в пустом Большом театре «Мы вместе» и фестиваль VK Fest 2020, в котором приняли участие 70 музыкантов и который продолжался семь дней.

Изменения в индустрии отразились и на другой независимой российской музыкальной премии — Jager Music Awards (JMA). В этом году ее присуждали в седьмой раз, и в третий раз в ее названии не было слова «indie». Церемония награждения JMA-2020 представляла собой фильм, выложенный в интернет.

JMA претендует на самый широкий охват стилей и жанров музыки, что в теории должны иметь в виду члены жюри — продюсеры, артисты, музыкальные кураторы, промоутеры. В списке номинантов, выдвинутых экспертами, оказались Хаски, Kate NV, Монеточка, Intelligency, Cream Soda, Shortparis и другие. «Артистом года» стал Хаски, он же снял лучшее видео года – «Никогда-нибудь». «Трек года» — «Плачу на техно» — записали Cream Soda и «Хлеб».

В списке номинаций JMA имеются «Комьюнити года», «Новая реальность» и #SaveTheNight — премия, говоря языком организаторов, «поддерживает благотворительные проекты, прайд- и фем-инициативы», «награждает тех, кто смог среагировать на испытания 2020 года, вдохнув жизнь в ночную музыкальную сцену и проложив дорогу для новых лидеров», то есть поощряет не только музыкантов, но и художников, активистов, кураторов.

Иными словами, в 2020 году премия, у которой были все шансы обрести статус по-настоящему независимого инструмента популярности, осталась оплотом музыкальной инди-прослойки с существенным креном в активизм и актуальные общественные тренды. Сделать JMA универсальным измерителем организаторы не захотели. Самым же большим достижением JMA остается материальная поддержка молодых артистов в категории Young Blood, причем не только в России, но и в странах, давших 2020 году больше всего новых артистов,— в Казахстане и Белоруссии.

Находясь на противоположных полюсах музыкальной жизни, и «Виктория», и JMA декларируют честный выбор авторитетных экспертов и, как могут, реагируют на вызовы времени. Однако ни та ни другая фактически не замечает тектонические сдвиги, которые связаны отнюдь не с COVID-19 и не с подъемом феминистского движения.

Речь идет прежде всего о появлении огромного количества музыкальных проектов, родившихся вследствие растущей по экспоненте популярности платформы TikTok. Тиктокерские «дома» дали индустрии огромное количество новых имен и нового контента. Эти молодые люди, которых сама суть TikTok заставляет грузить контент бочками, сейчас отбирают у аудитории все больше и больше времени и денег. Первая же песня лидера свежеобразованного Dream Team House Дани Милохина «Я дома» стала гимном всех подростков, оказавшихся «на удаленке», а сам герой — главным TikTok-героем страны. Но в списки «Виктории» Милохин «залетел» с клипом «Дико тусим», и если бы не соучастие Николая Баскова, его, вероятно, не было бы и там. Как нет там других поющих тиктокеров, а также фаворитов цифровых платформ Dabro, Kizaru и Мияги с Энди Пандой.

Рэпер-скандалист и талантливый маркетолог Моргенштерн претендует на «Викторию» в единственной номинации «Хип-хоп-исполнитель», как участник дуэта с Тимати «El Problema», а JMA его не видит вовсе. Он мог бы обидеться, как обиделся на Академию звукозаписи The Weeknd, не получив в этом году ни одной номинации на Grammy. Но это в его мире важно иметь Grammy на полочке. А зачем музыкальные премии парню, который в течение короткого времени дал интервью Юрию Дудю, снялся в рекламе Альфа-банка, сделал клип за 10 млн руб., сжег перед камерой 100 тыс. и прочитал речь Оксимирона 8-летней давности на церемонии «Человек года» журнала GQ? По существу, Моргенштерн — это сегодня и есть музыкальная индустрия. А остальное — просто статуэтки.

Комментарии
Профиль пользователя