Коротко

Новости

Подробно

6

Фото: Станислав Денисенко / Коммерсантъ   |  купить фото

Виссариону предсказали не последний завет

Эксперты оценили претензии прокуратуры к церкви Сергея Торопа

от

Красноярский краевой суд приступил к рассмотрению иска о ликвидации религиозной организации «Церковь последнего завета» (ЦПЗ), основатель которой Сергей Тороп, известный как Виссарион, арестован по обвинению в психологическом насилии над адептами. Прокуратура предъявила экспертизу, согласно которой вероучение Виссариона «допускает суицид, неоказание медпомощи, нарушение сексуального поведения и пренебрежение принятыми нормами брака». Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин считает, что преследование «Церкви последнего завета» силовиками является частью процесса по «разгону» новых религиозных движений, представляющих, по их мнению, опасность в виде «недопустимых форм самоорганизации людей». Господин Лункин полагает, что лидеров движения ЦПЗ отпустят на свободу после того, как поселение в Красноярском крае будет ликвидировано, однако сама «Церковь Виссариона» после этого станет только популярнее в общероссийском масштабе.


Сегодня в Красноярске прошло первое судебное заседание по иску прокуратуры, требующей ликвидировать ЦПЗ. Разбирательство началось со скандала: региональный омбудсмен Марк Денисов заявил, что из-за эпидемиологических ограничений ему запретили присутствовать на заседании в качестве слушателя. Адвокаты общины Виссариона просили судью привлечь его к процессу в качестве третьей стороны, но получили отказ.

Представитель прокуратуры рассказал о результатах проверки объединения. Согласно им, учение Виссариона насчитывает около 5 тыс. последователей. Примерно половина из них проживает в 13 населенных пунктах на юге Красноярского края. Представительства ЦПЗ действуют в Москве, Санкт-Петербурге, США, Казахстане, странах Балтии. Организация, говорится в материалах прокуратуры, имеет иерархическое устройство. За лидером Сергеем Торопом следуют «апостолы», они же члены церковного совета: Вадим Редькин, которого называют летописцем Виссариона, и Владимир Ведерников, работавший в школе общины. Еще ниже находятся участники совета общины, а также профильные руководители, курирующие вопросы безопасности, образования и другие. Замыкают иерархическую структуру «рядовые члены единых семей» и «помогающие». Как указывается в иске прокуратуры, в общине установлена обязательность внесения пожертвований: выплата «десятины» с доходов, а также участие в общественных работах.

В материалах ЦПЗ авторы экспертизы обнаружили признаки «манипулятивного группового организованного психонасилия». В вероучении Виссариона, указывается в иске, «допускается суицид и неоказание медпомощи, нарушение сексуального поведения, пренебрежение принятыми нормами брака». «В общине поддерживается строгая авторитарная структура, которая управляет системой наград, наказаний, создавая чувства бессилия, затаенного страха и зависимости у участников религиозной организации. В ней систематически нарушаются психологические границы личности, не обеспечивается социальная и психологическая безопасность, что может быть расценено как травмирующее действие»,— говорится в заключении экспертов.

Напомним, что как раз по обвинению в психологическом насилии 22 сентября в Курагинском районе Красноярского края были задержаны Сергей Тороп и его «апостолы» Вадим Редькин и Владимир Ведерников. Потерпевшими по делу проходят два бывших последователя ЦПЗ. Выявленные у них психические расстройства, развившиеся якобы из-за длительного пребывания в общине, эксперты расценили как тяжкий вред здоровью.

Адвокат Иван Хорошев заявил журналистам, что в судебном процессе защита просила прокуратуру конкретизировать иск, в связи с чем в слушаниях был объявлен перерыв.

«99% иска — это материалы уголовного дела. Прокуратуры выдернула оттуда какие-то фразы, вставила в свой иск. Мы не принимали участия в назначении этих экспертиз, мы не выбирали экспертное учреждение, мы не понимаем, с каким первоисходником работали эксперты»,— сказал адвокат.



«При пустом и надуманном обвинении задействуются все попытки затвердить деструктивный характер общины. Естественно, что решение суда о ликвидации ЦПЗ будет большим подспорьем для следователей, у которых с доказыванием есть сложности»,— отметил он.

Житель общины Александр Староверов сообщил “Ъ”, что решение о ликвидации церкви «будет большой проблемой» для ее последователей. Он провел аналогию со «Свидетелями Иеговы»: суд запретил лишь организацию с таким названием, особо отметив, что верующие имеют право на свои религиозные убеждения. Однако любое взаимодействие верующих силовики расценивают как «продолжение деятельности запрещенной организации». «Нам не получится ни встречаться, ни пользоваться литературой»,— опасается Александр Староверов. Он отметил, что ЦПЗ будет пытаться подключать к решению проблемы религиоведов: «Ведь на протяжении многих лет наше учение изучали и никто не находил экстремистских идей. Нас регистрировали как отдельное учение, не относящееся ни к какой секте».

Заместитель главы поселка Курагино Татьяна Визова рассказала “Ъ”, что в общине живет много талантливых людей. «Последователи Виссариона — творческие люди: художники, мастера по дереву, музыканты. Они постоянно чем-то заняты на земле или в мастерских — им просто некогда заниматься злодеяниями»,— считает она. Чиновница уверена, если бы ЦПЗ не пришла в край, многих деревень здесь бы уже не существовало.

Руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин считает, что преследование «Церкви последнего завета» является частью процесса «разгона» новых религиозных движений, представляющих, по мнению силовиков, опасность в виде «недопустимых форм самоорганизации людей».

«С самого момента задержания Виссариона и его соратников было понятно, что каких-то конкретных обвинений в конкретных преступлениях в отношении ЦПЗ в общем-то нет,— пояснил “Ъ” Роман Лункин.— И тогда, и сейчас прокуратура говорит о расплывчатом и труднодоказуемом наборе обвинений. Как правило, такие обвинения религиозных организаций исходят от бывших последователей, которые оттуда ушли и которые начинают заявлять о каком-то психологическом насилии, о том, что какое-то имущество у них якобы отняли силой. С моей точки зрения, ни то ни другое доказать нельзя».

Господин Лункин отметил, что доказанных в суде фактов доведения до самоубийства или психологического насилия в отношении ЦПЗ нет. «В мировоззрении ЦПЗ даже в самые свои суровые годы — когда в 1990-х существовала аскетическая, монашеская община — не было каких-то экстремистских идей и акций. Эта группа никого не призывала и не склоняла к какому-то самопожертвованию или самоубийству. А наоборот, с течением времени становилась более мягкой и демократичной к своим последователям,— поясняет эксперт.— Люди, которые приезжали в поселение в Курагинском районе, жили в такой общине, добровольно соглашались на эти условия. Последователям Виссариона, которые в основном были представителями интеллигенции, удалось организовать поселение со своей школой, со своим бизнесом. И как из этой ситуации будет выходить прокуратура и следствие — мне совершенно не понятно».

Роман Лункин напомнил о прецедентах с другими религиозными организациями, которые обвинялись в аналогичных преступлениях. «Например, в психологическом насилии обвиняли церковь пятидесятников-харизматов протестантского направления. Церковь "Благодать" из Хабаровска обвиняли, в последнем случае Верховный суд отменил решение о ликвидации церкви на этом основании. Было разогнано поселение индуистов в Нижегородской области, его руководство уехало за границу. В данном случае, я думаю, лидеры, получив условные сроки, выйдут на свободу после того, как их поселение в Курагинском районе будет разогнано. Но это не значит, что "Церковь последнего завета" прекратит свое существование».

По словам господина Лункина, «религиозная сфера с точки зрения силовиков считается особо опасной в России, а верующие — особо опасными людьми».

Считается недопустимым существование форм самоорганизации людей, особенно сетевых структур, говорит он. Эксперт также приводит в пример «Свидетелей Иеговы», которые были многочисленнее «Церкви последнего завета». «Виссариона, видимо, из-за немногочисленности последователей и не стали привлекать по экстремистской статье. Движение решили разогнать таким "щадящим" способом. Но совершенно очевидно, что в результате преследований движения такого рода не исчезают,— говорит Роман Лункин.— Более того, наоборот, если бы "Церковь Виссариона" никто не трогал, она бы потихоньку затухла в Курагинском районе Красноярского края. А теперь она останется, и когда в России произойдет новый религиозный бум и наступит очередная эра открытости, "Церковь последнего завета" приобретет общероссийскую известность и останется российским новым религиозным движением, несмотря на звучащие сегодня обвинения».

Директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский не исключает, что Сергей Тороп выйдет на свободу, а в деле преследования ЦПЗ будет достигнут какой-то неформальный компромисс — например, уголовное дело будет закрыто, а община уменьшит свою активность. «Шансов отбиться по уголовному обвинению у лидеров церкви немного — у нас редко бывает, что оправдывают. И, конечно, ситуация, когда осудят лидеров, для такой общины довольно драматическая,— говорит господин Верховский.— Но совершенно не обязательно, что Виссарион будет лишен свободы. Это будет зависеть от того, в каком виде обвинения дойдут до суда. Однако если ликвидируют юридическое лицо, это не означает, что перестанет существовать сама община. Для ее ликвидации нужно применять совсем другие усилия».

Константин Воронов, Михаил Кичанов, Новосибирск; Мария Литвинова


Комментарии
Профиль пользователя