Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Алексей Тарханов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Коллекция Жанны Моро» разошлась по коллекционерам

Итоги аукциона Artcurial в Париже

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Аукционный дом Artcurial подвел итоги продажи, завершавшей восьмидневную парижскую выставку «Коллекция Жанны Моро». На онлайн-торгах обожатели гранд-дамы французского искусства разобрали 100% лотов, уплатив в общей сложности €216 112. Вся сумма до единого евро будет передана созданному по завещанию актрисы Fondation Jeanne Moreau.


Выставка «Коллекция Жанны Моро» проходила в парижской штаб-квартире аукционного дома Artcurial с 16 по 22 октября. Она стала собранием личной истории актрисы, первой публичной экспозицией после ее смерти 31 июля 2017 года. Среди 300 лотов были обыкновенные повседневные вещи: платья, чемоданы, афиши, сумочки, туфли, украшения, рисунки и фотографии, подаренные Жанне Моро, и виниловые диски с ее законсервированным голосом. «Мы хотели отдать дань уважения вневременному стилю и элегантности мадемуазель Моро, музы кинематографистов и модельеров»,— объяснила Клара Вивьен, отвечающая в Artcurial за моду.

Жанна Моро умерла в 89 лет, отнюдь не забытая и не потерявшая работу — во Франции совершенно иное отношение к возрасту. Великие старики и старухи могут украшать обложки журналов мод, невиданное дело в молодящейся международной индустрии. Она получала предложения от режиссеров до самого последнего своего года, но отвечать на них уже не могла. Не болела, но тело не слушалось. Домработница, которая пришла накормить ее завтраком, нашла ее в кресле без признаков жизни, хотя еще накануне они спокойно обсуждали планы на день.

«Коллекция», конечно, не была коллекцией, как не была Моро коллекционеркой. Как написал по поводу выставки в Artcurial один из самых свирепых художественных критиков, покрытый татуировками с ног до головы швейцарец Этьен Дюмон, это не коллекция, а генеральная уборка, простая очистка квартиры. Три года вещи лежали без дела, фонд решил от них избавиться, рассудив, что лучшей памятью об актрисе станут не старые платья, а помощь живым ее коллегам. Отсюда и относительно низкие цены, которые должны были привлечь к торгам любителей кино, поклонников актрисы и начинающих коллекционеров. Как пишут во Франции на распродажах: «Все должно исчезнуть!»

Такой деловой, чуть циничный подход себя оправдал: лоты ушли полностью. При намеченных скромных итогах в €60 тыс. аукцион принес более €216 тыс. Как и ожидалось, наибольшим успехом пользовалась фотографическая часть коллекции: портреты Моро работы Сесила Битона, Сэма Левина, Робера Дуано, Анри Картье-Брессона, Хельмута Ньютона. Понятно, что с ними делать и как их хранить. В отличие от платьев, место им — в рамке на стене. Самым дорогим из снимков стал отпечаток 1978 года с собственноручным посвящением Анри Картье-Брессона. Коллекционер из Азии купил его за €3,64 тыс. при эстимейте €500–700. Две работы Ньютона, оцененные предварительно в €1–1,5 тыс., были проданы почти вдвое дороже — за €2,86 тыс. Портрет Питера Линдберга 2003 года с таким же эстимейтом поднялся до тех же €2,86 тыс.

Среди платьев самыми желанными оказались работы Пьера Кардена и Карла Лагерфельда. Платье с цветами, расшитыми блестками, которое давний друг актрисы Карден приготовил для ее появления на Каннском фестивале в 1966 году, достигло €2,34 тыс. при предварительной оценке €600–800. Тогда актриса носила S. Вечернее черное платье Chanel из велюра и атласа, которое Лагерфельд сшил в 2002 году для церемонии вручения приза Нижинского в Монако, уже на размер больше — М. Оцененное сначала в €400–600, оно было продано за €1105, а прилагавшаяся к нему пастель Лагерфельда, изобразившего Моро в этом платье, ушла за €4,68 тыс. Пара расшитых жемчугом шелковых туфелек Roger Vivier, в которых актриса играла в «Екатерине Великой» (1968), выставленных за €500–800, принесла €4,68 тыс.

«Мы благодарим и поздравляем покупателей одежды, украшений, аксессуаров, фотографий, которые теперь причастны к тому счастью и красоте, музой которых была Жанна»,— сказал председатель Fondation Jeanne Moreau Робер Гийомон, очень довольный тем, что «Коллекция Жанны Моро» наконец-то нашла коллекционеров.

Алексей Тарханов, Париж


Комментарии
Профиль пользователя