Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Глава СВР заявил о непричастности к делу Ивана Сафронова

Какие публикации СМИ Сергей Нарышкин назвал «журналистской уткой»

от

Сергей Нарышкин не подтвердил передачу информации об Иване Сафронове ФСБ. Ранее об этом писал “Ъ”. Публикации глава службы внешней разведки назвал «уткой». По словам Нарышкина, СВР не передавала ФСБ никаких данных по делу. Однако сторона защиты бывшего спецкорра убеждена в обратном. Также “Ъ” ранее сообщал, что разведка контролировала переписку Сафронова, которую он вел через домашний компьютер. И данные о якобы передаче секретных сведений чешским спецслужбам ФСБ получила именно от СВР.


В интервью Дмитрию Киселеву Нарышкин заявил, что разведка никогда не сообщала об этом публично:

Дмитрий Киселев: Журналиста Ивана Сафронова обвиняют в передаче секретной информации разведке Чехии, этот факт был озвучен именно Службой внешней разведки, а не ФСБ, которая призвана охранять секреты. Чем вы это объясняете, что именно Служба внешней разведки была спикером по этой теме?

Сергей Нарышкин: Этот факт не был заявлен и озвучен нашей службой, об этом заявил кто-то из журналистов.

ДК: Со ссылкой на Службу внешней разведки.

СН: Ну да.

ДК: То есть это была просто «журналистская утка»?

СН: Ну как это назвать?

Еще летом адвокат Иван Павлов рассказывал “Ъ FM”, что в деле Сафронова фигурировал документ — доклад разведки о связях журналиста с чешскими спецслужбами.

И сейчас Иван Павлов считает, что Сергей Нарышкин пытается не допустить упоминаний своей службы в этом деле. В связи с этим адвокат допустил, что когда придет время, главу СВР могут вызвать в суд для дачи показаний и окончательного прояснения роли внешней разведки в деле Сафронова.

«Нарышкин действительно открестился от непосредственного обвинения журналиста Ивана Сафронова в госизмене, сказал, что вроде как тут его спецслужба ни при чем. Но в деле есть ссылки на некоторые документы, заключения органов внешней разведки, а к ним относится СВР. Сами по себе они, наверное, не говорят о том, что Иван Сафронов совершал что-то предосудительное, мы не видели эти документы, от нас их скрывают. Но по контексту, из которого можно что-то понять,— мы же анализируем лишь один документ, это постановление о привлечении в качестве обвиняемого,— все-таки следует, что есть некоторое заключение, в том числе СВР, где говорится, что этот человек, которому Сафронов якобы что-то передавал, имеет отношение к органам разведки, к спецслужбам Чешской Республики.

Конечно, как только нам станет вообще что-нибудь понятно, когда наши чекисты, наконец, прольют свет на существо обвинения, мы, разумеется, сможем как-то выстроить какую-то стратегию, мы посмотрим, кто уже и что говорил, в том числе, что говорил Сергей Нарышкин.



Если там будут определенные противоречия, для того чтобы эти противоречия устранить, я не исключаю, что мы будем ходатайствовать о вызове его на допрос».

Также “Ъ FM” стало известно, что 6 ноября Иван Сафронов должен подать жалобу на решение следователя, который запретил ему позвонить матери в день ее рождения.

Документ был подготовлен вместе с адвокатами 5 ноября. Защитники предполагают, что на столе у следователя он окажется 9 ноября. Ответ на жалобу должны дать в течение трех дней, рассказал “Ъ FM” адвокат Сафронова Дмитрий Катчев: «Все международное право нам говорит о том, что ограничение контактов людей, находящихся в застенках с внешним миром, является нарушением их прав.

Звонок маме, которая не видела его с июля, под предлогом того, что с ней он может обсуждать задания иностранной разведки — это перебор, это шпиономания, и ни о каком адекватном рассмотрении уголовного дела, о поисках объективной истины здесь речи быть не может.



Это будет основными тезисами этой жалобы. О том, как происходит звонок, решение принимает руководство следственного изолятора, есть специальные инструкции Министерства юстиции о порядке личных встреч и телефонных переговоров. И именно администрация учреждения решает, в какой момент будет проведен этот разговор, потому что нужно специальное помещение, записывающее оборудование, плюс сотрудник следственного изолятора сидит с третьей трубкой на случай, если в момент беседы что-то идет не так, или начинается обсуждение запрещенной темы, разговор тут же прерывается нажатием на клавишу. Поскольку у нас "Лефортово" находится через стенку от следственного управления ФСБ, я думаю, что все можно сделать, было бы только это желание».

“Ъ FM” решил узнать у Кремля, контролирует ли дело Ивана Сафронова президент?

Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков сообщил, что Владимир Путин в курсе, но эта ситуация не под его особым вниманием, несмотря даже комментарии со стороны главы СВР.

«Под особым контролем Кремля дело не находится. Оно расследуется в особом порядке в связи с сущностью обвинений, и я никак не могу комментировать заявления главы СВР, я просто не обладаю такой информацией. Президент, конечно, в курсе этого дела, но он не может быть в курсе всех нюансов ведущегося расследования. Но я не могу предоставить информацию о том, в чем суть обвинений, так как я ей не владею»,— сказал Дмитрий Песков.

Советник главы Роскосмоса и бывший журналист “Ъ” и «Ведомостей» Иван Сафронов находится под арестом четыре месяца. Он обвиняется в госизмене. Сам Сафонов свою вину отрицает. И связывает преследование с журналистской деятельностью.

Глеб Силко


Комментарии
Профиль пользователя