Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

Опора на доказательства

Выбор метода

"Медицина". Приложение от , стр. 23

За последние несколько лет на рынке появился спрос на врачей, руководствующихся в своей практике принципами доказательной медицины. А некоторые медцентры стали позиционировать себя как клиники доказательной медицины. Корреспондент BG Алена Шереметьева разбиралась, в чем принципиальное отличие медицины как ремесла от практики, основанной на доказательствах.


По сути, доказательная медицина (от англ. evidence-based medicine) — это инструмент, позволяющий оценить эффективность и безопасность того или иного метода лечения. Во всем цивилизованном мире именно принципы доказательной медицины являются золотым стандартом лечения пациентов.

«Какие ваши доказательства?»


По оценкам экспертов, в России доказательная медицина приживается с трудом. «В вузах продолжают преподавать старые подходы и учат по старым методичкам, которые не обновлялись с середины прошлого века. Получающиеся врачи абсолютно уверены, что научили их правильно и зачастую даже представить не могут, что есть какой-то иной подход в медицине»,— сетует Никита Жуков, медицинский директор сети Lahta Clinic. По его мнению, медицина в нашей стране до сих пор находится на стадии импрессионистской, то есть основанной исключительно на личном опыте и наблюдениях.

Дмитрий Иванов, ректор Санкт-Петербургского государственного педиатрического медицинского университета, говорит, что медицина до сих пор воспринимается в значительной степени не как наука, а как искусство, основанное не только на базе знаний, но и на интуиции, прозрении. В то же время, по его словам, сегодня имеется огромное количество способов объективно оценить состояние пациента для качественной диагностики и последующего эффективного лечения.

«Медицина, основанная на доказательствах,— это прежде всего методология, это принципы интерпретации, обработки и оценки фактов, получаемых в медицинской практике и основанных на доказательствах разной силы и убедительности. Медицина, основанная на доказательствах, подразумевает рассмотрение каждого пациента, каждого случая заболевания как исследовательской задачи, как кейса, который требует решения. В России этот подход постепенно находит свое применение, но, надо понимать, что это требует времени, это определенный эволюционный переход от одной методологии к другой»,— поясняет господин Иванов. Несомненный плюс доказательной медицины, по словам эксперта, в том, что это медицина, в которой все четко структурировано: есть протоколы клинических исследований, протоколы лечения пациентов, клинические рекомендации. К минусам доказательного подхода некоторые врачи относят редуцирование личного опыта врача.

Николай Мациевский, заведующий отделением превентивной медицины и долголетия клиники EMS, отмечает, что в доказательной медицине результаты исследований дают информацию об эффективности лечения для так называемого «среднего» пациента, который в реальности может быть весьма далек от того конкретного пациента, которого лечат в данный момент. «Доказательная медицина позволила разработать алгоритмы, которые помогают избежать серьезных ошибок в клинической практике, оценить безопасность и эффективность различных лекарственных средств и методов лечения и многое другое — в этом ее огромная заслуга. Но ведь медицина — это не чистая наука, а в некотором роде авторское ремесло, поэтому исключительно научный подход в ней пока не всегда применим. Лучшие врачи умеют объединять доказательную медицину, свой опыт и индивидуальный подход к пациенту, в том числе учитывают мнение и жизненную позицию своих пациентов»,— поясняет Николай Мациевский.

Артур Канаян, директор по инновациям медицинского центра «XXI век», считает, что принципиальное отличие доказательной медицины от описательной заключается в том, что с помощью методов доказательной медицины можно достоверно и точно выяснить причину, которую не видно снаружи или исповедуя описательный подход. Плюсы и минусы доказательного подхода он описывает так: «Страдая периодическими головными болями, вы бы хотели, чтобы вам давали лекарство, которое снимает боль, но боль будет возвращаться, или хотели бы, чтобы нашли причину, один раз пролечили и боль ушла навсегда? Вот в чем разница подходов».

Растущая доля


Все опрошенные BG эксперты в один голос сказали, что используют в своей практике принципы доказательной медицины, но по-разному оценили доли доказательных врачей и клиник на рынке. По подсчетам Антона Глобина, главного врача, генерального директора Американской медицинской клиники, за последние пять лет число медучреждений, которые практикуют доказательную медицину в России, увеличилось в два раза и составляет 70–80%.

По оценкам Никиты Жукова лишь 5% клиник и около 1% врачей используют в своей работе принципы доказательной медицины. «Я знаю большинство медийных доказательных врачей Петербурга, многих немедийных, и даже если спросить у них всех, мы вряд ли получим суммарно больше 500 человек, а по данным крупных сайтов-отзовиков, у нас в городе около 50 тыс. врачей,— рассказывает господин Жуков.— За последние пять лет число доказательных врачей в Петербурге выросло примерно в пять раз. Однако точно никто не посчитает, и есть отдельные специальности, представители которых могут даже и не знать, что они вполне себе доказательные. К примеру, анестезиологи-реаниматологи в принципе используют только научно одобренные методы, иного там быть не может, поскольку поле для фантазий маловато».

Придать ускорение


Господин Жуков полагает, что причина медленного внедрения принципов доказательной медицины в нашу систему здравоохранения кроется в том, что врачей научили работать древними методиками, а обновлять свои знания правильным способом в мединституте не научили. «Они и рады так делать, и какая-то там информация о международных исследованиях, да еще на английском языке им не нужна,— сетует господин Жуков.— Если мы применим принципы доказательной медицины к нашим реалиям, то может оказаться, что больше половины пациентов ничем не болеют и получают развлекательные капельницы вместо лечения, а аналогичное количество медиков назначает это надуманное лечение».

По мнению Антона Глобина, с самим внедрением никаких сложностей нет, и система успешно адаптируется. «Здесь играет роль человеческий фактор, когда у самого доктора есть желание работать по старинке. Ведь гораздо проще просто назначит таблетку, которая существует уже 30–40 лет, чем пробовать и узнавать что-то новое,— рассуждает господин Глобин.— Безусловно, доктор всегда ориентируется на собственный опыт, и это очень важно. При этом, если он не следит за тем, что происходит, какие лекарственные препараты появляются на рынке, то он может оставаться далеко позади. Благо сейчас таких подходов к работе остается не так много».

Дмитрий Иванов считает, что для внедрения в систему здравоохранения принципов доказательной медицины необходимо сформировать у каждого врача систему этических, философских и научных взглядов, которая отличается от привычной и основывается на доказательствах. Тогда можно будет гарантировать получение медицинской помощи по единым стандартам — как в столице, так и в отдаленных регионах. В том числе и для этих целей в медицинских вузах есть программы повышения квалификации, направленные на внедрение принципов доказательной медицины. «В некоторых вузах постепенно появляются отдельные кафедры или курсы доказательной медицины. Такие программы обучения становятся все более востребованными, врачи понимают, что без этих знаний они не смогут двигаться дальше, станет невозможным их профессиональное и личностное развитие»,— рассказывает господин Иванов.

Сергей Яшин, руководитель отделений кардиохирургии и интервенционной аритмологии в Первом Санкт-Петербургском государственном медицинском университете им. Павлова, считает, что наиболее важной проблемой на данном этапе является уровень компетенций врачей. «Современная медицинская литература издается на английском языке и часто недоступна специалистам. Существующие отечественные рекомендации, как правило, являются "поздним" переводом с английского и отстают от жизни»,— поясняет он. Для решения данной проблемы господин Яшин предлагает разрешить на территории РФ использование европейских рекомендаций по диагностике и лечению, создать российскую версию мобильного приложения по клиническим рекомендациям (по аналогии с ECS Pocket Guidelines) и отменить необходимость регистрации в России устройств и препаратов, имеющих европейский сертификат, заменив на разрешительный характер начала применения.

Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя