Коротко

Новости

Подробно

12

Фото: Stephane Mahe / Reuters

Статью закона пинали ногами

Манифестации во Франции завершились дракой

от

Вчера во Франции прошли демонстрации против закона «О глобальной безопасности», а точнее против его 24-й статьи, которая устанавливает уголовную ответственность за «злонамеренное» распространение информации о полицейских. Марш в защиту свободы информации предсказуемо завершился драками с полицией. В Париже и в других городах пострадало 62 полицейских. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.


Закон, который был призван защитить полицейских, привел к тому, что их избивали под объективами камер. Именно так закончился марш в защиту свободы слова, организованный левыми партиями и журналистами. Министру внутренних дел Жеральду Дарманену, главному его защитнику, крупно не повезло. Произошедшие накануне демонстрации события показали, что, по крайней мере по мнению протестующих, это закон антисоциальный и антидемократический.

В начале недели полиция разогнала импровизированный лагерь иммигрантов на площади Республики. Сделанные на телефон съемки случайных свидетелей показали особую ожесточенность стражей порядка. Несколько дней спустя в СМИ попали новости о скандальном аресте музыкального продюсера Мишеля Зеклера. Записи камер наблюдения, установленных в его студии, а также съемки прохожих позволили продемонстрировать, что полицейские жестоко избили его, несмотря на то что тот не сопротивлялся, а потом составили протокол о том, что продюсер при задержании оказал сопротивление и пытался завладеть их оружием.

Четверо полицейских арестованы и ответят перед судом, но адвокат господина Зеклера не раз и не два повторил перед журналистами, что только запись позволила доказать невиновность его подзащитного.

Правда, камеры не записывали звук, и едва ли удастся доказать, что продюсера в момент ареста называли «грязным негром», как он утверждает. Но поскольку полицейские уже солгали в протоколе, в их оправдания мало кто поверит.

В защиту Мишеля Зеклера выступили музыканты, актеры и другие лидеры общественного мнения, в частности известные футболисты Антуан Гризманн и Килиан Мбаппе. Сам президент Франции Эмманюэль Макрон заявил в социальных сетях: «Кадры агрессии, которые мы все видели, неприемлемы. Они позорят нас. Франция никогда не должна прибегать к насилию или жестокости, откуда бы они ни исходили. Франция никогда не должна мириться с ненавистью или расизмом».

Левые силы, общественные организации, журналисты вышли с требованием отменить 24-ю статью, а лучше всего — весь закон «О глобальной безопасности».

Субботняя манифестация готовилась не только под лозунгами отмены закона, но и с требованиями отставки министра внутренних дел Жеральда Дарманена и префекта полиции Парижа Дидье Лальмана.

Впрочем, от этой затеи с самого начала не ждали ничего хорошего. За время карантина даже у самых добропорядочных граждан накопились претензии к полиции, которая контролировала и штрафовала нарушителей (поводом к попытке задержания Зеклера, кстати, послужило то, что он был без маски). Ясно было, что на акцию без приглашения явятся погромщики, которые будут рады новому поводу столкнуться с ненавистными им силами правопорядка.

Марш попытался было запретить Дидье Лальман — человек, против которого акция во многом и была направлена. Однако суд отменил его запрет, и демонстрация состоялась.

Над толпой были не только плакаты «Улыбайтесь, вас снимают!», «Кто защитит нас от полиции?», «Дарманена в отставку!», но и логотипы крупнейших изданий вроде газеты Le Monde или еженедельника Paris Match.

Не только руководители и сотрудники левой прессы вроде агентства Mediapart, но и представители умеренного и даже правого крыла СМИ вышли протестовать против того, что они считают покушением на их право получать и распространять информацию, не спрашивая ни у кого разрешения.

Демонстрация проходила мирно, но у площади Бастилии в шествие влились погромщики из black bloc, выскочившие как черти из табакерки. Они принялись бить витрины, перевернули и подожгли строительную бытовку и попытались построить баррикады из строительных ограждений. Поднятые с утра по тревоге полицейские до последней возможности держались в стороне, оцепив площадь, но вскоре были втянуты в стычки с экстремистами. Все телевизионные каналы обошли кадры, где погромщики толпой набрасываются на полицейского и бьют его ногами, палками и арматурой. До позднего вечера площадь была ареной столкновений. Ранения в Париже получили 23 полицейских, более 40 демонстрантов были задержаны.

Закон, относительно легко прошедший в Национальной ассамблее, явно отвергнут улицей. По сведениям Министерства внутренних дел на манифестации по всей стране — не только в Париже, но в Марселе, Ренне, Лилле, Монпелье — вышло 133 тыс. человек, организаторы говорят о полумиллионе.

Французы терпеть не могут, когда их свободу ограничивают. Но то, что закон «О глобальной безопасности» неудачен, стало ясно еще до обсуждения в парламенте. Дело не только в том, что он предполагает наказание не за действие, а за умысел и что призывы к расправе над представителями госвласти, появляющиеся в сети, давно предусмотрены уголовным кодексом. Он сформулирован явно наспех, как и многое из того, что сейчас приходится делать правительству. Сразу после принятия закона в Национальной ассамблее премьер-министр Жан Кастекс заявил, что он организует комиссию по редакции злосчастной 24-й статьи, раз она никого не устраивает, и получил жесткий отпор от спикеров обеих палат. И председатель Национального собрания Ришар Ферран, и глава Сената Жерар Ларше напомнили ему, что не дело правительства поправлять законы, принятые парламентом.

Частная история привела к политическому кризису.

Драки на улицах, буйство погромщиков и очевидное желание левых сил максимально навредить правительству и президенту не вызывают симпатии. Но всеобщая жесткая реакция на насилие полицейских, к которому во многих странах относятся с усталым пониманием, скорее делает честь Франции.

Трудно даже представить себе, что произошло бы здесь, если бы правоохранители действовали так же, как, скажем, белорусские полицейские. И министру внутренних дел, и даже президенту пришлось извиняться, хотя в январе Эмманюэль Макрон заявлял: «Я отвергаю термин "насилие со стороны полиции"».

Поспешно сформулированный и продавленный в парламенте закон поссорил власть с обществом, причем с самой медийно активной его частью. Это опасно прежде всего для инициаторов. С поучением нынешнему президенту выступил его предшественник Франсуа Олланд: «Для правительства или президента республики отозвать текст, когда он раскалывает общество, более почетно, чем поддерживать его, раз существует риск непонимания и насилия». Вопрос в том, смогут ли правительство и Эмманюэль Макрон признать ошибку.

Напомним, с точно такого же ничего не стоившего упрямства властей по поводу копеечного повышения цен на бензин началась два года назад драматическая эпопея «желтых жилетов».

Комментарии
Профиль пользователя