Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: AFP

Суд, транш и непокорные «слуги»

Что стоит за конфликтом президента Украины и главы Конституционного суда

Журнал "Огонёк" от , стр. 18

Политические кризисы на Украине сменяют друг друга с регулярностью, явно достойной лучшего применения: в начале ноября в стране разразился масштабный конфликт между президентом и Конституционным судом, который может стать катализатором иных, куда более масштабных процессов с далеко идущими последствиями.


Юрий Ткачев


А начиналось все довольно невинно: 27 октября Конституционный суд принял решение о несоответствии Конституции закона о введении уголовной ответственности за внесение недостоверных сведений в электронные декларации имущества и доходов. С 2015 года их заполняют все украинские чиновники и госслужащие, а также депутаты и другие лица публичного права. Норма об уголовной ответственности за электронное декларирование является частью «антикоррупционного пакета», который в свое время принимали в обстановке, что называется, приближенной к боевой — под пристальным надзором «иностранных партнеров». В частности, внедрение системы электронного декларирования доходов было требованием МВФ: без этого Украине отказывались предоставить очередной транш кредита, критичного для устойчивости финансовой системы страны. О собственной Конституции в тот момент украинские лидеры думали меньше всего. А зря.



«У нас не будет денег»


О несоответствии нормативных актов из «антикоррупционного пакета» и других законов Украины, а также Конституции страны говорят не в первый раз. Так, в феврале 2019 года Конституционный суд уже отменял как неконституционный закон об ответственности за незаконное обогащение. Тогда дело обошлось без лишнего шума: Верховная рада просто «переприняла» отмененный закон в новой редакции, восстановив его действие. И в этот раз поначалу были все основания предполагать, что события будут развиваться по обкатанному сценарию. Однако все закрутилось по-другому: президент Владимир Зеленский срочно созвал по этому поводу Совет национальной безопасности и обороны, на котором заявил, что решение суда ставит под угрозу национальную безопасность страны: в частности, из-за этого может быть свернуто сотрудничество Украины с МВФ, Мировым банком и другими кредиторами. «У нас не будет денег. У нас не будет поддержки. У нас будут отменены уже наработанные проекты,— заявил Зеленский на заседании.— У нас может быть большая дыра в бюджете. А главное — мы не понимаем, какой сюрприз Конституционный суд сделает завтра. Или послезавтра. Я не уверен, что они остановятся. Я не знаю, кто за этим стоит. Я не уверен, что все судьи КСУ сами решили сделать то, что они вчера сделали».

Уже на следующий день Владимир Зеленский внес в Верховную раду законопроект «О восстановлении общественного доверия к конституционному правосудию». В документе всего два пункта, но зато каких! Первый предполагает фактическую отмену (признание юридически ничтожным) пресловутого решения Конституционного суда. Второй — роспуск нынешнего состава Конституционного суда.

Оба пункта законопроекта являются, мягко говоря, более чем спорными с точки зрения украинского законодательства. Последнее в принципе не предполагает процедуры отмены решений Конституционного суда: их не может отменить даже он сам, не говоря уже о других органах власти, от которых суд, по идее, должен быть независим. Не предполагается и роспуск Конституционного суда: законодательство допускает досрочное прекращение полномочий судей в случае нарушения ими присяги или вступления в силу в отношении них обвинительного приговора суда, но лишь в индивидуальном порядке, а не скопом.

Председатель Конституционного суда Александр Тупицкий заявил, что законопроект Зеленского имеет признаки попытки госпереворота. «Сегодня появляется проект закона — за ночь его склепали — № 4288, который имеет признаки конституционного переворота в Украине,— заявил Тупицкий.— Один человек взял на себя ответственность, потому что инициатива же президентская, и отменил указом решение КС. Так проще давать этому оценку. Результат-то одинаковый, но не надо подвязывать коллективную ответственность, по которой никто не отвечает».

Ответный ход Конституционного суда не заставил себя долго ждать: судьи 2 ноября оперативно изменили повестку заседаний и приступили к рассмотрению конституционности двух весьма важных украинских законов. А именно: принятого еще весной 2019 года закона о языке и утвержденного весной 2020-го закона о запуске продажи земель сельскохозяйственного назначения. Конституционные «иски» относительно этих законов лежали в суде уже довольно долгое время (по языку — с мая 2019-го, а по земле — с июля 2020-го), однако возможность заняться ими у суда по удивительному совпадению возникла лишь сейчас.

Стоит добавить, что земельный закон также был принят по требованию МВФ в обмен на обещание очередного транша. Иными словами, речь идет о еще одном покушении Конституционного суда на договоренности офиса Зеленского с «западными партнерами», и вряд ли это простое совпадение.

Правда, проведя по одному заседанию по каждому из этих вопросов, Конституционный суд решений ни по одному из них пока не выносил, видимо, чтобы сохранить за собой пространство для маневра в переговорах с властью.

«Благодаря мне стали депутатами»


Следующий ход был за Зеленским, и он его сделал. 5 ноября стало известно, что четверо судей Конституционного суда (речь о замглавы КСУ Сергее Головатом и судьях Олеге Первомайском, Викторе Колеснике и Василии Лемаке, считающихся близкими к офису президента) отказались участвовать в заседаниях органа до разрешения кризиса. Так как в настоящий момент в Конституционном суде Украины 15 судей, а для наличия кворума нужно хотя бы 12, то таким образом работа органа оказывается заблокированной.

Понятно, что это не решение конфликта, а лишь его заморозка. А вот с решением возникли трудности: говорят, что за более чем спорный законопроект Зеленского (о признании ничтожным решения КСУ и его роспуске) в парламенте может просто не набраться голосов. «Я не вижу сейчас, объективно, необходимое количество голосов поддержки в парламенте за тот законопроект, который был внесен президентом»,— заявил, в частности, нардеп от «Слуги народа» Александр Качура. Представители других политсил выражаются еще резче: секретарь антикоррупционного комитета Верховной рады Владимир Кабаченко («Батькивщина») уже назвал его «просто антиконституционным», вполне недвусмысленно дав понять, что с прохождением его через комитет будут трудности.

Владимир Зеленский к бою готов. Выступая в эфире ток-шоу Савика Шустера на канале ICTV (контролируемого украинским олигархом Виктором Пинчуком), Зеленский заявил, что готов распустить парламент в случае, если тот не поддержит его инициативу.

«Если будет так, что это будет политический коллапс и реальный политический конфликт и я увижу, что нет поддержки в Верховной раде, если мы пойдем вразрез, мы будем выходить из тупика даже таким путем»,— заявил Зеленский. Он подчеркнул, что большинство депутатов от «Слуги народа» получили мандаты благодаря его авторитету, и дал понять, что ожидает от них лояльности. «Они благодаря мне стали депутатами и благодаря поддержке общества. Они должны понимать ответственность»,— подчеркнул президент.

Этот сценарий переводит конфликт уже на принципиально новый уровень. И хотя формально Зеленский прав и подавляющее большинство депутатов «Слуги народа» прошло в Раду исключительно благодаря тому, что баллотировалось от партии президента, далеко не всех нардепов устраивает статус «стойких оловянных солдатиков» президентской армии. И одним из тех, кто тяготится этой ролью больше всех, стал председатель парламента Дмитрий Разумков — также член «Слуги народа», даже некоторое время возглавлявший эту политсилу.

О конфликте Разумкова и Зеленского начали писать еще в феврале 2020 года. Так, «Украинская правда» опубликовала статью, в которой описала якобы имевший место жесткий разговор между политиками: Разумков попросил Зеленского не втягивать парламент в политические скандалы, а Зеленский в ответ посоветовал тому сдать полномочия спикера. В свою очередь, Разумков предложил Зеленскому поставить на голосование вопрос о его, Разумкова, отставке, явно намекая, что голосов за это решение в сессионном зале не наберется. Верить ли инсайдам «Украинской правды»? Ответы могут быть разные. Однако то, что между спикером и президентом пробежала черная кошка — секрет полишинеля. К примеру, Разумков раскритиковал знаменитый опрос Зеленского, который проходил в день местных выборов, и демонстративно не стал принимать в нем участия.

С началом развития конфликта между Зеленским и Конституционным судом Разумков стал открыто претендовать на статус независимого центра силы со своим сценарием разрешения конфликта. После публикации скандального законопроекта Зеленского председатель Разумков внес в парламент альтернативный законопроект, направленный на разрешение кризиса. Он предлагает поступить так же, как уже поступали в аналогичных ситуациях, попросту принять заново отмененный судом закон. Законопроект Разумкова уже получил поддержку профильного комитета Верховной рады и в ближайшее время может быть внесен в сессионный зал. И если его примут, то это будет первым в наиновейшей истории Украины случаем, когда системная проблема решится не просто без участия Зеленского, но и вопреки ему, его планам и позиции.

Исполнительная власть упрекает Конституционный суд в антигосударственной деятельности, а КС усматривает в маневрах президентского офиса попытку госпереворота

Фото: Ukrinform / Barcroft Media via Getty Images

Обязанности президента


Есть и другие признаки того, что Разумков ведет в создавшемся кризисе свою игру. К примеру, 6 ноября в повестку дня Верховной рады внезапно оказался включен пункт о назначении двоих новых судей Конституционного суда. Вообще-то их должны были назначить уже давно, но процесс затягивался по неясным причинам: мол, сначала нужно провести «открытый и прозрачный конкурс» и тому подобное, что используют на Украине как отговорку в случаях, если какое-то решение принимать вроде и надо, но прямо сейчас не хочется. Если бы это назначение состоялось, то работа Конституционного суда была бы разблокирована и кризис разразился с новой силой. Причем очевидно, что вопрос о судьях не мог появиться в повестке дня помимо воли председателя Верховной рады.

А вот как описывала ситуацию нардеп от «Европейской солидарности» Ирина Геращенко: «Только что задала вопрос председателю Верховной рады Разумкову и руководителю профильного правового комитета, правда ли, что завтра, без создания прозрачной комиссии и "работы над ошибками" состоится голосование за двух судей КС. Ответ Разумкова: "Все конкурсы прошли давно"». Похоже, Разумков сознательно играет на обострение, а чем иначе объяснить этот демарш!

В итоге, впрочем, в сессионном зале голосов для назначения судей не нашлось, и на момент написания материала ситуация оставалась замороженной. Однако в целом картина обостряющегося противостояния между главой Верховной рады и президентом вырисовывается все более отчетливо. Кстати, комментируя слухи о возможности роспуска Верховной рады, Разумков в эфире одного из телеканалов заявил: мысли такие у президента, конечно, появляться могут, но воплощать их в жизнь он способен лишь «только в рамках законодательства и конституционных возможностей».

Добавим, что в настоящий момент «конституционных возможностей» распустить парламент у Зеленского нет.

А для полноты картины напомним, что в случае отставки Зеленского именно Разумков, по Конституции, будет выполнять обязанности президента…

В общем, то, что началось как довольно банальный конфликт между главой государства и Конституционным судом (а такие конфликты бывали, пожалуй, при всех президентах!), в итоге может вылиться в нечто куда более масштабное и сложное. Вопрос лишь в том, чего на самом деле хотят добиться основные политические игроки и как далеко они готовы зайти ради достижения своих целей.

Комментарии
Профиль пользователя