Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

Соединение штатов

Как Александринский театр прирос Псковским драматическим

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Состоявшееся объединение Александринского театра и Псковского драматического театра (министр культуры РФ Ольга Любимова уже подписала соответствующий приказ) вызвало гораздо меньший резонанс, чем полуторагодовой давности планы слияния Александринки и Ярославского театра имени Федора Волкова. О подоплеке такой реакции и самой объединительной инициативы — Эсфирь Штейнбок.


Весной 2019 года намерение объединить знаменитые театры Санкт-Петербурга и Ярославля вызвало столь очевидный и громкий протест общественности, что нереализованный проект отменил не анонсировавший его ранее тогдашний министр культуры Мединский, а лично тогдашний же премьер Медведев.

Но у того намерения была давняя предыстория. Известно, что власти многих регионов в последние годы под предлогом оптимизации бюджета норовят объединить разные учреждения культуры под одной крышей — создают всякие объединенные дирекции, под финнадзор которых сливают воедино театры, ДК, филармонии и даже музеи. Притом что Александринский театр и Театр имени Волкова принадлежат одному и тому же учредителю — федеральному Минкульту, в их случае причины слияния, в котором наблюдатели не без основания увидели признаки поглощения Александринкой волковцев, были не столько экономические, сколько идейные, можно сказать, идеологические. Предполагавшийся холдинг двух федеральных институций должен был называться Первым национальным драматическим театром России.

Собственно говоря, Театр имени Волкова неофициально использовал бренд «первый русский театр», отсчитывая свою историю от «охочих комедиантов» Федора Волкова середины XVIII века. Историки на это, правда, только разводили руками — к 250-летней давности волковской труппе нынешний театр никакого отношения не имеет. Но Ярославль действительно считается родиной русского национального театра. Александринский же театр ведет свою историю от указа императрицы Елизаветы 1756 года, положившего начало театру как государственному делу в России. (Тут у дотошных театроведов тоже есть свои но, однако наследование по прямой давно поддержано общественным согласием и внесено в школьную программу.)

Идея создания Первого национального театра принадлежала художественному руководителю Александринского театра Валерию Фокину. Москвич по рождению, прописке и по большей части своей творческой биографии, он руководит Александринкой уже полтора десятилетия. Знаменитый режиссер, отличный менеджер и близкий к власти человек, Фокин успешно поднял театр, выведя сонную академию, каковой Александринка считалась в начале нулевых, в число самых успешных, обсуждаемых и награждаемых театров России. Человеку деятельному и успешному, Фокину, очевидно, со временем стало маловато его петербургское королевство. О его возвращении в Москву (в «Современник», Малый театр, МХТ имени Чехова или Театр имени Вахтангова) говорили в последние годы часто, но «расклады» оборачивались не в его пользу.

Видимо, поэтому Фокин придумал новый ход — не менять кресла и места, но придать им дополнительный вес, превратить театр хоть и знаменитый, но все-таки «один из…» в самый-самый главный, а это и патент на право говорить от имени «лучших традиций», и более бурные финансовые потоки, и чин весомее.

С Волковским, однако, не вышло. Главной ошибкой стало то, что застрельщики объединения забыли посоветоваться с ярославским губернатором Дмитрием Мироновым — видимо, решили, что раз театр не областного, а федерального подчинения, то и дела до него у местного начальства нет. Не тут-то было. И губернатор, и, что не менее важно, судьбоносная для России депутат Валентина Терешкова оказались против. Против были и Союз театральных деятелей, и часть коллектива Волковского театра. Александринский набег был отбит, но Ярославль не обошелся без потерь — после «сражения» ушли и директор театра, и худрук Евгений Марчелли, так что весьма успешный в последние десять лет Театр имени Волкова откатился далеко назад в театральной табели о рангах.

Однако странно было бы думать, что настойчивый и целеустремленный Валерий Фокин так просто откажется от соблазнительной идеи. Нужно было просто найти другой театр в качестве второго члена холдинга. И он нашелся — им стала Псковская драма имени Пушкина. Возможно, как ближайшая к Санкт-Петербургу. И к тому же одноименная — Александринский театр ведь до недавних пор на советский манер по бумагам проходил как Академический театр драмы им. А. С. Пушкина.

На сей раз операция замышлялась в полном согласии с местной властью. Дело в том, что Псковская область — регион небогатый. А местный театр под руководством Дмитрия Месхиева все активнее заявляет о себе в последнее время, у него много творческих планов, на финансовое обеспечение которых у областного бюджета денег нет и не предвидится.

Таким образом, сейчас все оказались довольны.

Местный губернатор надеется, что получит театр федерального веса и значения и при этом не только ничего не заплатит, но и сэкономит. Сам театр получит федеральный статус и повышение зарплат и постановочных бюджетов — его руководители, собственно говоря, даже и не скрывают, что спасаются таким образом от нужды. А Валерий Фокин становится-таки руководителем новой институции с громким названием.

Сказать, что недовольных не нашлось, нельзя. Александр Калягин от имени СТД обратился с письмом, в котором опять предостерег от поглощения одного театра другим. Но можно предположить, что дело было уже согласовано в иных сферах. Говорят, даже у митрополита Псковского Тихона (Шевкунова) испросили благословения. Дал.

Комментарии
Профиль пользователя