Коротко

Новости

Подробно

Фото: Anadolu Agency/Getty Images

В Карабах из-за Гиндукуша

В противостояние Баку и Еревана включается Исламабад

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

На фоне спора о роли Турции в боевых действиях в Нагорном Карабахе высветился еще один влиятельный игрок в закавказском конфликте — Пакистан. В интервью индийской телекомпании WION премьер-министр Армении Никол Пашинян сообщил, что «боевики из Пакистана также принимают участие в войне против Карабаха». Заявление армянского лидера продолжило его полемику с азербайджанским президентом Ильхамом Алиевым, ранее назвавшим «абсолютной ложью» предыдущие заявления Еревана о том, что на стороне Баку «воюют солдаты из Турции и Пакистана». Однако отрицая военную помощь Пакистана, в Баку не скрывают, что карабахский конфликт привел к резкому сближению Азербайджана, Турции и Пакистана, создающих новый стратегический треугольник в Евразии.


Новое громкое заявление о внешних силах, вовлеченных в карабахский конфликт, премьер-министр Армении Никол Пашинян сделал после того, как согласованное в конце прошлой недели в Вашингтоне главами МИД Армении и Азербайджана Зограбом Мнацаканяном и Джейхуном Байрамовым гуманитарное перемирие, как и два предыдущих, оказалось сорванным.

В интервью индийской телекомпании WION, которое он дал в минувшее воскресенье, армянский лидер перечислил те силы, которые, по его информации, играют на стороне азербайджанской армии, что раз за разом приводит к срыву дипломатических усилий. «Сегодня в войну против Нагорного Карабаха вовлечен не только Азербайджан, но также Турция и наемники-террористы, переброшенные Турцией из Сирии в зону боевых действий. Вы представляете, с какой смешанной и хаотичной ситуацией мы имеем дело? Кстати, у нас есть информация, что боевики из Пакистана также принимают участие в войне против Карабаха»,— отметил премьер Пашинян, сообщивший, что армянская сторона уже передала международным партнерам всю информацию по поводу участия иностранных наемников в боевых действиях, призвав «положить конец присутствию террористов в регионе».

Об активной роли Пакистана в конфликте армянский лидер говорит не в первый раз. Предыдущее заявление он сделал 15 октября, отвечая на вопросы «РИА Новости» о ситуации в Нагорном Карабахе, после чего на него тут же отреагировал президент Азербайджана Ильхам Алиев. «Премьер-министр Армении Никол Пашинян сказал, что якобы на азербайджанской стороне воюют солдаты из Турции, Пакистана, Сирии и Ливии. Это абсолютная ложь. Разоблачить эту ложь не составляет большого труда,— заявил Ильхам Алиев в интервью турецкому телеканалу A Haber и добавил: — Турция и Пакистан — это страны, которые нас поддерживают. Но о военной помощи не может быть речи. В этом нет необходимости».

Впрочем, категорически отрицая военную составляющую своего взаимодействия по Карабаху, Баку и Исламабад не скрывают, что оказывают друг другу полную политическую и дипломатическую поддержку.

Подтверждением этого стал состоявшийся на прошлой неделе, накануне вылета Джейхуна Байрамова в Вашингтон, его телефонный разговор с главой МИД Пакистана Шахом Махмудом Куреши. По итогам беседы пакистанское дипломатическое ведомство выразило «полную солидарность с братским народом Азербайджана в это трудное время». «Пакистан верит в восстановление территориальной целостности и суверенитета Азербайджана над Нагорным Карабахом и оккупированными территориями Азербайджана и выражает глубокую озабоченность по поводу предосудительных нападений и убийств мирных жителей армянскими силами»,— говорится в заявлении МИД Пакистана.

Обращает на себя внимание, что, оказывая Баку политическую поддержку по Карабаху, Исламабад в ответ получает поддержку Азербайджана по «кашмирскому вопросу», остающемуся главным раздражителем в его отношениях с Индией. «Исламабад ценит поддержку Азербайджана, оказываемую Пакистану в споре о Джамму и Кашмире на различных международных форумах, включая контактную группу Организации исламского сотрудничества по Джамму и Кашмиру»,— заявил на прошлой неделе Шах Махмуд Куреши. Помимо упомянутой пакистанским министром площадки Организации исламского сотрудничества, обсуждающей «кашмирский вопрос», Исламабад рассчитывает на помощь объединяющего более 130 государств Движения неприсоединения, председателем которого сейчас является Азербайджан.

Между тем карабахский конфликт ведет к ускоренному формированию треугольника Баку—Анкара—Исламабад, участники которого говорят о связывающих их «братских отношениях».

«Главная причина подключения Исламабада к карабахской игре лежит в особых пакистано-турецких отношениях. Верхушка пакистанской армии всегда дорожила союзом с Анкарой. Причем настолько, что ни один высший политический руководитель Пакистана начиная с момента краха СССР в 1991 году так и не признал независимости Армении — до сих пор между Исламабадом и Ереваном нет дипотношений»,— напомнил “Ъ” руководитель Центра изучения афганской политики Андрей Серенко.

«В последнее время появилась информация о проведении в Пакистане вербовок боевиков для участия в карабахском конфликте — это еще один жест пакистанских военных в сторону своего турецкого союзника. Сам по себе карабахский вопрос Исламабад мало интересует. Все это для него важно прежде всего в тесной привязке к интересам Турции — для укрепления стратегического партнерства двух крупнейших суннитских авторитарных республик. При этом пакистанская армия и спецслужбы действуют не официально, а так, как они привыкли за много лет ведения гибридных войн против Афганистана и Индии, задействуя сеть подконтрольных Межведомственной разведке Пакистана террористических организаций вроде "Джамаат-и-Ислами", "Джаиш-е-Мухаммад", "Аль-Бадр" (все запрещены в РФ), их медресе, мечети и вербовочную инфраструктуру»,— продолжил господин Серенко.

По данным информированных источников “Ъ” в пакистанском Пешаваре, «как минимум одна партия боевиков с оружием и боеприпасами уже была отправлена в Карабах несколько недель назад».

«Нынешнее тесное партнерство Турции, Пакистана и Азербайджана в карабахской войне может оказаться началом нового долговременного геополитического союза, ориентированного на поддержку неоосманских амбиций Анкары. Карабахское обострение стало лишь катализатором для запуска этого суперпроекта»,— резюмировал Андрей Серенко.

Сергей Строкань


Конфликт в Нагорном Карабахе

27 сентября начались боевые действия в Нагорном Карабахе. Армянская и азербайджанская стороны обвинили друг друга в нарушении режима прекращения огня. В республиках введено военное положение. Кадры с места событий — в фотогалерее “Ъ”.

Читать далее

Комментарии
Профиль пользователя