За деревьями долга не видать

Суд отказал в привлечении экс-директоров «Башхольц» к субсидиарной ответственности на 1,5 млрд рублей

Арбитражный суд Башкирии отказал в привлечении экс-руководства ООО «Башхольц» к субсидиарной ответственности по долгам компании. Требования кредиторов оцениваются в 1,5 млрд руб., основным из которых является ВТБ. «Башхольц» выступал поручителем по кредитным договорам Уфимского фанерно-плитного комбината. Конкурсный управляющий «Башхольца» Анна Комбарова заявляла, что заключение договоров поручительства было невыгодно компании, ее руководство вовремя не обратилось в суд с заявлением о банкротстве и не предоставило необходимые бухгалтерские документы. Юристы считают, что Анна Комбарова «не дожала» ситуацию, недостаточно исследовав вопрос, но у нее есть шанс отменить решение суда.

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Арбитражный суд Башкирии отказал конкурсному управляющему ООО «Башхольц» Анне Комбаровой в привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам предприятия в размере 1,5 млрд руб. его бывших руководителей Равиля Байбикова и Равиля Ряхимова. Господин Байбиков руководил компанией в 2015–2016 годах и с мая 2018 года по май 2019 года, а господин Рахимов — в 2016–2018 годах.

В мае 2019 года «Башхольц» по заявлению Сбербанка был признан банкротом, начато конкурсное производство. Компания является дочерним предприятием Уфимского фанерно-плитного комбината, принадлежащего Башкирской лесопромышленной компании. Занималась производством пиломатериалов, древесного полотна, древесной муки, технологической щепы и стружки. В прошлом году Уфимский фанерно-плитный комбинат и Башкирская лесопромышленная компания также были признаны банкротами.

В 2011 году Уфимский фанерно-плитный комбинат заключил два договора об открытии кредитной линии со Сбербанком, поручителем по которым в 2012–2015 годах выступал «Башхольц». Заемщик свои обязательства не исполнил. В итоге сумма задолженности фанерно-плитного комбината и «Башхольца» на начало 2018 года составила 138,5 млн руб. По мнению конкурсного управляющего, неисполнение обязательств по договорам поручительства стало основанием для признания должника банкротом. Также в 2017 году «Башхольц» выступил поручителем по кредитным договорам комбината с ВТБ. Требование банка к поручителю о погашении задолженности в размере 1,4 млрд руб. впоследствии было включено в реестр требований его кредиторов.

По мнению Анны Комбаровой, «обеспечительные сделки были заключены не только при имеющейся задолженности в значительном размере, но и при отсутствии у должника финансовой возможности их исполнить, а также ликвидного имущества, о чем не мог не знать добросовестный руководитель должника». Также она считает, что Равиль Байбиков, зная о «значительной сумме неисполненных обязательств», обязан был обратиться в суд с заявлением о признании компании банкротом не позднее марта 2018 года, однако не сделал этого.

Ответчики в свое оправдание заявили, что заключение договоров поручительства за связанные компании не может быть основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, так как у аффилированных друг с другом компании-должника и компании-поручителя были общие экономические интересы.

Суд согласился с доводами бывших руководителей, указав на отсутствие доказательств недобросовестности или неразумности их действий. Поручительство от компании, входящей в одну группу лиц с заемщиком, является стандартной практикой, «что не свидетельствует о наличии признаков неразумности или недобросовестности в поведении кредитора даже в ситуации, когда поручитель испытывает финансовые сложности», говорится в решении. Также суд не усмотрел обязанности руководства обратиться с заявлением о банкротстве, так как наличие задолженности не свидетельствует о том, что должник «автоматически» стал отвечать признакам неплатежеспособности.

Анна Комбарова заявила „Ъ“, что не определилась, будет ли оспаривать решение суда. Также госпожа Комбарова не ответила на вопрос о размере активов «Башхольца». В 2019 году она подавала иск в отношении Рамиля Байбикова об истребовании бухгалтерской документации компании, перечня дебиторов и отчетов об оценке имущества. Суд в удовлетворении иска отказал, так как представитель ответчика во время разбирательства передал запрашиваемые документы. Однако из заявления о привлечении к субсидиарной ответственности следовало, что документы конкурсный управляющий так и не получила.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов считает, что конкурсный управляющий сможет обжаловать решение суда, если докажет, что ему не были переданы все документы, и это помешало взысканию дебиторской задолженности.

По мнению арбитражного управляющего, партнера юридической фирмы Intellect Ольги Ждановой, конкурсный управляющий «не дожал», недостаточно исследовал вопрос. «Как правило, довода о не поданном вовремя заявлении о банкротстве недостаточно, нужно проводить анализ деятельности должника, определяя, что именно привело компанию к объективному банкротству»,— отметила госпожа Жданова.

Влада Шипилова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...