Коротко

Новости

Подробно

5

Фото: Предоставлено Virtus.pro

С мышкой наперевес

Почему миллионы людей готовы часами смотреть трансляции видеоигр?

Журнал "Огонёк" от , стр. 26

Самое массовое мероприятие в наши ковидные времена состоялось в октябре на футбольном стадионе «Пудун» в Шанхае — чемпионат мира по игре «Лига легенд». Цифровой спорт набирает обороты. Кто такие киберспортсмены и почему миллионы людей готовы часами смотреть трансляции видеоигр, узнал «Огонек».


Ольга Копцева


Киберспорт — это спорт, официально Россия заявила об этом дважды, в 2001 и 2016 годах. Легитимным на государственном уровне геймерство признали в США, Западной Европе, Индии, Мексике и странах СНГ. И это неудивительно: цифровая среда просочилась в повседневную жизнь, будни и праздники мы проводим с гаджетами и перед экранами мониторов. Изолированная от внешнего мира молодежь еще глубже погрузилась в виртуальные миры и видеоигры.



Футбольный стадион «Пудун» в Шанхае на 40 тысяч зрителей первым в ковидной истории принял массовое мероприятие в октябре этого года. Заявки на чемпионат мира по игре «Лига легенд» (League of Legends — боевая онлайн-арена.— «О») прислали 3 млн человек, однако шахматная рассадка позволила выделить всего 6 тысяч зрительских мест. Организаторы приняли решение разыграть билеты, но только среди игроков 30-го уровня и выше. Вход — твое собственное лицо, никаких бумажных и электронных билетов, идентификация через биометрическую систему распознавания.

В зрительном зале соблюдают масочный режим строго и китайцы, и иностранные гости, высидевшие двухнедельный карантин в гостиницах. Посреди стадиона — арена с гигантскими экранами, на ней компьютерные столы. За приз в 2 млн долларов бьются корейцы и китайцы, две команды по пять человек. Единственная команда из СНГ выбыла задолго до финала, хотя и наши команды прочно держатся в топ-10 мировых рейтингов. Звезды киберспорта — ребята стеснительные, выходят на сцену робко, минута славы для них дело явно непривычное, а оттого еще более волнующее. Ни форма, ни бутсы им не нужны, для этой битвы достаточно наушников, мышки и мощного компьютера. Как и в большом спорте, за кадром работают киберспортивные комментаторы, однако оценить накал страстей вряд ли получится без специальной подготовки — трансляция ведется на «лытдыбрском» языке, когда вроде бы по-русски, но ничего не понятно: «Еще одна попытка своровать дракона… ударной волны нет, опасная ситуация. Да-а-а-! У него есть уничтожитель. Улучшенный ботинок и золото! На 7-й минуте опасный момент… три убийства получил игрок, противник уже давит на нижней линии. 0:3».

— Киберспортивный язык действительно специфический, здесь, чтобы комментировать, нужно самому играть на достаточно серьезном уровне,— говорит Мила Алиева, комментатор RuHub,— у меня до 10 часов эфирного времени в сутки, я постоянно разговариваю, и это непростой труд. Но и оплачивается наша работа хорошо. Зарплата зависит от профессиональных качеств, медийности, количества подписчиков, способности привлечь аудиторию каналов и соцсетей на трансляции. Эфиры смотрит много школьников, подростков, реже людей постарше, примерно до 35 лет. В онлайн заходят сотни тысяч человек, особенно волнуешься, когда комментируешь на стадионе для русскоязычной аудитории, тебя не только слушают, но и смотрят, нужно всегда быть на позитиве и хорошо выглядеть. В киберспорт я пришла поздно по меркам этого бизнеса, мне было 20 лет. Мои близкие, как и большинство родителей, с недоверием восприняли увлечение играми и сказали: «Ты занимаешься просто ерундой». Классическая реакция на многочасовое сидение ребенка за компьютером: «Сходи погуляй, уже синяки под глазами, глупости все эти игры, как они тебя в жизни кормить будут?» И вот тут очень тонкий момент, когда ребенка нужно поддержать, узнать, что он там делает за компьютером, что ему интересно, какие у него увлечения. Если это просто отдых и уход от реальности, то само пройдет, а если, возможно, с этим будет связана профессия, то лучше вовремя поддержать.

«Новый черный»


Для детей эпохи цифровизации («зеты», поколение Z) киберспорт, как сейчас говорят, «новый черный» — суперхит, неотъемлемая часть жизни. Это максимально комфортная среда, где можно получить сильные эмоции, найти единомышленников, интересно провести время. Самые предприимчивые находят в этом новые возможности — выбраться из своего городка в столицу, стать лучшим игроком киберспортивного клуба и зарабатывать суммы, которые нам, простым смертным, даже не снились.

Социальный лифт в киберспорте работает безотказно. Вверх по карьерной лестнице — задача здесь быстрореализуемая и вполне достижимая. Но, как и в любом профессиональном спорте, придется ежедневно тренироваться по 8–10 часов.

В отличие от шоу-бизнеса и блогерства, где нужны большие бюджеты для раскрутки, подкрепленные прочными связями, для киберспорта характерна прозрачная система рейтинга внутри игры, которую не получится обмануть с помощью влиятельного дядюшки и алгоритмов. Получив высокий рейтинг, игрок становится интересен киберспортивным клубам, которые выкупают его для контрактной работы. Расслабился и потерял форму — вышел из состава, так как главная задача клуба — побеждать.

— Да, это самая настоящая работа, игрок получает зарплату и призовые с турниров,— рассказывает Ксения Вартанова, PR-менеджер Virtus.pro.— Самый юный игрок находится в нашем клубе прямо сейчас, это Кирилл Гришин из Брянской области, ему 15 лет, и он уже один из самых лучших киберспортсменов СНГ в своей дисциплине. Самому взрослому, Олжасу Батырбекову, на момент ухода из команды исполнился 31 год. У нас несколько составов по разным дисциплинам: Dota 2, CS:GO, Fortnite и Rainbow Six Siege. Выбор дисциплин обусловлен популярностью. Например, Dota 2 и CS:GO — одни из самых распространенных в России и СНГ. Fortnite всего за несколько лет стала одной из самых популярных игр в мире, Rainbow Six Siege пользуется большим успехом в Бразилии и во Франции.

Играть в компьютер и отщелкивать мышкой миллионы мечтает сегодня каждый школьник. Доходы киберспортсменов еще не превышают зарплат именитых футболистов, но уже явно стремятся в сторону большого спорта. Для понимания сути вопроса достаточно посмотреть призовые фонды чемпионатов по разным игровым дисциплинам (от 10 тысяч до 40 млн долларов). Большая часть выигранных денег достается команде. Кроме того, игроки получают зарплаты от клубов, в которых состоят, от 2 тысяч до 25 тысяч долларов в месяц, зарабатывают на стримах (прямых эфирах), спонсорских контрактах и рекламируют бренды. Рекламодатели активно используют такие мероприятия и киберзвезд для привлечения внимания к премиальным товарам.

Вся жизнь — игра


Что такое большой киберспорт, рассказывают игроки «высшей лиги». Добиться успехов им помогают трудолюбие и желание быть лучшими в своей дисциплине. Как и в любом профессиональном спорте, это жизнь с высокими нагрузками, эмоциональными и физическими. От долгого нахождения за компьютером сильно устает спина, затекают ноги, напряжение мозга и мышц помогают снимать психологи и массажисты. А от головной боли, усталости и туннельного синдрома (онемение пальцев руки) лучше всего помогает здоровый сон.

Фото: Предоставлено Virtus.pro

Павел «p4sh4» Косенко, игрок Rainbow Six Siege, 19 лет, Воронеж:

— Учителя всегда считали, что я бездарь и из меня ничего не получится. ЕГЭ сдал, поступил в институт, но почти сразу понял, что это не мое. Мы с командой тогда играли в квалификации в Pro League, где требовалась полная самоотдача. Выбирая между карьерой киберспортсмена и учебой, остановился на первом. Родители работяги, мама врач, отец военный. Жили не бедно, но и не особо богато. Еще у меня есть брат, на 5 лет старше. За ним как раз и подсматривал, как он играет. В юности думал, что киберспорт — это реально круто: заниматься тем, что тебе нравится, и получать за это деньги. Я понимал, что не самый сильный игрок, поэтому поначалу мне казалось, что киберспорт для меня гиблая идея. Начал действительно много играть, родители были недовольны. Познакомился на одном из серверов с ребятами, которые играли явно лучше меня, поэтому постарался влиться в их тусовку. В итоге мы сдружились, и какое-то время спустя, когда я уже начал играть лучше, я начал задумываться, может, действительно стоит как-то попробовать себя в киберспорте. Три года назад мне написал один парнишка из комьюнити Rainbow Six и позвал в самую первую команду. Играл 5–8 часов в день, чтобы каждый день чувствовать развитие. Сейчас уже не уделяю так много времени развитию стрельбы, движений, по статистике я один из самых стабильных в команде. У меня постоянный доход, чтобы жить и почти ни в чем себе не отказывать, тем более что я не перебрался в Москву и живу Воронеже. У меня нет машины, езжу на автобусе и такси, оно в Воронеже дешевое. Не чувствую себя избалованным, образ жизни остался примерно таким же, хотя я многое могу себе позволить. Приобрел некоторые вещи, мощный компьютер и новый телефон для более комфортной жизни, в теории этого можно было и не делать. Не считаю себя везунчиком и не очень-то верю в везение ни в жизни, ни в игре. Успех напрямую зависит от вложенных трудов. Не думаю, что есть что-то, о чем я по-настоящему мечтаю. Хотелось бы в старости жить в достатке, купить полноценный дом с баней и бассейном.

Учиться слышать голос цифровых коммуникаций — наша новая реальность. Так, китайское Министерство трудовых ресурсов объявило об официальном признании профессий «киберспортивные профессионалы» и «киберспортивные организаторы».

Фото: Предоставлено Virtus.pro

Джами «Jame» Али, игрок CS:GO, 22 года, Новороссийск:

— В начале пути я думал, что жизнь киберспортсмена идеальная для меня, но все оказалось довольно непросто. Чем больше тренируешься, тем лучше, главное, чтобы без вреда для здоровья. От всех недугов, которые можно получить, занимаясь компьютерным спортом, помогут врач, физические нагрузки, лекарства и ограничение экранного времени. Рабочий день строится так: проснулся, привел себя в порядок, пока пандемия — тренируемся каждый из дома, часовые перерывы на еду и час отдыха перед сном. Есть выходной, как у всех. Частота соревнований зависит от уровня твоей команды, чем выше, тем больше чемпионатов, которые можешь посетить. В какой-то момент начинаешь отказываться от турниров с относительно низким призовым фондом. Успех и доход зависят от опыта и наигранности, раскрученности имени, иногда от везения. Сейчас мне бы хотелось прилагать меньше усилий, но все равно оставаться на высоком уровне, чтобы дальше жить этой жизнью и выигрывать много крупных чемпионатов. Когда надоест киберспорт, надеюсь, к тому времени у меня уже будут другие занятия, которым можно будет уделить больше времени. Я сам из Новороссийска, сейчас снимаю квартиру в Питере. Мама не против такой работы и поддерживает, только говорит, нужно институт окончить. Я ведь после 11-го класса поступил в вуз на экономику, но бросил. В свободное время люблю серфить в интернете, вот и все хобби.

Конкуренция сохраняется не только среди игроков, но и между разработчиками игр. Призовой фонд популярной игровой дисциплины Dota 2 на турнире «The International 10» достиг 40 млн долларов, с ней конкурирует Fortnite с призовым фондом 36 млн. Виртуальному миру — виртуальные ценности за реальные деньги. Объем призового фонда формируется в результате продажи внутриигровых предметов — оружия, одежды, внешности героя, дополнительных возможностей. 20–30 процентов от суммы продажи направляются на турнирные призы. Сами киберспортсмены часто покупают «волшебные мечи и шлемы», сумма за единицу товара достигает 700 тысяч рублей. Игрокам удается продать эти артефакты по более выгодной цене.

Фото: Предоставлено Virtus.pro

Кирилл «kiryche32» Гришин, игрок Fortnite, 15 лет, Брянская область:

— Я периодически приобретаю предметы за игровую валюту, но это внутренние деньги, которые мне дают разработчики игры за особые успехи. Путь в большой спорт у меня начался с выигрыша 2 тысяч рублей, не думал, что в итоге из этого получится такая карьера. Мне всегда нравилось учиться, даже был почти отличником до 9-го класса, потом стал меньше времени уделять учебе из-за игры Fortnite. И учеба отошла на второй план. У меня хорошая семья, папа полицейский, мама домохозяйка, есть старший брат. Как раз он, когда мне было 3 года, посадил за компьютер и показал первую игру. Сейчас стараюсь играть минимум 4–5 часов в день, не считая турниров. Доход складывается из турниров, зарплаты, твича (трансляция собственной игры в интернете). Успех и доход зависят в основном от усердных тренировок, но везение тоже присутствует. В обычной жизни мечтаю всегда позволять себе то, что хочу, планирую сыграть на следующем чемпионате, если его, конечно, не отменят, а когда надоест, буду отдыхать и наслаждаться жизнью.

Неплохо заработать можно и на комментировании видеопотока.

Фото: Из личного архива

Владимир «Братишкин» (bratishkinoff), популярный стример, 22 года, Москва:

— Моя работа — проходить видеоигры в прямом эфире на канале в твиче (Twitch — площадка для трансляции компьютерных игр, матчей, блогеров.— «О»). Общаюсь с подписчиками довольно развязно, рассказываю шутки, приколы, много ору. У меня отвратительный образ, я себя не смотрю. Соседи сказали: «Пусть орет, мы переедем в комнату подальше от вашей стенки». Первое время родители были против, но, когда привез домой первые 100 тысяч рублей, папа с мамой посовещались и сказали: «Ладно, только выходи из комнаты и тут уж будь хорошим мальчиком». Окончил колледж, сейчас учусь в институте. Всю жизнь был троечником, любил труд, физкультуру и информатику. Первые деньги заработал в 12 лет — занимался развитием сообществ «В контакте» и продавал поделки из дерева у родного дяди, он мне щедро платил, видимо, чтобы любовь к труду привить. Заработанные деньги потратил на компьютер. С 16 лет начать стримить (комментировать видеопоток). Однажды кружка скатилась на компьютер, и чай залил процессор. Я к маме: «Нужен новый компьютер срочно, буду стримером». «Что это такое?». «Это когда ведешь прямые трансляции в эфире». Мама вложила 70 тысяч в новый комп, и тогда пошел первый рост. Я из простой семьи, мама менеджер по продажам, папа ремонтирует автомобили. Жили всемером в квартире плюс две кошки, как вы понимаете, шансов получить платное образование и начать бизнес немного. Стримить начал, потому что был асоциален, меня раздражали люди, о деньгах даже не думал. Со временем понял, что я людям нужен, важно находить тот круг общения, который тебе близок. Раньше 100 человек меня смотрели, это было «вау», друзья посоветовали подключить донейшен. Сейчас меня смотрят ежедневно 15–18 тысяч человек. Веду эфир без выходных по 3 часа. Заработок стримера состоит из дохода от платных подписок на канале и рекламы перед началом эфира (2 тысячи долларов) плюс донаты (пожертвования тех, кто меня смотрит) от 300 тысяч до 1,5 млн в месяц и спонсорские деньги, их приносят бренды за упоминания и рекламу. Бренды заходят с разными предложениями, бывает по 500 тысяч рублей в неделю. Стримерская жизнь — бизнес, сколько вложил, столько поимел. Почти все заработанные деньги трачу на развитие каналов, привлечение, активности, свои проекты. Видеоигры сейчас набирают обороты, они должны выходить на уровень школьных олимпиад, но не как замена спорта, а в качестве интересной альтернативы. Есть миф, что игры портят детей,— это глупости, наоборот, дети энергию и агрессию выплескивают в играх. Я играю много лет, мне нравятся стрелялки-убивалки, но я не стал маньяком. Напротив, развиваю собственный бизнес, плачу налоги, занимаюсь интересным делом, живу в кайф.

О спорт, ты — комп!

Согласно исследованию аналитического центра НАФИ, в компьютерные игры играют 19% россиян и 14% считают, что киберспорт — спортивная дисциплина. Среди тех, кто увлекается играми, каждый четвертый (26%) играет ежедневно; 15% — 4–5 раз в неделю; 28% — 2–3 раза в неделю; 30% — раз в неделю и реже. Чем моложе люди, тем чаще они относят киберспорт к настоящим видам спорта. Так, о Counter Strike знают 21% опрошенных; о Dota 2 и Mortal Kombat — по 18%; FIFA — 16% и Doom — 12%. По данным статистики, 74% опрошенных играют на компьютерах; 41% — на смартфонах и планшетах; 12% — на игровых приставках (PlayStation, Xbox и Nintendo). При этом мужчины чаще играют на компьютерах и приставках, а женщины — на смартфонах и планшетах.

Такой спорт МОК не нужен


В пандемию развитие киберспорта в России начали обсуждать на высшем уровне. Президент одобрил проведение таких соревнований в школах, а Федерация компьютерного спорта России на средства президентского гранта в третий раз провела интеллектуально-киберспортивные лиги. Школьники со всей страны соревновались в дисциплинах, три из которых — это компьютерные игры, электронные шахматы и поиск в интернете на время. О готовности оказать поддержку отечественному киберспорту заявил недавно и председатель комитета Государственной думы по физкультуре и спорту Борис Пайкин. Виртуальная реальность может стать спасательным кругом для детей и подростков с ограниченными возможностями, которые вынуждены вести закрытый образ жизни и проводить много времени наедине с компьютером. Первый такой чемпионат для особенных детей прошел в Москве в конце сентября.

Самая больная тема киберспорта — вопрос о том, можно ли его считать спортом и войдет ли дисциплина в олимпийскую программу. Жирную точку поставил МОК 30 октября 2020 года. Комитет призвал международные федерации не вступать в партнерские отношения со Всемирной федерацией киберспорта (GEF). Глава МОК Томас Бах объяснил это главным образом тем, что ценности киберспорта не совпадают с ценностями олимпийского движения: «Игры с убийствами или те, в которых пропагандируется жестокость, никогда не смогут стать частью программы». Если перевести с дипломатического на «лытдыбрский»: «Спорт-то он спорт, но жестокий. Если без убийств, то может быть, а так — нет».

Близость на безопасном расстоянии

Эксперт

О феномене киберболельщика и близости на «безопасном расстоянии» — Яна Лейкина, психолог.


Это действительно интересный механизм, когда зрители на стадионе или перед монитором 2–3 часа наблюдают за игрой других людей. Когда человек «бегает, прыгает, стреляет» сам, все предельно понятно, он вовлекается в процесс и переносит себя в виртуальное пространство. Но что побуждает следить за игрой других? Здесь работают более сложные механизмы. Человеку важно отдохнуть от пресловутой многозадачности и информационного шума, фокусируя внимание на одном действе. Таким действом становится киберспорт. В нем больше активности и конкретных результатов по сравнению, например, с кино, а за героями — реальные люди. Через психологический механизм проекции киберболельщик ощущает близость с игроками, я называю это «близость на безопасном расстоянии». Он испытывает настоящие эмоции и те же чувства, что и игрок, не прикладывая столько сил и энергии. Но, стоит предупредить, регулярное наблюдение за видеоиграми может сформировать пассивную аддикцию (зависимость). Для виртуального болельщика это чревато социальной дезадаптацией, причем опасность двойная: уход из реального мира в виртуальный, с одной стороны, и уход из своей жизни в чужую — с другой. Человек может жертвовать своими социальными ролями и настоящими интересами во имя увлечения.

Комментарии
Профиль пользователя