Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Яндекс» поделился запросами силовиков

Зачем компания опубликовала статистику обращений правоохранительных органов

от

30 тыс. запросов прислали силовики за год в компанию «Яндекс». Больше всего правоохранительные органы интересуют данные пользователей почтового ящика, а также сервисов «Паспорт» и «Яндекс.Такси». IT-гигант впервые опубликовал подобный отчет. В нем отмечается, что 84% обращений силовиков были удовлетворены. О чем говорят эти цифры? И почему «Яндекс» решил перенести их в публичную плоскость? Разбирался Григорий Колганов.


Запросов, вероятно, еще больше: «Яндекс» уточняет, что обращения по неофициальным каналам, например, электронной почте или телефону, не обрабатываются и не учитываются в статистике. Тем не менее, с прошлого июля по нынешний более 25 тыс. запросов силовиков получили ответ. Что же пытаются узнать уполномоченные органы и насколько их интерес связан с противодействием преступности? Об этом “Ъ FM” спросил бывшего сотрудника прокуратуры, советника практики информационных технологий юридической компании «Томашевская и партнеры» Романа Янковского:

«Эти сервисы могут дать дополнительную информацию для вычисления нахождения человека. Я работал в прокуратуре, когда мы работали с сотовыми операторами, это был стандартный вариант отрабатывать мобильные телефоны, находящиеся в том районе, потом искать, где этот человек и в какое время находился, потом искать каких-то свидетелей или записи, чтобы вычислить конкретного человека. Мне кажется, это также может работать и с “Яндекс.Такси” тем же самым».

«Яндекс» уточняет: за отказ от предоставления информации силовикам компании грозит штраф, а руководителю уголовная ответственность. Что же тогда означают 16% неудовлетворенных запросов? IT-гигант бьется за приватные данные своих пользователей или находит лазейки в поступающих документах? Руководитель отдела по работе с пользователями портала habr.com Алексей Шевелев, который постоянно обрабатывает подобные обращения, говорит, что при правильно оформленном запросе отказ невозможен: «Запрос должен быть мотивированным, например, в связи с проведением расследования по такому-то делу нам нужна информация о таком-то пользователе, присутствуют всякие печати, подписи.

Если это обращение настоящее, то его нельзя не исполнить. Соответственно, если приходило бы там 100% корректных обращений, то компании приходилось бы на 100% обращений реагировать».



30 тыс. запросов за год, то есть по 80 в день, включая выходные и праздники — это много или мало? Особенно, учитывая, что отчетный период включал в себя так называемое московское дело и голосование по поправкам в Конституцию? Оценить масштаб интереса властей к личным данным пользователей «Яндекса» сложно — сравнивать не с чем. До недавнего времени чуть ли не единственным известным российским ресурсом, который публиковал отчеты о запросах силовиков, был тот же Habr. Однако там речь идет менее чем о десятке обращений в год.

Но, например, Google за второе полугодие 2019-го получил почти 82 тыс. запросов от госорганов со всего мира. А в Facebook за тот же период поступило свыше 140 тыс. обращений, но из России только восемь.

Сталкиваются ли другие отечественные интернет-компании с потоком писем от силовиков? В этом не сомневается руководитель научно-технической экспертизы Партии прямой демократии Олег Артамонов. Только вот цели таких запросов не всегда остаются в рамках общественных интересов, считает Артамонов: «Это 50 на 50 — как достаточно реальные запросы по тем же, например, перемещениям на транспорте, связанным с конкретными людьми, так и поиск тех, кого сейчас модно считать интернет-рецидивистами, когда человек просто написал откровенную глупость, никакой опасности реальной он не представляет, но кто-то на нем себе звездочки заработает».

Для чего же «Яндекс» первым из крупных игроков IT-рынка вынес этот сор из избы? Может, чтобы повысить лояльность пользователей в условиях конкуренции с другими экосистемами? Или компания ощущает чрезмерное давление силовиков и таким образом пытается защититься? Начальник отдела информационной безопасности компании SearchInform Алексей Дрозд склоняется ко второй версии. В западном бизнесе не так давно возникло такое явление, как «свидетельство канарейки», и, похоже, «Яндекс» пошел по этому пути.

«Некоторые компании, особенно на Западе, помечают свои пользовательские соглашения, какое-то предложение, допустим: мы никогда не отдаем силовикам данные наших пользователей. И вдруг в какой-то год это сообщение исчезает, и люди это замечают.

По сути, “Яндекс” сделал такой шаг. Во-первых, мы интересны силовикам, во-вторых, очень интересны силовикам. Публикация такого отчета позволяет сбить спесь с органов, которые запрашивают»,— считает Дрозд.

Но принесет ли этот ход «Яндексу» желаемые дивиденды в виде меньшего внимания силовиков, судить трудно. По крайней мере, в том же Habr, несколько лет публикующем подобные отчеты, не видят такой взаимосвязи.

По данным СМИ, летом прошлого года после получения информации от «Яндекс.Такси» удалось выяснить место проживания журналиста Ивана Голунова, которому позднее подкинули наркотики.

Комментарии
Профиль пользователя