Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Технологичный запрос на кадры

Образование

"Инновации". Приложение от , стр. 14

Рост престижа IT-направлений в России и мире продолжается уже не первый год. На образовательный рынок выходит множество программ и курсов, предлагающих как погружение в профессию за пару месяцев, так и основательный подход длиною в пару лет. Несмотря на альтернативу, конкурс в государственные вузы на IT-специальности продолжает расти, а необходимые для поступления в топовые университеты баллы ЕГЭ близятся к 100. В сильных и слабых сторонах фундаментального образования и способах обучения будущих программистов разбиралась корреспондент BG Марина Царева.


Согласно данным недавнего исследования Высшей школы экономики и «Яндекса» о качестве приема в университеты, самыми востребованными направлениями оказались прикладная математика и программирование. Судить о популярности IT-направления в России можно по конкурсу на такие специальности. Например, Университет ИТМО — ведущий вуз страны в области информационных и фотонных технологий — занимает пятое место по проходному баллу ЕГЭ на бюджет: в этом году он составил 93,1. На факультете информационных технологий и программирования средний балл близится к 100. Так, чтобы поступить на факультет информационных технологий и программирования, в некоторые годы нужно иметь более 300 баллов за три предмета — в таком случае учитываются индивидуальные достижения, например, золотая медаль или победа на профильной олимпиаде. «Три года назад на 120 мест поступило 176 олимпиадников»,— вспоминает профессор, главный научный сотрудник факультета информационных технологий и программирования Университета ИТМО Анатолий Шалыто.

На постоянной основе на факультете преподают титулованные спортивные программисты — победители и призеры международных и всероссийских чемпионатов и турниров по программированию. Среди них — двукратный чемпион мира Геннадий Короткевич, основатель крупнейшего профильного портала Codeforces Михаил Мирзаянов, тренер семикратных чемпионов по спортивному программированию Андрей Станкевич. «К нам идут учиться очень сильные дети, им просто не могут читать лекции слабые люди. Если преподавать нашим студентам как-то неинтересно, они съедят вас в эту же секунду»,— говорит господин Шалыто.

Павел Дробинцев, директор Высшей школы программной инженерии Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого, отмечает, что востребованным IT-направление стало еще двадцать лет назад: «Уже на момент моего выпуска в 2001 году спрос на IT-специалистов был колоссальным. Судя по всему, ситуация будет развиваться в этом направлении — все уходит в цифру, программного обеспечения нужно все больше, кто-то должен заниматься поддержкой написанного за последние 20–30 лет. Несмотря на высокий уровень зарплат и большие потребности рынка, утолить его голод вряд ли получится, даже если мы увеличим количество выпускников в два-три раза. В этом году бакалавриат по программной инженерии в Политехе окончит около 120 человек. Большинство из них уже трудоустроены, а рынок хочет еще». Увеличение числа выпускников связано с высокими рисками падения качества образования, объясняет Павел Дробинцев: «Одно дело, когда вы занимаетесь с двумя-тремя группами, другое — когда их становится десять. Большее внимание отдается качеству, а не количеству. В течение трех последних лет мы начали уменьшать набор на контрактную форму обучения, чтобы у приходящих студентов была нормальная довузовская подготовка и четкая цель в обучении. Такой подход на выходе позволит иметь хорошего специалиста».

Высокую популярность IT-направлений Анатолий Шалыто объясняет размерами зарплат. «Через пять лет зарплата специалистов по информационным технологиям — IT-выпускников ИТМО — составляет около 150 тыс. рублей. Модное и важное направление для страны, поэтому такой спрос»,— говорит профессор. По его словам, и поступает, и выпускается довольно много IT-специалистов: «Ежегодно университеты по таким направлениям оканчивает около 70 тыс. человек. Планируется, что к 2024 году их число достигнет 120 тыс. Я считаю, что действительно сильных абитуриентов приходит не более 2 тыс., и надо брать не числом, а умением».

Фундаментальные приоритеты


По словам Павла Дробинцева, российское IT-образование отличает сильная фундаментальная подготовка: «Обычно уже при поступлении студенты имеют хорошую математическую базу. Нельзя сказать, что за границей образование практико-ориентированное, а у нас нет, просто в России исторически сложилось иначе. В итоге практика в параллели с фундаментальными дисциплинами дает хорошие результаты. Студенты, особенно младших курсов, не всегда понимают, зачем им нужны отдельные разделы физики или математики. В дальнейшем же фундаментальная математическая база и широкий кругозор дают им возможность быть конкурентными на рынке».

Принципиальным отличием российского образования от западного Анатолий Шалыто называет подход к обучению: «В Америке все больше учебных заведений вводит образовательные траектории, где человек сам выбирает прослушиваемые курсы. Это хорошо и правильно для гуманитарных наук, но такая система неприемлема для информационных технологий. Обучаться точным наукам можно только по аналогии со строительством домов, где все идет от фундамента вверх и в правильном порядке. Сейчас на IT-специальностях некоторые предлагают вводить перевернутую пирамиду: на первых курсах читать прикладные курсы, а уже потом доучивать и добавлять в программу фундаментальные науки. Я считаю, что пирамида, которая стоит на вершине, очень легко свалится: все должно идти слой за слоем».

Коротко или ясно


Андрей Лобанов, основатель и СЕО компании «Алгоритмика», рассказывает, что на Западе уже несколько лет очень популярна и продолжает стремительно развиваться тема буткемпов (bootcamp). «Это такие суперинтенсивные курсы, на которых в сжатые сроки — обычно несколько месяцев — за счет полного погружения в среду разработки и решения реальных кейсов, людей обучают с нуля до уровня джуниор-специалистов. Главная цель такого обучения — это трудоустройство, то есть компании очень часто нанимают себе специалистов как раз после таких программ. В России такой формат образования только-только появляется, но все больше начинает пользоваться спросом»,— говорит господин Лобанов.

Сергей Ширкин, декан факультетов искусственного интеллекта и аналитики Big Data в образовательной экосистеме Geek Brains, напротив, среди трендов в онлайн-образовании в России называет укрупнение образовательного продукта: «Если пять лет назад студентам предлагались онлайн-курсы длительностью в среднем от одного до трех месяцев, то сейчас часто предлагается целиком освоить профессию и вместо одного курса пройти программу из нескольких курсов общей длительностью один-два года. После прохождения такой программы студент не просто получает какие-то новые навыки, но может полностью поменять свою карьеру. На западных онлайн-ресурсах подобные проекты также существуют, но они меньше походят на альтернативу обычным вузам». Впрочем, по словам господина Ширкина, длительные программы больше подходят взрослым людям, которым важно уже не просто выучить какую-то информацию, а построить последовательную систему знаний.

Популярным вариантом является концепция непрерывного образования. «В Политехе этим занимаются наши коллеги из Высшей инженерной школы. Обучение можно начать с четвертого класса по программам Академии информатики для школьников, где учащийся получает разносторонние знания и практические навыки в области IT, проходит серьезную профориентацию. Далее он продолжает обучение в институтах Политеха, заканчивая бакалавриат и магистратуру. Спустя какое-то время специалист возвращается на курсы повышения квалификации или профессиональной переподготовки: технологии меняются очень быстро. Кроме того, на эти программы приходят частные лица, работники организаций и предприятий как с профильным, так и без профильного образования, выстраивая свою образовательную траекторию»,— объясняет Павел Дробинцев.

В целом же история с переподготовкой специалистов в России не раскрыта, считает Даниил Пилипенко, старший преподаватель онлайн-университета Skillbox по направлению программирования. «Переподготовкой IT-специалистов занимаются только очень крупные компании, которые готовы вкладываться в своих сотрудников. Средний и малый бизнес этим практически не занимается»,— говорит он.

Тренд на качество


Николай Горелый, основатель фестиваля новейших технологий Geek Picnic и партнер Мета-университета, занимающегося созданием совместных программ обучения с техническими университетами России, среди трендов IT-образования выделяет ориентацию на практику в той или иной форме: «Это может быть онлайн, офлайн, на курсах, отдельно с ментором или полноценно в вузе. Все понимают, что, помимо фундаментальных знаний, нужны практические компетенции и опыт: образование становится все более прикладным и специализированным». Будущее, по мнению эксперта, за STEM-специальностями (sciencetechengineeringmath), то есть за техническими, научными и инженерными узкопрофильными направлениями.

Качество программ для IT-специалистов в российских вузах растет, особенно по машинному обучению, анализу данных и программированию, считает руководитель службы академических программ «Яндекса» Евгения Куликова: «Появляются новые специальности, качество преподавания меняется. Важно, что активно развивается дополнительное IT-образование вне университетов. Сейчас, чтобы стать программистом, можно пройти дополнительные курсы». Например, на сервисе онлайн-образования «Яндекс.Практикум» можно получить профессию разработчика, аналитика или тестировщика. По словам госпожи Куликовой, большая часть студентов (78%) приходит за специальностью тестировщика: «Это понятный и достаточно базовый вход в IT-отрасль, в аналитике данных 50% студентов приходят за новой профессией, а остальные "прокачивают" себя — это маркетологи, менеджеры. В разработке 55% студентов приходят за новой профессией, а остальные хотят именно познакомиться с языками программирования, чтобы лучше понимать разработчиков в работе с ними, или автоматизировать свою рутину, или понять, нравится ли им вообще программирование».

Высшее образование, по мнению Андрея Лобанова, в основном дает хорошие фундаментальные основы, но не отработку на реальных кейсах: «После университета молодые люди либо идут доучиваться на короткие интенсивные курсы, чтобы поработать с реальными задачами и сделать проекты для портфолио, либо могут устраиваться на стажировки в компании. Тем не менее далеко не все команды разработчиков готовы брать себе в команду стажеров, поскольку ресурс более старших разработчиков очень ограничен».

IT-рынок готов принимать к себе молодых специалистов, но, несмотря на все усилия образовательного звена, его игроки видят недостатки в подготовке студентов. Элина Кудишина, директор по персоналу компании Oberon, отмечает, что если в резюме соискателя указан один из петербургских технических вузов, работодателя заинтересует его кандидатура: «Но на собеседовании потенциальные руководители попросят сделать тестовое задание, посмотрят на его аналитическое мышление, умение выстраивать логические цепочки, структурировать информацию». По ее словам, молодым IT-специалистам не хватает специализированных знаний, привязки их навыков программирования и анализа к конкретным бизнес-кейсам.

С госпожой Кудишиной соглашается генеральный директор IT-компании Omega Алексей Рыбаков: «Проблема российского образования в направлениях IT связана с тем, что выпускники вузов мало подходят для быстрой встройки в бизнес-процессы компаний. Сейчас подготовка в вузах IT-специалистов не соответствует условиям быстрорастущих требований бизнеса. Вчерашние студенты не могут сразу начать полноценно работать в компании. Как правило, требуется дополнительная подготовка, нередко приходится проходить различные обучающие курсы и программы, изучать актуальные технологии».

Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя