Коротко

Новости

Подробно

Фото: ВТБ

«Пандемия явилась катализатором цифровизации сервисов и услуг»

Старший вице-президент ВТБ Дмитрий Снесарь — в программе «Цели и средства»

от

Как происходит цифровая трансформация бизнеса под влиянием пандемии? Какие решения в области цифровизации банки предлагают клиентам? Что стимулирует компании внедрять новые технологии? Об этом экономический обозреватель “Ъ FM” Константин Максимов побеседовал с Дмитрием Снесарем, старшим вице-президентом ВТБ, руководителем департамента по работе с клиентами рыночных отраслей.


— Мы все сейчас говорим про пандемию, про ее ограничения. Какие тенденции отметили участники дискуссии на форуме ВТБ в направлении цифровой трансформации бизнеса?

— Мне кажется, что все согласились с тезисом, который мы высказали в преамбуле к открытию сессии о том, что пандемия явилась катализатором цифровизации сервисов и услуг. Потому что, несомненно, большинство компаний так или иначе готовило свои цифровые продукты — это было трендом. И как раз таки пандемия показала, что есть потребность у населения пользоваться цифровыми услугами. И если раньше, например, человек предпочитал сходить в банк или купить квартиру, зайдя непосредственно в офис продаж строителей, то сейчас тенденция заключается в том, что люди предпочитают делать это онлайн. И выиграют те компании, которые такого рода продукты имели в своем портфеле, либо смогут далее опережать клиентский спрос.

— Если с потребностями населения ситуация более или менее понятна, как корпоративные клиенты к этому относятся? Какие решения в области цифровизации вы, как банк, предлагаете своим крупным корпоративным клиентам?

— Я здесь, может быть, не соглашусь, потому что до того, как появились удаленные платежные решения для физических лиц, банки уже достаточно давно предоставляли удаленное платежное решение и для корпораций. Да, несомненно, трендом последних 15-20 лет, драйвером цифровизации были физические лица. Но корпорации давно пользовались удаленными цифровыми решениями, которые предоставляли им банки. Поэтому до пандемии какие-то сектора проходили через большую цифровизацию. Например, те же самые строители, о которых я говорил на моей панели. Сергей Гордеев говорил о том, как ПИК проходит цифровизацию. Они закрыли совершенно все офисы продаж и оставили один онлайн-канал продаж. С ними мы еще до COVID-19 начали работать по цифровизации эскроу-счетов для того, чтобы физические лица могли открывать эскроу-счета дистанционно, в момент покупки квартиры. С ними же мы разработали продукт, с помощью которого мы получаем от них в цифровом канале мониторинг застройки, что позволяет нам, как банку, контролировать ход стройки и использование кредитных средств. Если до введения этого продукта мы получали грузовики с отчетной документацией, то сейчас это все делается онлайн, и всем намного проще жить — и нам, и застройщику. Я думаю, что дальше все, что касается идентификации клиентов, сдачи отчетности, будет уходить в электронные каналы и для корпоративных клиентов. Но здесь мы во многом зависим от регуляторов, Центрального банка и правительства в первую очередь.

— Пандемия накладывает свои серьезные ограничения. Очень хороший пример со строителями. Какие, на ваш взгляд, отрасли станут лидерами по внедрению цифровых решений и какие критерии они смогут использовать для этого, то есть что обеспечит им лидерство?

— Когда мы говорим об отраслях, нам нужно, несомненно, помнить госсектор. Мы говорим о том, что у нас цифровизация госуслуг не завершена, нам есть куда идти. И на нашей панельной дискуссии министр цифрового развития Максут Шадаев очень четко дал понять, куда идет государство с точки зрения цифровизации. Мне кажется, что у нас здесь еще есть очень много работы, начиная от цифровой идентификации, продолжая электронными трудовыми книжками, электронными медицинскими картами и рецептами. Например, в Испании у человека есть электронная карточка с чипом — это аналог нашей социальной страховки. Она является вашим идентификатором в аптеках и при визитах к врачам, ваша история болезни хранится и привязана к этой карточке, и к какому бы врачу вы ни попали, в какую бы аптеку вы ни зашли, вы получите все эти документы, и они будут доступны любому соответствующему агенту. Вам не нужно носить с собой ничего, кроме этой карточки, для того чтобы получить сервис медицинских услуг. Мне кажется, было бы неплохо что-то такое же у нас сделать.

— Частный сектор будет как-то оглядываться на государственную инициативу, смотреть за тем, какое основное направление движения в цифровизации выбирает государственный сектор и как-то подстраиваться под это? Либо они выберут некое свое направление движения, будут для своих клиентов использовать какие-то свои тенденции?

— Здесь будет некий симбиоз, и большинство инициатив, над которыми сейчас работает правительство в цифровой сфере, так или иначе связано с потребностями бизнеса, как государственного, так и частного. Здесь, конечно же, важен вопрос цифровой безопасности.

— Вы думаете, что это один из основных вызовов — цифровая безопасность, который, может быть, сейчас сдерживает потенциальный рывок?

— Да, в том числе, несомненно. Цифровая безопасность — это основной вызов цифровизации. Как мы знаем на примере той же самой идентификации и прохода людей в метро в Москве. Люди очень сильно обеспокоены тем, что это может превратиться в элемент контроля. Помните, что происходило с регистрацией на сайте «Госуслуги» в момент карантина? У многих людей это вызывало опасения, хотя я, честно говоря, не понимаю, поскольку речь шла о пандемии, о выживании и контроле заболевания. Нам нужен некий баланс для того, чтобы соблюсти все необходимые требования, как граждан, так и государства.

Комментарии
Профиль пользователя