Коротко

Новости

Подробно

Девушка из-под зонтика

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 64
ФОТО: AFP
"Шербурские зонтики", 1964 год
       На прошлой неделе Москву посетила Катрин Денев — кинозвезда, которая стала для нескольких поколений символом Франции. Актриса приехала, чтобы принять участие в презентации книги "Катрин Денев. От 'Шербурских зонтиков' до '8 женщин'". Ее автор, обозреватель "Власти" Андрей Плахов, рассказывает предысторию этого издания.

       Когда Катрин Денев была еще совсем молодой, ей присудили приз "Лимон" — за то, что прослыла самой "кислой" из актрис по отношению к прессе. С тех пор "снежная королева" к нашему брату не потеплела.
       Она сыграла свои первые знаменитые роли в "Шербурских зонтиках", "Отвращении", "Дневной красавице". Назначенная природой на амплуа хрупкой добродетели, быстро и решительно сломала романтический имидж, предпочтя воплощаться в слепых, немых, безногих калек, но прежде всего — в тайных невротичек и ангельской внешности убийц. Она открыла садомазохистскую изнанку скромного обаяния буржуазии. Она создала новый, осовремененный тип femme fatale — роковой женщины эпохи сексуальной революции и феминизма. Ей доводилось играть и детектива в юбке, владеющего приемами каратэ, и кровожадную вампиршу. А в расцвете карьеры Денев предстала в фильмах "Последнее метро" и "Индокитай" в образе благородной гранд-дамы, умеющей скрывать бурные чувства за холодной элегантностью.
       Недоступность недоступностью, но мне-то кажется, что я о своей героине практически все знаю. В глубокой юности, прогуливая лекции на мехмате, я посмотрел "Шербурские зонтики" и "Девушек из Рошфора" и влюбился в белокурый экранный образ. Студент Львовского университета написал полюбившейся девушке письмо и послал на вражеское Французское радио. Это было все равно, что отправить телеграмму на Марс. Как ни странно, пришел ответ, выполненный неформально — ее размашистым почерком на тонкой бумаге с водяными знаками C.D. Потом было еще одно письмо и еще ответ, правда, уже машинописный.
       Тогда Денев еще не была так знаменита. А в России ее вообще мало кто знал. Мне казалось, что Катрин — мое собственное открытие, и я со всей убежденностью предрекал ей успех и славу. Так и случилось: вчерашняя дебютантка снималась у лучших режиссеров мира, стала эталоном красоты и французского шарма.
       А я между тем превратился из математика в кинокритика. Фильмы с Катрин Денев растворились в безбрежном море кинематографа. Но увлечение юных лет не забылось, я по-прежнему собирал вырезки с интервью актрисы, а потом сам написал о ней большую книгу.
       Теперь на фестивалях мне часто приходилось встречать других французских звезд — Жанну Моро, Джейн Биркин, Изабель Юппер, запросто общаться с ними. Но Денев я видел и слышал только с приличного расстояния на пресс-конференциях. Излучая свойственное лишь ей сияние, она появлялась на сцене внезапно и так же стремительно исчезала за спинами бодигардов. В этом был какой-то рок. Но вот в один прекрасный день мне подарили интервью.
       
ФОТО: AFP
Плодом творческого союза Катрин Денев и Марчелло Мастроянни (на фото) стала актриса Кьяра Мастроянни (внизу справа)
Интервью происходило в парижском отеле "Интерконтиненталь" после дефиле Ива Сен-Лорана, у которого Катрин в течение многих лет была близким другом и лицом фирмы. Она предложила сначала выпить кофе, а потом поесть: дело происходило в два часа дня.
       Мне приходилось слышать про нее разное. За холодность ее называли англичанкой, за деловитость — немкой. Говорили, что в последнее время она стала еще более резкой с журналистами, что не выносит никаких личных вопросов и вообще не любит общаться с посторонними, потому что ее внешность, несмотря на косметические ухищрения, уже не так блистательна.
       Оказавшись с ней тет-а-тет, я мог лучше рассмотреть ее. И убедился, что с моей героиней все в порядке. Ее глаза сияли, как на экране, а полуулыбка с оттенком горечи напоминала, что актрису считают символом меланхолии французского кино. Это выражение появилось у Катрин давно — с тех пор как погибла в автокатастрофе ее сестра Франсуаза Дорлеак, вторая "девушка из Рошфора". Катрин Денев, взявшей вместо семейной фамилии артистический псевдоним, судьба уготовила славы на двоих и жизни за двоих.
ФОТО: AFP
Я напомнил Катрин о своем давнем письме, и она, может быть из вежливости, сказала, что помнит его. Хотя, возможно, так оно и есть: вряд ли у нее было много писем из СССР. Пока мы пили кофе, я привыкал не только к ее английскому с французским акцентом, но и к потоку ее бойкой речи. Такой никак не ожидаешь от женщины ее типа, а причина проста: в семействе Дорлеак было четыре сестры, в детстве они бесконечно перебивали друг друга, и надо было очень быстро говорить, чтобы обратить на себя внимание.
       Конечно, в самом начале разговора мы не обошли стороной только что увиденное шоу. Отношения с Ивом Сен-Лораном она прокомментировала так: "Он очень закрытый человек, не любит много говорить, и я не хочу вторгаться в его частную жизнь. Мне нужен кто-то, столь же ценящий свое privacy, как и я. У нас особые отношения. Мы храним верность и преданность друг другу на протяжении тридцати лет. Это та роскошь, которую я могу себе позволить. Кто-то играет в казино, а я всю жизнь одеваюсь у Сен-Лорана".
       И все-таки, спросил я, эта история имела свое начало? Оказалось, что всему виной английская королева. Ей должны были представить молодую французскую актрису, и Денев решила попросить Сен-Лорана сшить для нее вечерний костюм. И она пришла к нему с фотографией очень красивого платья из прошлогодней "русской" коллекции: "Узкое красное платье, украшенное бриллиантами, оно показалось мне чудесным: очень простое и очень элегантное".
       Когда это было? "Приблизительно в 65-м году, что-то в этом роде. Тридцать, о-ля-ля, даже больше тридцати лет назад". После того как Сен-Лоран выполнил первый заказ Денев, они стали работать вместе. Он никогда не относился к ней как к клиенту. Они сделали несколько фильмов — "Манон-70", "Сирена с 'Миссисипи'", "Дневная красавица". Из недавних — "Генеалогия преступления".
       
ФОТО: AFP
В телефильме "Принцесса Мария", который покажут во Франции на этой неделе, Катрин Денев сыграла внучку Наполеона Марию Бонапарт, пациентку и верную ученицу Зигмунда Фрейда (слева — в исполнении Хайнца Беннента)
Катрин Денев была связана со многими выдающимися мужчинами — Франсуа Трюффо, Луисом Бунюэлем, Жаком Деми, Сержем Генсбуром. Замуж выходила только раз — за светского фотографа Дэвида Бейли, но провела с ним всего несколько месяцев. Ее первым увлечением был Роже Вадим — парижский Пигмалион русского происхождения, которого называли также Синей Бородой и которому обязаны свой славой Брижит Бардо и частично Джейн Фонда. Роман Денев с Вадимом завершился рождением прелестного сына Кристиана и претенциозного фильма "Порок и добродетель". Сразу после этого они расстались.
       Актриса отказалась стать женой и отца своей дочери Марчелло Мастроянни — хотя он очень добивался этого брака и даже выбил согласие своей жены Флоры Карабеллы. Федерико Феллини и его жена Джульетта Мазина всячески сочувствовали своему другу-актеру и давали ему тактические советы. Феллини звал Марчелло на решительный штурм: он считал, что ему нужно как можно быстрее уговорить подругу выйти за него, иначе он ее потеряет. Мазина, узнав о беременности Катрин, сказала: "Не иначе как бедный Марчелло придумал последнее средство, чтобы взять неприступный бастион французской независимости".
       Последнюю попытку склонить Катрин к браку Мастроянни сделал, когда они вдвоем ехали к себе на виллу в Ниццу и Катрин намеренно затормозила перед машиной преследовавших их папарацци, смяв ей капот. У Мастроянни от волнения схватило сердце. Ответ на его предложение заключить брак был по-прежнему отрицательным. Пожаловаться некому — только Флоре, которая искренне возмущена теперь уже не своим неверным мужем, а поведением Катрин, посмевшей отвергнуть самого Мастроянни: "Может, она не совсем нормальная? Чего еще можно, впрочем, ждать от француженки..."
       Кьяра Мастроянни стала успешной актрисой, а внешне напоминает обоих родителей: верхняя часть лица мамина, нижняя — папина. Кьяра была любимицей многодетного Мастроянни. Причину этой привязанности Марчелло объяснял с обезоруживающей искренностью: "Я обожал мать этого ребенка". А когда Мастроянни умирал, рядом с ним были Катрин и Кьяра.
       
       В конце нашей парижской встречи я напомнил собеседнице о том, что писал в том давнем, почти любовном письме. Тогда меня поразила фраза из интервью Денев польскому журналу: "Любовь меня утомляет, деньги забавляют". Тогда она ответила мне: "Не надо верить тому, что пишут в газетах". Теперь она говорит: "Я правильно ответила. Любовь скучна? Да это деньги скучны! Конечно, деньги — это необходимость, но мои мозги не устроены по-капиталистически, я не умею копить деньги, предпочитаю их тратить, и, в сущности, они не так для меня важны. А любовь в самом широком смысле — любовь, дружба, человеческие отношения — это и есть для меня самое главное. Даже важнее моей работы. Так что я просто потрясена, кто позволил себе напечатать от моего имени такое безобразие?! У вас в России возможно такое?"
       Мне бы хотелось ответить, что нет. Но зачем гадать? Лучше напишу о Катрин Денев книжку и приглашу ее приехать в Москву.
       
Комментарии
Профиль пользователя