Большой человек Большого театра

Умер Александр Ведерников

На 57-м году жизни умер от осложненной коронавирусной инфекции дирижер Александр Ведерников, музыкальный руководитель Большого театра в 2001–2009 годах.

Дирижер Александр Ведерников

Дирижер Александр Ведерников

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ  /  купить фото

Дирижер Александр Ведерников

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ  /  купить фото

Главный дирижер Датской королевской оперы (с 2018 года). Главный дирижер Михайловского театра (с февраля прошлого года). Впереди должно было быть еще много, так много всего: 56 лет — даже близко не тот возраст, когда дирижеры подводят итоги карьеры.

Но, на нашу беду, теперь эти итоги подведены. И по крайней мере на эгоистичный зрительский взгляд представляется, что самым важным и самым ценным в этой карьере были те девять лет, что Александр Ведерников провел в Большом на посту главного дирижера. Дело не в престиже — в конце концов, престиж Большого театра в 2001 году был материей довольно спорной. А вот потом все начало меняться.

Это были удивительные времена: в 2002 году открылась Новая сцена Большого театра, через три года закрылось на реконструкцию историческое здание Бове и Кавоса. Менеджерской команде под предводительством Анатолия Иксанова, в которую Александр Ведерников вошел в 2001-м, приходилось осваивать новое здание, выдерживать шквал слухов и скандалов относительно строительства и реконструкции (к которым эта команда отношения не имела), поддерживать на плаву огромную труппу. И одновременно создавать новый Большой, к которому никто не привык,— ощупью, с взлетами и падениями, без готовых рецептов, но с тем неказенным энтузиазмом, без которого и браться за эту затею не стоило бы.

Сын баса Александра Ведерникова-старшего, прославленного солиста старого Большого, питомец той самой русской дирижерской школы, сам он на своем посту даже и не пытался утопически воссоздавать те, прежние времена.

Настаивал на том, что опера в Большом театре должна отойти от старых репертуарных привычек, должна в общемировом духе перейти на систему stagione, и все это не в порядке пустых заклинаний. Уж кем-кем, а безоглядным резонером он не был, и его собственное видение стратегии и миссии Большого было и взвешенным, и осмотрительным, и — где надо — консервативным.

Что совершенно не мешало ему со всей решительностью участвовать в том, что выглядело рискованными экспериментами (а ну как сил у театра не хватит, а ну как общественное мнение разгуляется), но оказалось этапными вехами в новейшей истории Большого. Благодаря ему на главной отечественной сцене бог знает за сколько лет впервые зазвучал Вагнер (сенсационный «Летучий голландец» в постановке Петера Конвичного, 2004 год); он дирижировал мировой премьерой так нашумевших «Детей Розенталя» Леонида Десятникова (2005). И пришедшийся на нулевые взлет Дмитрия Чернякова тоже не состоялся бы без искренней поддержки и полной артистической вовлеченности со стороны тогдашнего «музикдиректора», ставшего дирижером-постановщиком эпохального «Евгения Онегина» (2006).

И все же это пусть самая заметная с точки зрения новостных лент, но только часть заслуг Ведерникова-музыканта.

Была ведь и карьера симфонического дирижера, тоже приметная, и принципиальная борьба за отечественный репертуар в Большом (включая и не самые модные названия), и исполнительские новации научно-исследовательского профиля — вроде уникального опыта «исторически информированной» версии «Руслана и Людмилы» Глинки в начале 2000-х или аутентичных инструментов в том же «Голландце»: все дивились, но прошло совсем немного лет, и аутентистские затеи оказались куда как востребованы. Были, наконец, давным-давно невиданные гастрольные успехи оперы Большого за границей (не только с «Онегиным», но и, допустим, с почтенным баратовским «Борисом Годуновым»), которые именно с участием Ведерникова связаны накрепко.

Как выглядел оперный ландшафт пятнадцать лет назад? Колоссальная фигура неизменного Валерия Гергиева. Фигура пока еще поменьше, но тоже с совершенно понятными уже амбициями и видами на рост — Теодор Курентзис.

В сопоставлении с этими двумя Александр Ведерников, спокойный, основательный и притом обезоруживающе ироничный человек, мог тогда показаться недостаточно фанатиком, недостаточно харизматиком.

Но из сегодняшнего дня все видится иначе. И оркестр «Русская филармония», созданный Ведерниковым когда-то, бесславно зачах без него, и в Большом театре его иногда отчаянно не хватает.

Сергей Ходнев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...