«Клиент хочет платить за то, чем пользуется, и мы предоставим ему такую возможность»

Что и как будет меняться в инвестиционно-накопительном и страховом бизнесе Сбера на горизонте 2023

Инвестиционный бизнес оказался в числе немногих, выигравших от пандемии. На фоне рекордно низких ставок по вкладам и растущих в кризис сберегательных настроений инвесторы вышли на фондовый рынок. О дальнейшем развитии инвестиционно-накопительного и страхового бизнеса Сбера, о том, как инвестиции становятся массовыми, накопления долгосрочными, а страхование — привычным, рассказала „Ъ" Наталья Алымова, старший вице-президент, руководитель блока «Управление благосостоянием» Сбербанка.

Старший вице-президент, руководитель блока «Управление благосостоянием» Сбербанка  Наталья Алымова

Старший вице-президент, руководитель блока «Управление благосостоянием» Сбербанка Наталья Алымова

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ

Старший вице-президент, руководитель блока «Управление благосостоянием» Сбербанка Наталья Алымова

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ

— Сбер завершает реализацию Стратегии-2020. Назовите основные итоги работы блока за прошедшие три года.

— В количественном плане главный итог — рост масштабов бизнеса. Активы блока под управлением удвоились и достигли 1,7 трлн руб. Операционный доход вырос на 57% — до 121 млрд руб. А вклад нашего бизнеса в общий операционный доход Группы Сбера составляет уже 5,5%.

Количество наших клиентов приближается к 37 млн. Свою жизнь у нас застраховали 19 млн клиентов. 7 млн человек — наши клиенты по рисковому страхованию. 9 млн доверили нам договоры обязательного пенсионного страхования. 1,7 млн формируют у нас негосударственную пенсию. Мы сохранили лидерство на ключевых для нас рынках: пенсионном, страхования жизни, имущества физлиц, управления активами.

И, конечно, эти годы, и особенно 2020-й, прошли под флагом цифровизации. Мы вывели в онлайн все продукты и три четверти сервисов постпродажного обслуживания. В этом году Сбер первым из российских банков запустил в собственном мобильном приложении полноценный маркетплейс ОСАГО. Продажи инвестиционного и накопительного страхования жизни мы тоже оцифровали первыми на рынке.

— Как пандемия коронавируса отразилась на инвестиционном бизнесе блока? Волатильность не отпугнула инвесторов?

— Инвесторы склонны волноваться, что бы ни происходило. Но в этом году на отечественном инвестиционном рынке отмечается просто небывалый бум. Доступ к рынкам Московской биржи получили уже 8 млн человек. За этот год россияне открыли 1,35 млн индивидуальных инвестиционных счетов — за предыдущие пять лет цифра примерно такая же. Больше того, весной, когда рынки лихорадило, частные инвесторы не выводили деньги из инвестпродуктов, а наращивали вложения.

Сегодняшние ставки по вкладам вынуждают людей искать альтернативы депозитам. На рынках других стран с сопоставимыми ставками и уровнем инфляции больше половины всех сбережений граждан составляют инвестиции. В России — только 15%. По нашим оценкам, к 2023 году доля инвестиций в сбережениях у клиентов Сбера увеличится с сегодняшних 13% до 23%.

Эта цифра уже растет. За 2020 год у нас стало на 34% больше клиентов, оформивших инвестиционно-накопительные продукты блока «Управление благосостоянием»: теперь это более 700 тыс. человек. Число массовых инвесторов выросло на 74%. Мы такие результаты объясняем не только рыночной конъюнктурой, но и выводом всей нашей инвестиционно-накопительной линейки в «цифру». Думаю, это говорит о существовании естественного спроса на эти продукты.

— Вы упомянули, что перевели существенную часть продаж в «цифру». Есть ли здесь место для новаций? Например, насколько применим в работе с инвестициями искусственный интеллект?

— Применим, конечно. В этом году голосовой помощник Сбера научился консультировать и по инвестиционно-накопительным и страховым продуктам. Пока он консультирует клиентов по общим вопросам, а в следующем году будет предоставлять и персонализированную информацию: подскажет, сколько денег у человека в портфеле, и сможет закрывать сделки по распоряжению клиента. На следующем этапе искусственный интеллект будет предлагать нашим клиентам инвестиционные стратегии и поможет формировать портфели.

— 30 ноября Сбер представил Стратегию-2023. Какое место в ней отведено инвестиционно-накопительному направлению?

— Мы прогнозируем, что число инвесторов продолжит расти. И наша задача — помочь людям инвестировать. Приобрести ПИФ, открыть договор формирования индивидуального пенсионного плана, оформить полис накопительного или инвестиционного страхования жизни — все это уже можно сделать онлайн. На рынке много решений по управлению личными финансами, но универсальных среди них нет. Решение, которое мы сейчас создаем с использованием искусственного интеллекта, будет включать в себя управление капиталом и расходами, а также финансовое консультирование. Мы выстраиваем систему, в которой накопления или инвестиции станут не разовыми покупками, а диалогом с клиентом длиною в жизнь.

Так что мы исходим из задач клиента, строим для него лучший на рынке клиентский опыт, а сами планируем зарабатывать на масштабе. У нас очень амбициозные цели по инвестиционно-накопительной линии бизнеса — ежегодный рост на 35%.

— Этот рост будет обеспечен переориентацией вкладчиков в инвесторы?

— На рынке переток вкладов в инвестиции продолжится. В Группе Сбер доля вкладов в структуре сбережений снизится с 85% до 81% в пользу инвестиций. Но это здоровый процесс — в абсолютных цифрах объем депозитов все равно будет расти.

При этом мы очень надеемся на повышение интереса и к долгосрочным инструментам. Существенный рост массовых инвесторов, который мы наблюдаем в этом году,— это очень позитивная тенденция. Много людей вышло на брокерский рынок, в ПИФы, в структурные продукты. Но все эти продукты не обеспечивают человека деньгами на длинном горизонте, то есть к пенсии.

Как социально ответственная организация мы считаем, что часть денег, которые люди хотят и готовы вкладывать, должна перераспределиться в долгосрочные инструменты. Поэтому мы ведем диалог с регулятором на тему пенсионной реформы в отношении как обязательного, так и негосударственного пенсионного обеспечения, поддерживаем введение ИИС третьего типа. Мы хотим, чтобы на рынке появилось как можно больше разных интересных инструментов для долгосрочных накоплений и инвестиций. С нашей точки зрения, государство в этом тоже должно быть заинтересовано.

— В этом вопросе вы рассчитываете только на помощь государства?

— Нет, мы же не просто сидим и ждем. С марта наши пенсионные продукты можно приобрести в диджитал-канале. Наши индивидуальные пенсионные планы (ИПП) уже очень востребованы, они буквально взлетели на онлайне. Сейчас создаем удобную витрину в СберБанк Онлайн, на которой любой человек сможет рассчитать свою будущую пенсию. Думаю, многих это дополнительно простимулирует копить самостоятельно.

— Среди инвестиционных продуктов есть какие-то новые направления, на которых хотите сделать акцент?

— Да, особо отмечу рентные фонды недвижимости. В развитых странах они аккумулируют около 10% всех инвестиций. А в России инвестиции в недвижимость, как правило, выглядят так: купить квартиру и сдать ее в аренду. Мы же хотим развивать это направление в цивилизованной форме коллективных инвестиций, чтобы клиенты могли онлайн вложить средства в хорошую коммерческую недвижимость, которой мы будем профессионально управлять. У нас большие амбиции: пропорцию 10% от общего объема инвестиций мы считаем реальной и для российского рынка.

— А популярны ли коллективные инвестиции в недвижимость сейчас?

— Очень популярны: клиенты буквально за пару дней разметают имеющиеся подписки на объекты стоимостью несколько миллиардов рублей, ведь это хорошая возможность для диверсификации их портфеля. Да и доходность тут существенно выше, чем по депозитам,— порядка 8–10%. За прошлый год стоимость чистых активов закрытых паевых инвестиционных фондов недвижимости под управлением «Сбер Управление Активами» выросла на 70%. Поэтому мы выделили эту линию бизнеса в отдельную управляющую компанию «Сбер Фонды недвижимости».

— Насколько востребованы накопительное и инвестиционное страхование жизни?

— Страхование жизни оставалось последним офлайновым продуктом нашей инвестиционно-накопительной линейки в силу законодательных ограничений, и поэтому во втором квартале из-за самоизоляции объемы продаж упали. Но уже в третьем квартале в сравнении со вторым у нас рост накопительного страхования в 2,2 раза по объему сборов и в 4 раза по количеству заключенных договоров. А в октябре мы наконец-то вывели страхование жизни в СберБанк Онлайн. Сейчас в мобильном банке представлена программа «Сбербанк страхование жизни» с минимальным взносом 2 тыс. руб. в месяц. Мы будем добавлять к НСЖ новые сервисы, расширять рисковую составляющую, дадим возможность копить в валюте. А в будущем создадим онлайн-конструктор НСЖ, чтобы каждый мог собрать оптимальный для себя продукт. Также будем предлагать клиентам гибридные продукты: вклад плюс НСЖ или ИПП.

С инвестиционным страхованием жизни (ИСЖ) другая история. Раньше рынок позиционировал ИСЖ как более доходную альтернативу депозиту, а не как структурный продукт со стопроцентной защитой капитала, которым оно является. Это ведь безрисковый для клиента продукт, а высокой доходности без риска не бывает. В итоге доходность пятилетних договоров ИСЖ не оправдала ожиданий инвесторов. Поэтому мы изменили позиционирование этого вида страхования и сегодня подробно объясняем клиентам его плюсы и минусы — нет задачи предлагать всем продукт, который далеко не всем подходит. Мы также ввели повышенный контроль за тем, где и как предлагается ИСЖ, чтобы избежать мисселинга. Увеличили клиентскую доходность: на конец сентября средняя доходность по классическим стратегиям ИСЖ в рублях — 5,1% годовых, а по десятой части договоров — от 9,3%. И вывели ИСЖ в онлайн. Это позволяет сократить расходы на обслуживание продукта, и высвободившуюся экономию мы направим на повышение доходности для клиентов.

— Чего вы ожидаете от вывода страхования жизни в диджитал?

— Программы «Сбербанк страхование жизни» представлены в СберБанк Онлайн чуть более месяца. Это новый опыт не только для Сбера, но и для всего рынка. Посмотрим, как будет развиваться ситуация. Впрочем, у нас уже есть опыт дистанционных продаж другого продукта, который позволяет копить вдолгую. В марте в СберБанк Онлайн стал доступен ИПП от Сбер НПФ, и его онлайн-продажи нас очень радуют: десятки тысяч договоров в месяц, что сопоставимо с продажами в физической сети Сбера. Думаю, в перспективе мы увидим похожую ситуацию и в накопительном страховании жизни.

— Какие изменения происходят в рисковом страховании?

— Страховой рынок отстает от банковского по цифровизации. Сегодня ни один страховщик не использует искусственный интеллект как ключевое преимущество для клиентов и для своего бизнеса. А главная сложность — почти полное отсутствие естественного спроса на рисковое страхование, элементарно нет привычки страховаться. Самостоятельно люди покупают пока только ОСАГО. Задача здесь такая же, как и в инвестиционном бизнесе: создание лучшего клиентского опыта. Мы хотим задать принципиально новые стандарты и развиваем цифровую бизнес-модель с активным использованием искусственного интеллекта.

Наша продуктовая линейка по рисковому страхованию представлена и в физической сети Сбера, и в диджитал. Она уже может обеспечить защиту в любой ситуации. В СберБанк Онлайн сейчас доступны сразу 15 рисковых страховых продуктов.

Следующий шаг — перевод продуктов на модель подписки. Мы хотим сделать рисковое страхование ситуативным. Например, чтобы клиент мог активировать страхование выезжающих за рубеж именно на тот период, в течение которого он находится за границей. Клиент хочет платить за то, чем реально пользуется, и мы предоставим ему такую возможность.

Продолжаем оцифровывать и урегулирование убытков. Уже сейчас треть страховых случаев урегулируется удаленно с помощью приложения СберОсмотр — хотим, чтобы это было близко к 100% случаев. Правда, на этом пути есть сложности. Пока мы не можем самостоятельно получать из госорганов необходимые для выплат документы. Мы бы хотели иметь такую возможность и говорим на эту тему с регулятором. Это позволит обрабатывать документы автоматически и производить выплаты без участия клиента.

— То есть залог успеха в рисковом страховании — технологии?

— Это необходимый минимум для нового стандарта работы на этом рынке. Но для завоевания и удержания лидерских позиций одного повышения технологичности существующей продуктовой линейки недостаточно.

На рынке non-life страхования есть доминирующие сегменты, в которых мы прежде не были представлены,— автострахование и ДМС. Наше присутствие еще в одном крупнейшем сегменте — корпоративном страховании — я бы назвала ситуативным. Без выхода в эти сегменты наши амбиции на этом направлении недостижимы. И мы в эти рынки идем.

Как я уже упоминала, в этом году мы открыли в СберБанк Онлайн полноценный автомаркетплейс. В нем уже представлены 12 страховщиков-партнеров, до конца года появятся еще 2. Но мы собираемся стать и самостоятельным игроком на этом рынке. Компания «Сбербанк страхование» уже вступила в Российский союз автостраховщиков, мы рассчитываем получить лицензию на ОСАГО. Так что уже в этом году на маркетплейсе в СберБанк Онлайн появятся наши полисы автокаско, в следующем — ОСАГО.

ДМС сегодня на 95% представляет собой рынок корпоративного страхования с очень жесткой конкуренцией. Основная борьба идет за крупных клиентов, с малым и средним бизнесом мало кто из страховщиков хочет работать. Мы создаем простые коробочные продукты ДМС для граждан, онлайн-конструкторы для малого и среднего бизнеса, будем делать интересные программы для зарплатных клиентов Сбера. Конкуренция за крупных корпоративных клиентов тоже в наших планах. Им мы предложим индивидуальные тарифные решения и широкую линейку дополнительных сервисов.

Таким образом ДМС станет одним из драйверов развития нашего корпоративного страхового бизнеса. В этой части, конечно, продолжим сотрудничество с блоком корпоративно-инвестиционного бизнеса Сбера. Также сейчас мы полностью перезапускаем корпоративное направление в «Сбербанк страховании». Увеличиваем лимиты собственного удержания, занимаемся перестраховочной емкостью, разрабатываем новые продукты, начинаем активно участвовать в тендерах. И, конечно, укрепляем команду.

— Какую долю рынка вы планируете занять в рисковом страховании?

— К 2023 году — двузначную. Хотя доля рынка не самоцель. Я бы сформулировала задачу так: помочь людям в формировании привычки страховаться. Мы выйдем в самые массовые виды, и страхование у людей начнет ассоциироваться со Сбером.

С корпоративным страхованием сложнее. Нам понятно, как развивать страхование малого и среднего бизнеса. Но основная часть рынка — это страхование крупнейших компаний. А все они уже застрахованы, и страховщики, конечно, сделают все возможное, чтобы свои портфели сохранить. Захватывать этот рынок себе в убыток мы не собираемся. Но будем использовать все имеющиеся возможности для органического роста.

Беседовала Ксения Дементьева

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...