Коротко

Новости

Подробно

Фото: EPA-EFE / Vostock Photo

Второе пришествие локдауна

Итоги новой ковидной волны подводит Италия

Журнал "Огонёк" от , стр. 22

Первые недели ноября подвели жирную черту под надеждами на то, что горький опыт первого локдауна дает шанс избежать второго. И один из самых показательных примеров в этом смысле — Италия, которая первой в Европе вступила в схватку с новой заразой и первой, как казалось, ее пережила. Увы, все вернулось. Так как с этим жить? Какие уроки учесть и каких ошибок остерегаться?


Елена Пушкарская, Рим


«Было так хорошо, а стало так плохо!» — сокрушаются сегодня на Апеннинах по поводу ухудшающейся на глазах эпидемиологической ситуации.



Это казалось невозможным всего месяц назад, в начале октября, когда число новых инфицированных в стране держалось у отметки всего 1,5–2 тысячи в день. А теперь Италия бьет свои же рекорды времен первой (весенней) волны пандемии: в первую неделю ноября число зараженных подобралось к 40 тысячам за день. К показателям полугодовой давности приближается и ежедневная смертность от ковида: когда сдавался этот материал, их было уже 580. Медики не сомневаются: при таких темпах без нового локдауна не обойтись. И хотя пока красная зона в Италии ограничена Ломбардией, Пьемонтом, Валле-д’Аостой, Калабрией и добровольно примкнувшим к ним Южным Тиролем, всем ясно: этот список может быть расширен, как уже расширилась «промежуточная» оранжевая зона. К первоначально оказавшимся в ней Апулии и Сицилии буквально через несколько дней пришлось добавить Абруццо, Базиликату, Лигурию, Тоскану, Умбрию…

Остальную территорию окрасили было в зеленый цвет, но быстро спохватились, что цвет надежды может быть истолкован излишне оптимистически, и перекрасили в желтый. Надежда теперь исходит лишь от министра здравоохранения Роберто Сперанцы. И не потому, что его фамилия переводится именно так (Speranza по-итальянски и есть надежда), а потому, что именно он решает, какой цвет обретет та или иная область, а может, и вся страна. «Огонек» попробовал разобраться в хитросплетениях красок.

Три цвета осени


«Мне кажется, что сейчас весна, а не осень»,— невесело шутит коллега из Милана. В подтверждение своих слов отправляет мне вид из окна с опустевшими набережными района Навильи: эти романтические каналы, возраст которых исчисляют веками, без людей и впрямь выглядят весьма грустно. Совсем как минувшей весной, когда на Италию обрушилась первая волна пандемии.

В то, что она может вернуться, так не хотелось верить, но это случилось. 6 ноября области Ломбардия, Пьемонт, Валле-д’Аоста и Калабрия были очерчены красной чертой, что означает: въезд и выезд из них запрещен, как запрещено и свободное передвижение внутри красной зоны. Все выходы и выезды возможны теперь лишь с документом, объясняющим крайнюю необходимость,— так же было и весной. Моя коллега заполняет такую бумагу, даже когда отводит сына в школу: младшие классы, продовольственные магазины, аптеки, газетные киоски и парикмахерские — вот и все, что остается доступным для жителей областей, где эпидемиологическая ситуация признана критической. Оранжевая зона лучше красной лишь тем, что там без уважительной причины разрешается выходить из дома. Правда, недалеко — отправиться за город уже нельзя.

Те же, кто оказался в желтой зоне, вроде вашего корреспондента, поначалу выдохнули с облегчением — мол, ограничения у нас наименее жесткие, но, как вскоре выяснилось, поспешили. Даже здесь закрыто практически все, с чем связана свободная от работы жизнь в современном городе,— театры, кинотеатры, музеи, любые увеселительные заведения, не говоря уже о спортзалах с бассейнами. От красной и оранжевой зон нас отличают лишь работающие бутики и ритейл, а также рестораны и бары, в которых, правда, теперь можно только обедать и полдничать, так как в 18:00 им предписано закрываться.

В таких обстоятельствах хозяева многих заведений в Риме предпочитают не открываться вовсе. Речь не только о задраенных витринах на торговой виа дель Корсо. Бар на моей улочке, например, тоже закрылся — клиентов-то мало.

Но самое удручающее — это объявленный по всей стране с 22 часов комендантский час. Это, конечно, лучше, чем полный локдаун, но, когда одна из столиц Европы пустеет в «детское время», да еще перегораживается полицейскими кордонами, это погружает в уныние. Хотя все признают: другого способа отбить у молодежи охоту к ночным тусовкам до сих пор не обнаружено.

Штраф за неоправданный выход после общенационального отбоя колеблется от 400 до 1000 евро, как, впрочем, и за любое другое нарушение режима, включая отсутствие маски в транспорте или общественном месте. За нарушение карантина ковид-инфицированными и вовсе грозит уголовное преследование. Но даже эти, как их называют на Апеннинах, «соленые» штрафы не в силах сдержать желание ковид-диссидентов «жить полной жизнью». По данным МВД, лишь за первый уикенд после введения ограничений их было выписано больше тысячи.

Все по местам!


«Верьте мне, другого выбора не было»,— объяснял в парламенте министр здравоохранения Роберто Сперанца. Именно он отвечает за распределение территорий по разноцветным зонам.

По словам министра, на 6 ноября в Италии было 500 тысяч инфицированных, причем порядка 40 тысяч к ним добавилось только за этот день (!). В больницах (все на то же 6 ноября) находилось 24 тысячи человек, из них 2,5 тысячи — в отделениях интенсивной терапии. Еще один тревожный показатель — из 100 сделанных в течение дня ПЦР тестов 17 дали положительный результат, а индекс распространения заболевания (Rt) в среднем по стране составлял 1,5.

В принципе, всю эту информацию в раскладке по областям можно и самому найти на сайте Минздрава, где она обновляется в ежедневном режиме. Возобновились и пресс-конференции Высшего института здоровья (ISS), при котором работает оперативный штаб, мониторящий эпидобстановку. На одной из них комиссар по координации антиковидных мер (есть и такая должность) Доменико Аркури констатировал: больничного кризиса в масштабе страны пока нет. По его данным, пациенты с короной занимают 40 процентов коечного фонда страны, а в реанимации ими занято 30 процентов мест. Однако ситуация сильно разнится по регионам, и уже немало таких, где она напоминает весенний коллапс. Скажем, из Монцы (там в больницах нет мест) везут в соседний Милан. В клинике под Турином больные лежат на полу в коридоре, в госпиталях Флоренции осталось 12 мест. В Неаполе не справляется служба скорой помощи, поэтому в госпитали везут на личных автомобилях, а в аптеках начались перебои с кислородными баллонами…

Как рассказал «Огоньку» заведующий инфекционным отделением миланской клиники «Сакко» Массимо Галли, его отделение на прошлой неделе было переоборудовано под реанимацию. Срочно наращивают места в палатах интенсивной терапии и римской инфекционной клиники «Спалланцани». Ее директор Франческо Вайи подтвердил «Огоньку», что с недавнего времени принимает исключительно пациентов с коронавирусом.

Есть и «народные» способы прощупывания эпидобстановки, но они зашкаливают. Если весной из всех, кого я знаю лично, заболел только один английский коллега, то сейчас знакомых и друзей, лечащихся дома или отбывающих карантин, не меньше десятка. На этом фоне множатся и «немедицинские» инициативы по борьбе с ковидом. Самое дикое, на мой взгляд, предложение на данный момент поступило от губернатора Лигурии Джованни Тоти: «изолировать» тех, чьи заболевания лечить труднее всего и кто к тому же «не является ценным трудовым ресурсом». Речь, как нетрудно догадаться, о лицах старше 70…

Формула риска


Словом, вопрос о том, как встречать вторую волну, вовсе не праздный. Если отбросить издержки и передержки, какие же выводы сделала Италия из своего горького весеннего опыта? О том, как на самом деле работает сегодня механизм принятия решений об антиковидных ограничениях, «Огоньку» рассказал президент Высшего института здоровья и глава созданного при нем оперативного штаба Сильвио Брусаферро. По его словам, начиная с 5 мая, того самого дня, когда итальянцев выпустили с карантина, оперштаб мониторит эпидемиологическую ситуацию в стране, и результаты этого мониторинга являются ключевыми для последующих решений правительства.

— Штабом разработана формула оценки рисков как в целом по стране, так и по регионам,— сообщил «Огоньку» Сильвио Брусаферро.— В нее закладываются поступающие с мест данные, как то: рост числа зараженных, индекс распространения вируса, заполненность медучреждений и их оснащенность, способность управленцев отслеживать контакты инфицированных, умение бороться со вспышками, плотность населения, развитие инфраструктур, количество домов престарелых и т.п. В общей сложности 21 показатель.

На основе этих данных компьютерная программа выдает степень риска как по стране, так и в разбивке по регионам, моделируя развитие ситуации в обозримом будущем. При достижении определенного коэффициента риска программа выдает соответствующую этой степени риска рекомендацию.

А если регионы предоставят недостоверные данные? Эпидемиолог Джованни Рецца, также член оперативного штаба и ведущий консультант Минздрава, объясняет «Огоньку», что это не в интересах самого региона, так как может добавить ему «отрицательные очки».

— Область Валле-д’Аоста, например, угодила в «красный список» как раз потому, что у нее были трудности с передачей эпидемиологических показателей, они поступали неполными,— объясняет эпидемиолог.— А когда нет возможности рассчитать достоверный риск, приходится повышать степень его вероятности.

Другой пример — Калабрия, руководители которой очень обижаются, что ее определили в красную зону, хотя число ежедневного прироста инфицированных там не слишком высоко и исчисляется сотнями. Там, однако, в плачевном состоянии медицина, о чем местному начальству известно. Да и Rt в Калабрии достаточно высокий, а при нехватке больниц и плохой медицинской оснащенности это чревато медицинским коллапсом.

— Многие руководители на местах принимают близко к сердцу нашу оценку, но это напрасно. Наше решение — не наказание, не оценка деятельности губернатора, но помощь местным властям для принятия решений,— подчеркивает Джованни Рецца.

На самом деле в Италии регионы имеют право вводить даже более жесткие меры, чем рекомендует центральное правительство. Но далеко не все они этим пользуются.

Бунтари


Италия не была бы Италией, если бы зачисление в неблагоприятные зоны по медицинско-административным показателям не перессорило регионы с центром. Можно даже предположить, что именно этого сценария правительство хотело избежать, когда в марте закрыло всю страну разом, хотя очаг эпидемии находился в северных областях. Так вот, этой осенью пошли по иному сценарию, и конфликтов хватает.

Так, Аттилио Фонтана, губернатор Ломбардии, и сейчас обгоняющей другие регионы по распространению заболевания, до последнего настаивал, чтобы вместе с его областью закрылась и вся Италия. Решение властей о включении Ломбардии в красную зону он назвал пощечиной. А аргумент главы Минздрава, что критерии, по которым определяется степень эпидемиологического риска региона, были согласованы с его представителями еще на старте, на губернатора не подействовал. Похоже, это примерно та же логика, которую на днях озвучила в телекамеру одна миланская синьора: «Никто не может запретить мне поехать за фруктами в другой район города».

Но это еще не предел. И.о. губернатора Калабрии Нино Спирили пошел даже дальше. Не признав справедливым решение центра о включении своей области в красную зону, он собрал региональный совет, на котором большинством голосов постановили, чтобы Калабрия была переквалифицирована в «благоприятный» желтый цвет, и направил соответствующую петицию президенту страны Серджо Маттарелле. Губернаторский почин подхватили и на местах: во многих калабрийских городках и коммунах мелкий бизнес продолжал работать, несмотря на запреты, вытекающие из правительственного декрета.

А вот в Кампании, которая, несмотря на третье место по ежедневному приросту инфицированных, оставалась до последнего в желтой зоне, настроения противоположные. Губернатор Винченцо Де Лука, уже давно собственным указом запретивший сообщения между населенными пунктами области и переведший школы на удаленное обучение, уверен: Кампанию и особенно ее столицу Неаполь необходимо перевести в красную зону. Более того, с ним согласен и обыкновенно строптивый мэр Неаполя Луиджи де Маджистрис. Мэр возмущен легкомыслием горожан, продолжающих толпами и часто без масок (в стране их ношение обязательно даже на открытом воздухе) гулять по набережным, в то время как в приемных покоях местных госпиталей выстраиваются очереди из ковидных больных.

Впрочем, закон не мешает местным правителям самим ужесточить запретительные меры. Что и сделал губернатор Южного Тироля Арно Компачер, когда решил, что четверть позитивных результатов по ПЦР-тестам в области — веское основание для такого решения.

Все идет к тому, что разбираться в природе несоответствия между оценкой, сделанной на основании научного анализа данных из регионов, с одной стороны, и умозрительным видением ситуации руководителями этих регионов, с другой, будет прокуратура. Она уже заинтересовалась достоверностью данных, направляемых из регионов. А также тем, случайно или намеренно были допущены возможные искажения.

Оперативному же штабу уже не до того: приходится разбираться с новыми данными, подоспевшими к 10 ноября. Их анализ, озвученный Сильвио Брусаферро дает основания для тревоги: индекс распространения вируса — 1,7 в среднем по стране — остается высоким, «ситуация в больницах и отделениях интенсивной терапии приближается к критическому уровню». В ряде областей риски возросли, и они срочно переводятся в оранжевую зону. Это Абруццо, Умбрия, Базиликата, Лигурия, Тоскана, под вопросом на момент сдачи номера была Кампания.

Но и это, увы, не предел. Как предупредил замминистра здравоохранения Пьерпаоло Силери, вариант превращения страны в сплошную красную зону теперь тоже не исключается, причем многое будет зависеть от анализа рисков на новой неделе. Стоит напомнить, что это тот самый замминистра, который уверял «Огонек» всего месяц назад (№ 39 за 2020 год), что до общенационального локдауна в Италии на сей раз не дойдет...

Цена закрытий


Остается еще один вопрос, и он очень болезненный. За все эти закрытия приходится платить — как гражданам, так и государству. Правительство продлило действующий с марта запрет на увольнения до марта 2021-го, взяв на себя выплаты через соцстрах тем, кто в ином случае лишился бы работы. Кроме того, существует целый список компенсаций и отсрочек платежей для бизнеса и индивидуальных предпринимателей, вынужденных простаивать из-за ограничений второй волны.

«Никто не будет забыт»,— пообещал премьер Конте, когда объявлял о готовящихся по зонам ограничениях, и подчеркнул, что правительство гарантирует компенсационные выплаты всем категориям пострадавших, независимо от цвета зон, в которых они оказались. На эти нужды в начале ноября Минэкономики выделило 5,4 млрд евро, к которым в конце прошлой недели срочно добавлено еще 2,4 млрд. Эти суммы будут приплюсованы к более чем 100 млрд, направленным на эти цели по ходу первой волны. В Риме, похоже, уже смирились, что ВВП за 2020-й окажется с минусом в 9 процентов, и готовят дефицитный бюджет и на 2021 год.

Подарки на Новый год, в общем, так себе. Хотя, дай бог, шутят невесело итальянцы, чтобы не было подарков и того хуже…

Комментарии
Профиль пользователя