«Управление частным капиталом — это защита будущего клиента»

Экспертное мнение

Исторически спрос на офисную недвижимость непосредственно связан с экономической ситуацией: например, в этом году арендные ставки начали снижаться в период пандемии, а многие компании и вовсе отказались от помещений или отложили решение об открытии. Но бывают и исключения. О том, что привело к появлению в центре Санкт-Петербурга отделения mkb private bank, корреспонденту Guide Веронике Зубановой рассказал глава подразделения по работе с состоятельными клиентами МКБ Юрий Бабин.

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

GUIDE: Сегодня многие банки закрывают свои отделения, что заставило вас идти наперекор тренду?

ЮРИЙ БАБИН: Открытие офиса в Санкт-Петербурге мы запланировали еще до наступления пандемии. Со многими питерскими клиентами работаем давно, но наше присутствие здесь воспринимается совершенно по-другому. Мы хотели, во-первых, стать ближе к тем, кто нам уже доверяет, и работать «рядом с домом», а во-вторых, конечно, представить наши решения потенциальным клиентам. Для нас это отдельная локация, важная и географически, и исторически. Безусловно, ограничения внесли свои коррективы в планы: ремонт на какое-то время был отложен, дата открытия офиса сдвинулась. Но в целом и мы, и клиенты довольны результатом.

G: В свете диджитализации многие банки переходят на удаленное обслуживание. Поддерживаете ли вы эту тенденцию?

Ю. Б.: Private banking — это персональная, можно сказать, точечная работа с клиентами. Она происходит и в онлайн-каналах, но все-таки наш бизнес (в отличие, например, от ритейла) — это бизнес прежде всего «живого» общения. Клиенты любят приезжать к нам не только для проведения операций, но и чтобы рассказать о своих делах, обменяться мнениями о финансовых и экономических событиях в мире, и мы эту традицию поддерживаем.

G: Какими были критерии отбора помещения под офис, почему выбрано историческое здание, а не современный бизнес-центр?

Ю. Б.: В первую очередь исторический центр удобен с точки зрения доступности. Для нас важно, чтобы клиенты к нам специально не собирались: они могут заглянуть в любой момент, когда им это будет удобно, например, проезжая мимо по рабочим делам. Наша парковка всегда в их распоряжении. Во вторую — если говорить о конкретном здании, то в нем с середины XIX века работало первое в России кафе «Доминик», чья кухня пользовалась огромной популярностью среди петербургской интеллигенции. Думаю, мало кто может похвастаться такой локацией.

G: Это как-то помогает во взаимодействии с клиентами?

Ю. Б.: Конечно, атмосфера места очень важна. Наш слоган — «новая классика», а помещение в полной мере отражает это: с одной стороны — стены, пронизанные событиями, а с другой — технологичность решений, как интерьерных и инженерных, так финансовых и lifestyle-предложений.

G: Эксперты считают, что исторических зданий с полной подготовкой под современные нужды на рынке почти нет. Как вы оцениваете состояние помещения?

Ю. Б.: Прежде чем принять финальное решение о нашей локации и начать ремонт, были проведены все необходимые экспертизы. С учетом возраста здание находится в хорошем состоянии.

G: А вы чувствуете себя здесь в гостях или дома?

Ю. Б.: Для меня Санкт-Петербург — место силы. Здесь хочется быть. Дизайн офиса создавался с учетом особенностей характера петербуржцев. Как я уже говорил, мы придерживаемся стиля «новая классика»: в интерьер были внесены современные тренды, но остались характерные черты исторического прошлого. Так, мы сохранили и подчеркнули оригинальную кирпичную кладку. Но сознательно отказались от «дворцовости» в пользу домашнего уюта и комфорта.

G: То есть этот офис для вас — все же как дом?

Ю. Б.: Это дом, абсолютно верно. И наши клиенты любят это ощущение домашнего. Другое дело, что мы в этот дом «заехали» буквально несколько дней назад. Мы его еще обживаем, можно сказать, только-только кошку запустили.  Понятно, что мы прежде всего банк и работаем в сфере услуг. Но общение изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год крепко сплачивает нас и клиентов. Наш офис — это не казенное учреждение. Мы стараемся соблюдать баланс домашнего, теплого, личного, как сейчас принято говорить, «лампового» ощущения душевности, но в то же время — серьезности и профессионализма в подходе. Мы занимаемся управлением частного капитала — нам доверяют самое дорогое. Ведь это не просто деньги, это будущее: свое, семьи, близких людей. Мы не просто обслуживаем текущие потребности, мы сохраняем или приумножаем капитал, в том числе занимаемся налоговым и юридическим сопровождением, вопросами защиты и наследования капитала — как внутри России, так и за ее пределами.

G: Наследование уже развивают многие банки, в том числе крупнейшие. При этом все игроки предлагают примерно одинаковые продукты. Чем планируете брать рынок?

Ю. Б.: Прежде всего опытом и наработанностью решений, которые есть у нашей команды. Спецификой, за которую нас любят клиенты: мы рядом с ними, живем их вопросами, задачами, проблемами (и не всегда они связаны только с финансовой стороной).  Есть основной стандартный набор продуктов и услуг, он присутствует как в Москве и в Санкт-Петербурге, так и в других регионах, где представлен банк. С другой стороны, каждый регион обладает своей спецификой, которую не всегда возможно описать цифрами. Наш бизнес — это люди, которые готовы отдать нам в управление от 20 млн рублей (от 50 млн в Москве и от 30 млн рублей в Санкт-Петербурге обслуживание в mkb private bank предоставляется бесплатно.— G). Но это сухие цифры, а мы выстраиваем отношения. С каждым клиентом определяем список конкретных задач и находим именно те решения, которые нужны конкретно ему.

G: Насколько велик потенциал Северной столицы с точки зрения private banking?

Ю. Б.: Думаю, достаточно велик. МКБ почти 30 лет, mkb private bank — гораздо моложе. Но мы быстро растем. Например, с начала года портфель под нашим управлением увеличился более чем на 40%, на треть выросло число наших клиентов. Это десятки миллиардов рублей под управлением. Это сотни семей и бизнесов. Наши клиенты работают в разных сферах — это и собственники бизнеса, и топ-менеджеры, управленцы высокого класса, это и люди искусства, шоу-бизнеса, спорта. Кстати, в нашей команде работает известный футболист Илья Чебану, который за прошедшие годы стал амбассадором mkb private bank в мире спорта. И мы многого вместе достигли — в том числе для любимой петербуржцами команды «Зенит».

G: Отличаются ли запросы москвичей и петербуржцев?

Ю. Б.: Скорее отличается отношение к жизни, способ принятия решения. В Петербурге люди нацелены на обдуманные решения, они присматриваются, хотят убедиться, попробовать, прежде чем воспользоваться тем или иным решением (не говоря уже о рекомендациях). Поэтому для нас город важен не только с точки зрения потенциала развития бизнеса, который описывается цифрами, но и с точки зрения потенциала развития отношений, который описывается запросами, желаниями и потребностями наших клиентов.

G: Этот офис для вас — первый дом, а каковы дальнейшие планы?

Ю. Б.: Развивается МКБ, соответственно, развивается и mkb private bank. Поэтому, безусловно, рассматриваем и другие регионы присутствия банка, которые нами еще не охвачены.  Мы сосредоточены на сохранении, обслуживании и приумножении капитала наших клиентов. А это не всегда короткий, но однозначно правильный путь.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...