Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Центробежная сила слова

Соратники покидают команду премьера Армении после каждого его выступления

от

Политический кризис в Армении вышел на новый уровень — теперь он выражается не только в уличных акциях, но и в демонстративных отставках чиновников, которые не хотят иметь ничего общего с командой премьер-министра Никола Пашиняна. После каждого выступления от армянского лидера, который еще недавно был народным кумиром, отворачиваются политики и депутаты, а в понедельник заявление об отставке написал глава МИДа Зограб Мнацаканян. Поводом стало слова господина Пашиняна, что город Шуша, после потери которого поражение армянских войск стало неизбежным, пришлось бы сдать в любом случае. После этого многие собеседники “Ъ” сочли, что политическая карьера Никола Пашиняна практически завершена. Подтверждением стал прозвучавший в понедельник вечером призыв президента Армении Армена Саркисяна к правительству готовиться к досрочным парламентским выборам.


Премьер на вылет


Вечером в воскресенье и утром в понедельник премьер Армении Никол Пашинян делал заявления, которые усугубляли его и без того незавидное положение. Напомним, что после подписания лидерами России, Армении и Азербайджана соглашения о прекращении огня в Нагорном Карабахе, которое предполагает передачу трех населенных армянами районов под контроль Азербайджана, имя Никола Пашиняна ассоциируется с военной капитуляцией, а значительная часть общества и вся оппозиция хором требуют его отставки.

Ночью с воскресенья на понедельник Никол Пашинян рассказал на своей странице в Facebook, что просмотрел десятки видео, снятых солдатами на передовой. «Я был поражен их глубокомыслием. Ребята, вы правы. Жду вас в Ереване, чтобы окончательно решить вопросы тех, кто "скулит под стенами”»,— написал он.

Это заявление было воспринято как призыв к расправам над политическими оппонентами, «скулящими под стенами» правительственных зданий вместе с десятками тысяч протестующих.

К критике премьера присоединились и депутаты от правящего блока «Мой шаг», которые два года назад были избраны только благодаря высочайшему рейтингу Никола Пашиняна. Если в знак протеста против самого соглашения по Карабаху из фракции вышел лишь депутат Вардан Атабекян, то после ночной публикации развал фракции начал набирать темп. Смелее всех вели себя женщины: Гаяне Абрамян и Лусине Бадалян отказались от мандатов, а Тагуи Товмасян сообщила о своем выходе из фракции. Об уходе в отставку также заявили глава аппарата вице-премьера Тиграна Авиняна — Вараг Сисерян и замминистра окружающей среды Ирина Капланян.

Утром Никол Пашинян был вынужден оправдываться и уверять, что не призывал к насилию, а солдат ждет в Ереване для личной встречи с ними. «Призываю, прошу, требую не рассматривать наши заявления в этом контексте. Если у вас складывается такое впечатление от любого из моих заявлений, то оно неправильное»,— написал он в Facebook.

В понедельник премьер-министр публично выступил еще дважды: на пресс-конференции — в режиме онлайн, и лично — перед своей фракцией в парламенте. То, что он сказал, еще сильнее подорвало его позиции.

«В моей повестке лишь один вопрос — обеспечение стабильности в стране. Другого вопроса в моей повестке нет»,— заявил господин Пашинян в ответ на вопрос об уходе в отставку.

Кроме того, он объяснил стратегию армянских властей по вопросу Карабаха, которая в конце концов привела к краху. «Нашими подходами были, во-первых, принцип исключения войны, во-вторых, принцип "ни пяди земли". Мы должны были иметь сценарий и готовиться (к войне.— “Ъ”), но считали, что бесконечно можем затягивать время. Наша стратегическая ошибка в том, что мы не сделали выбор в пользу одного из этих принципов и хотели совместить их»,— бесхитростно признал он. При этом, как утверждает армянский премьер, «по итогам июльских боев стало понятно, что мы готовы к войне с армией Азербайджана», а «основной причиной нашей неудачи была война с Азербайджаном, Турцией и террористами» одновременно.

Но еще больший гнев вызвали его слова о Шуше, которую армяне якобы должны были потерять в любом случае. «Говорят, продали Шуши (в армянском языке этот город называется с окончанием на "и".— “Ъ”). Кто продал? Если Шуши продали, то сделали это за последние тридцать лет. Шуши был несчастным, блеклым городом, нужен ли нам Шуши? Если нужен, почему он был в таком состоянии?» — ответил он на вопрос одного из депутатов. А комментируя предложения, поступавшие из Баку после начала боевых действий, он сказал: «Была та же логика, что и до начала войны,— передача территорий Азербайджану, в том числе Шуши. Так было и перед войной, так было с 2016 года».

«Вопрос отказа от Шуши не стоял ни на одном из этапов мирного урегулирования»,— тут же написала в Facebook пресс-секретарь МИД Армении Анна Нагдалян.



А уже через несколько минут стало известно, что ее непосредственный руководитель — министр иностранных дел Зограб Мнацаканян написал заявление об отставке. Удерживать его Никол Пашинян не стал. «Я принял решение уволить министра иностранных дел. Шуши как предусловие прекращения войны был в повестке, и это неопровержимый факт»,— продолжал настаивать он.

Однако сдержать волну возмущения премьеру вряд ли удастся. Подтверждением тому стал прозвучавший в понедельник вечером призыв президента Армении Армена Саркисяна к правительству готовиться к досрочным парламентским выборам.

Армянский политолог Виген Акопян считает, что Никол Пашинян так или иначе будет вынужден покинуть пост премьер-министра. «Я не сомневаюсь, что Никол Пашинян уйдет,— сказал он “Ъ”.— После того, как он выполнит все, что он подписал, он никому не будет нужен. Ни геополитическим центрам силы, ни внутри страны, ни даже своей политической команде».

При этом принимать на себя функции управления страной сейчас не хочет ни одна из политических сил — чтобы не ассоциироваться со сдачей территорий, которую необходимо завершить до 1 декабря.

«Что касается того, кто это может быть после Пашиняна, то сейчас идет речь о временном решении, временном человеке,— уверен господин Акопян.— Одним из вариантов может быть президент Армен Саркисян. На несколько месяцев он может возглавить правительство национального согласия, в котором могут быть и представители "Моего шага". При этом не исключается, что премьером может быть человек с военным прошлым или военный».

Турецкие миротворцы


В это время не менее важные новости приходили из Анкары. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган направил на одобрение в парламент указ о размещении турецких военных в Азербайджане. Предполагается, что они будут работать вместе с российскими военными в совместном наблюдательном центре. «Место совместного центра будет определено Азербайджаном. В центре будут действовать военнослужащие, а при необходимости — гражданские специалисты. Работа центра будет направлена на обеспечение мира и стабильности на Южном Кавказе в свете шагов по обеспечению территориальной целостности Азербайджана, что отражено и в соответствующих резолюциях СБ ООН и ОБСЕ»,— говорится в проекте указа.

Число турецких военных, направляемых в Азербайджан, неизвестно, зато известен срок их мандата — один год.

Для российских миротворцев, напомним, это пять лет с автоматическим продлением.

Напомним, что в последние дни между Россией и Турцией продолжается жаркий спор, исход которого еще неизвестен. Российские чиновники утверждают, что турецкие военные не будут работать непосредственно в зоне бывшего конфликта, а турецкие чиновники — что будут там присутствовать наравне с российскими миротворцами.

«Дело в том, что там же будет мониторинговый центр на территории Азербайджана, туда нужно отправить турецких военных. Это выполнение внутренних процедур, процедур, предусмотренных внутренним законодательством Турецкой Республики. Это внутреннее дело Турции» — так прокомментировал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков указ турецкого президента, ждущий утверждения в парламенте Турции.

При этом голос Баку в российско-турецком споре по-прежнему практически не звучит.

Азербайджанские власти так и не раскрывают место размещения центра, которое Реджеп Тайип Эрдоган ранее определил как «территорию, освобожденную от армянской оккупации», а глава МИД РФ Сергей Лавров — как «территорию, которая не приближена к Карабаху». Противоречия в формулировках очевидны. В Баку могли бы внести ясность в этот спор, но не спешат этого делать.

Азербайджанские эксперты также не могут дать однозначной трактовки происходящему. «На мой взгляд, есть два процесса. Первый — наблюдательный центр, которым занимается Турция и Россия. А второй — отправка войск, согласно указу Эрдогана, в котором есть примечание: "в соответствии с договором с Азербайджаном от 2010 года". Мы их называем миротворцами, Россия может не называть,— сказал “Ъ” эксперт международного дискуссионного клуба "Валдай" из Азербайджана Фархад Маммадов.— При этом функция миротворцев нигде не прописана. У миротворцев нет устава, международного мандата. На мой взгляд, и турецкая сторона, и наша все еще занимаются регламентацией этих вопросов».

«Баку никогда не скрывал, что рассчитывает на содействие турецкой стороны и в постконфликтный период,— сказал “Ъ” другой азербайджанский политолог Ильгар Велизаде.— Что касается молчания Баку, то следует понимать, что без согласия и одобрения азербайджанской стороны турецкие военнослужащие не могут прибыть и расквартироваться на азербайджанской территории. Каких-либо отдельных заявлений по этому поводу не требуется».

Айк Халатян, Ереван; Кирилл Кривошеев


Комментарии
Профиль пользователя