Коротко

Новости

Подробно

Фото: Константин Кокошкин / Коммерсантъ   |  купить фото

Банкротство среднего звена

Зарплаты и премии рядовых сотрудников предбанкротных компаний оказались под вопросом

от

Верховный суд РФ (ВС) определит, в каком случае находящаяся в предбанкротном состоянии компания может повысить зарплату и выплатить премию сотруднику, не занимающему руководящую должность. Нижестоящие суды сочли, что юрисконсульт предприятия не мог не знать о его неустойчивом финансовом положении и потому должен был отказаться от дополнительных денег. Опрошенные “Ъ” юристы рассчитывают, что разъяснения ВС помогут защитить добросовестных работников, и полагают, что рядовые сотрудники не должны нести риски неплатежеспособности компании.


В экономколлегию ВС передано дело о повышении зарплаты и выплате премии сотруднику компании-должника незадолго до ее банкротства. В споре речь идет о Сергее Матюнине, который в июне 2014 года устроился в ООО «Московский комбинат хлебопродуктов» на должность юрисконсульта с окладом 70 тыс. руб. Ежегодно (с 2015 по 2018 год) комбинат увеличивал ему зарплату, в итоге она достигла 140 тыс. руб. В апреле 2018 года ООО было признано банкротом, а в июне 2018-го господин Матюнин прекратил там работать в связи с сокращением штата.

В рамках дела о банкротстве конкурсный управляющий комбината оспорил два допсоглашения к трудовому договору (от 2017 и 2018 годов) о повышении оклада Сергею Матюнину, начисление ему зарплаты на сумму свыше 100 тыс. руб. в месяц и выплату ежемесячных премий с июня 2016 года (187,6 тыс. руб.).

Арбитражный суд Московской области удовлетворил иск, взыскал с работника сумму премий и признал, что комбинат не обязан выплачивать зарплату сверх указанной.

Апелляция и кассация с этим согласились.

Суды исходили из того, что первые признаки неплатежеспособности у комбината, выступавшего застройщиком, возникли уже в 2014–2015 годах, дальше положение ухудшалось — «строящиеся объекты в эксплуатацию не вводились, кредиторская задолженность нарастала». По мнению судов, господин Матюнин в силу своей должности не мог не знать о тяжелом финансовом положении комбината, поскольку имел доступ к сведениям о «значительном увеличении требований кредиторов». А спорное повышение зарплаты случилось уже после возбуждения дела о банкротстве компании. Премирование же, решили суды, «должно быть обусловлено результатами деятельности не только работника, но и организации в целом», поэтому «в ситуации имущественного кризиса комбинату следовало воздержаться от начисления премий, а Сергею Матюнину — от их получения».

Господин Матюнин обратился в ВС, указывая, что повышение зарплаты было связано с увеличением объема работы (штат юрдепартамента сократился с восьми человек в 2015-м до четырех в 2018-м), кроме того, имеет место фактор инфляции.

Заявитель настаивает, что его злой умысел не доказан и специфика трудовых отношений презюмирует добросовестность сотрудника, а «обычный работник не обязан учитывать имущественное положение работодателя».

ВС счел доводы заслуживающими внимания, экономколлегия рассмотрит дело 14 декабря.

Опрошенные “Ъ” юристы рассчитывают, что ВС разъяснит, при каких условиях можно оспорить премирование и повышение зарплаты рядовым сотрудникам компании накануне банкротства. Они обращают внимание, что на выводы нижестоящих судов во многом повлияла дата заключения оспариваемых соглашений — после возбуждения дела о банкротстве. Но если работник не занимает руководящую должность и не аффилирован с контролирующими компанию лицами, он не должен нести риск неплатежеспособности работодателя, полагает юрист Vegas Lex Валерия Тихонова. Она указывает, что вопрос о премировании работника должен зависеть в первую очередь от результатов его работы: «Например, если он смог снизить размер требований кредиторов или сохранить имущество работодателя от обращения взыскания, в таком случае, даже если само предприятие убыточно, премирование работника сложно признать необоснованным». По мнению партнера BGP Litigation Дмитрия Базарова, шансы работника отстоять свои деньги увеличатся, если в допсоглашении вместе с повышением зарплаты будет прописано увеличение трудовых обязанностей.

«Само намерение работника получить дополнительные выплаты является вполне добросовестным»,— считает юрист.



Руководитель проектов РКТ Денис Данилов напоминает, что в практике есть случаи, когда «посредством выплат работникам выводились деньги во вред кредиторам», но эту схему нужно доказать. В деле комбината суды не приняли во внимание, что повышение зарплаты и выплата премий были обусловлены увеличением объема работы, сокращением штата и ежегодной индексацией зарплаты, подчеркивает юрист. «При отсутствии доказательств осведомленности работника о наличии признаков неплатежеспособности работодателя, сговора между ними, а также причастности работника к умышленному выводу денежных средств оспаривание премирования и повышения зарплаты представляется необоснованным»,— уверен господин Базаров.

Если ВС займет сторону работника, эта позиция существенно снизит объем оспариваемых сделок по выплате премий сотрудникам банкрота, отмечает Денис Данилов. Валерия Тихонова надеется, что выводы ВС помогут добросовестным работникам защищать свои права, «особенно в ситуации, когда арбитражные управляющие реализуют стратегию сплошного обжалования любых операций должника, направленных на даже незначительное увеличение расходов».

Екатерина Волкова


Комментарии
Профиль пользователя