Коротко

Новости

Подробно

Восемь лет после метро

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 54
ФОТО: AP
В результате атаки "Аум синрике" в токийском метро 21 марта 1995 года погибли 12 и отравились газом 5500 человек
       На прошлой неделе в Токио самый страшный преступник современной Японии — 49-летний Тидзуо Мацумото, известный всему миру как Секо Асахара,— был приговорен к смертной казни. Но его секта "Аум синрике" по-прежнему существует и ни в чем не раскаивается.

       В обвинительном приговоре, обнародованном Токийским окружным судом 27 февраля, Секо Асахара был назван самым страшным преступником за всю послевоенную историю Японии. И хотя вынесение смертного приговора в стране вовсе не является сенсацией (в прошлом году такая участь постигла 30 человек), это решение суда оказалось особенным. Вина организатора газовой атаки 1995 года в токийском метро с самого начала ни у кого не вызывала сомнения, и общество решительно выступало за вынесение Секо Асахаре скорейшего и максимально сурового наказания. Тем не менее только на предварительные слушания дела ушло почти восемь лет. В итоге суд над "монстром Асахарой" войдет в историю как беспрецедентная битва обвинения и защиты за каждую деталь, способную смягчить наказание или, наоборот, окончательно утопить создателя одной из самых зловещих религиозных группировок нашего времени.
       
Великий и ужасный
ФОТО: AP
Нервно-паралитический газ, который был использован в токийском метро, "Аум синрике" изготовляла сама. При обыске в штаб-квартире секты рядом с горой Фудзи полиция нашла химикаты, которых хватило бы еще на сотни подобных терактов
Суд над Асахарой начался весной 1996 года — через несколько месяцев после того, как полицейский спецназ вытащил предводителя "Аум синрике" из потайной комнатки одного из ангаров в главном центре сектантов, расположенном у подножия священной горы Фудзи. Подобно Саддаму Хусейну, Асахара не сопротивлялся, но и со следствием сотрудничать не стал. Он ничего не признавал и поначалу откровенно валял дурака: в ответ на вопросы следствия бормотал какую-то невнятицу на ломаном английском, а с ноября 1999 года вообще замолчал. Не общался он и со своими адвокатами: мол, ваш процесс меня, живое воплощение бога Шивы, не интересует. Отказ Асахары от защиты еще больше осложнил процедуру делопроизводства. Зная отношение к Асахаре в обществе, несколько известных юристов наотрез отказались отстаивать его права, опасаясь навсегда лишиться клиентуры. Но в конце концов адвокаты нашлись, и работы у них оказалось предостаточно.
       В ходе судебного разбирательства были в деталях допрошены более 170 свидетелей, а на организацию слушаний затрачено более $3 млн из государственной казны. Генеральная линия защиты свелась к тому, что Асахара вовсе не был злодеем от рождения: он, мол, появился на свет в бедной многодетной семье, упорно учился, несмотря на полуслепоту. Были приведены десятки свидетельств "доброты и отзывчивости гуру", в том числе в тот период, когда он уже создал в 1988 году свою "Аум синрике", произвольно перемешав в ее доктрине положения индуизма, буддизма и библейского Апокалипсиса, густо приправленные разоблачениями вселенского масонского заговора и призывами овладевать новейшими технологиями для победы в "последней войне Добра и Зла". Защита уверяла, что Асахара был просто талантливым и увлекающимся фантазером, сумевшим своими речами свести с ума многочисленных последователей. А приближенные гуру, по мнению адвокатов, просто неверно интерпретировали его пророчества и призывы, придав им "примитивно уголовную форму".
ФОТО: AP
С ноября 1999 года Секо Асахара (на заднем плане) перестал вступать в какой-либо контакт с внешним миром
Буквально годы участники процесса потратили на тонкие лингвистические споры о сущности санскритского термина "поа", который Асахара употреблял, когда давал указание угомонить кого-либо из противников секты (фактически это был банальный приказ убивать). Так поступили с молодым адвокатом Цуцуми Сакамото, который помогал людям покинуть секту, требовавшую от своих приверженцев отдать ей все имущество, порвать с семьями и переселиться в замкнутые, тщательно охраняемые молитвенные дома. Послушников там обрабатывали по методике, известной многим сектам: лишение всех связей с внешним миром, многодневные изнурительные посты, бесконечные молитвы и наркотики. Так, во время весьма популярной среди приверженцев Асахары "инициации Христа" новичкам давали выпить раствор синтетического галлюциногена, запирали в одиночке перед гигантским стереоскопическим портретом предводителя "Аум" и на десять часов включали записи его проповедей, перемежающиеся астральной музыкой. Люди не знали, что приняли наркотик, и принимали свои видения за подлинные откровения, но находились и те, кто хотел порвать с миром "инициаций". Адвокат Сакамото, решивший вести несколько таких дел, был похищен боевиками "Аум" вместе с женой и годовалым сыном: их задушили и закопали в безлюдном горном районе.
       Отдавая приказ об "усмирении", Асахара, по многочисленным свидетельствам, использовал термин "поа" — отправить в высший мир. Прокуратура трактовала его однозначно как приказ к насильственному лишению жизни. Защита же пыталась доказать, что речь шла о призыве просто поговорить с настырным адвокатом, чтобы сделать ему "поа" — перевести дух заблуждающегося на более высокий уровень.
       В итоге суд отверг доводы защиты. Куда более убедительной ему показалась логика прокуратуры, которая показала, как Асахара и его апостолы шаг за шагом погружались в мир изуверства и извращенных фантазий о скором конце света. Плодом этих фантазий стали планы штурма парламента и правительственных зданий отрядами боевиков, вооруженных самодельными "калашниковыми", которые сектанты пытались собирать по вывезенным из России чертежам. К счастью, газовая атака в токийском метро стала последней крупной акцией "Аум синрике", причем апостолы Асахары сильно напутали с концентрацией смертельного газа зарина и в итоге смогли убить только 12 человек. По мнению экспертов, если бы раствор зарина был большей концентрации, число жертв исчислялось бы сотнями.
       
"Синрике" бессмертна
ФОТО: AP
Секо Асахара приговорен к смерти, но дело его живет: запретить "Аум синрике" в Японии так и не удалось
Асахара встретил решение суда подчеркнуто равнодушно. По мнению журналистов, освещающих процесс, он давно был морально готов к смертному приговору и поэтому решил "не суетиться" и войти в историю как "самый страшный нарушитель мирских законов". При этом Асахара прекрасно понимает, что казнить его будет крайне сложно: процесс апелляций может растянуться на многие годы. Примечательно, что помимо Асахары к виселице по делу "Аум синрике" ранее были приговорены 11 его ближайших сподвижников — большинство из них обжаловали решения суда. Судя по всему, так поступят и адвокаты самого гуру: бороться до конца за клиента, даже приговоренного к смерти, требует профессиональная этика.
       Асахаре не может не импонировать, что, согласно многочисленным опросам, он признан одним из самых известных в мире японцев наряду с кинорежиссером Акиро Куросавой и популярным в России литератором Харуки Мураками. Не менее известна и "Аум синрике", которая вошла в анналы криминальной истории тем, что для теракта в метро использовала не пояс шахида или случайно оставленную сумку с тротилом, а емкости с самодельным нервно-паралитическим газом.
       Секта, ставшая в Японии символом изуверства, вполне легально существует, в отличие от ее российского филиала. Решением Останкинского суда Москвы после молниеносного рассмотрения он был запрещен 18 апреля 1995 года — сразу после атаки в токийском метро.
       В Японии все оказалось не так просто. Поначалу к "Аум синрике" хотели применить закон о подрывных организациях, принятый в 1950-х на волне борьбы с коммунистами. Этот закон дает право запретить партию или группировку, признанную общественно опасной, а распространение ее идей приравнивает к преступлению. Однако против выступила мощная коалиция — от правозащитников и нынешней вполне респектабельной Компартии до части правящей Либерально-демократической партии, где многие увидели в применении закона опасный прецедент, несовместимый с современной политической терпимостью. Главную роль сыграли влиятельные лоббисты из религиозных организаций: они сочли, что возрождение порядков середины прошлого века может дать полиции крайне нежелательные полномочия.
ФОТО: AFP
В итоге для "Аум синрике" был принят отдельный, весьма щадящий закон, давший следственным органам и спецслужбам лишь право гласного надзора за этой организацией. Сегодня власти имеют возможность в любое время без предупреждения проводить обыски на объектах секты и в квартирах ее сторонников. Однако на более радикальные меры, если нет явных признаков нарушения закона, они пойти не могут.
       В результате "Аум" хоть и понесла ощутимые потери, но не погибла: ее численность в период расцвета составляла более 15 тыс. человек, сейчас их более 1,5 тыс. По некоторым данным, несмотря на запрет, около 300 приверженцев секта имеет и в России. В одной из деревень под Москвой, по крайней мере, до конца 1990-х, действовал центр сторонников Асахары "Белый лотос". Есть информация, что они используют и монастырь приверженцев нестандартных восточных культов "Гухья самаджа" на улице Луговой в Симферополе.
       Бывший глава российского филиала секты Фумихиро Дзиою после непродолжительного пребывания в японской тюрьме возглавил "Аум синрике" и попытался ее реформировать. Он переименовал секту в "Алеф" (по первой букве еврейского алфавита), официально осудил газовую атаку в метро и фактически отрекся от Асахары, но добиться отмены полицейского надзора Дзиою не сумел. В результате ортодоксы отстранили его от поста предводителя и вернули все на свои места.
       Сегодня полицейские обыски показывают, что в молельных домах "Аум синрике" по-прежнему висят гигантские портреты Асахары. "Учитель не ошибался",— убежденно заявил агентству "Киодо Цусин" один из последователей гуру накануне вынесения приговора.
ВАСИЛИЙ ГОЛОВНИН, корреспондент ИТАР-ТАСС — специально для "Власти"
       
Комментарии
Профиль пользователя