Коротко

Новости

Подробно

Фото: Иван Финогеев / Коммерсантъ

В апелляции «Сеть» не меняют

Пензенской группе антифашистов сохранили приговоры в полном объеме

Коммерсантъ (Саратов) от

Апелляционный военный суд оставил без изменения приговоры семерым пензенским антифашистам, проходящим по уголовному делу так называемой организации «Сеть» (признана террористической, запрещена в России). Согласно постановлению, решение первой инстанции признано полностью законным. Подсудимым назначено от шести до 18 лет колонии строгого режима. Дольше всех, по решению суда, в колонии проведет Дмитрий Пчелинцев, которого следствие и суд считают создателем преступного сообщества. Адвокаты называют весь апелляционный процесс «постановкой» и надеются на изменение приговора в Европейском суде по защите прав человека.


Апелляционный военный суд на выездном заседании, которое проходило в Пензенском областном суде, согласился с решением Приволжского окружного военного суда и оставил без изменений приговор семерым пензенским антифашистам, которых следствие считает участниками террористической организации «Сеть». Несмотря на то, что процесс проходил в открытом режиме, в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции в зал заседания были допущены только участники процесса, родственники обвиняемых и ­журналисты.

Председатель апелляционной коллегии Александр Дарницын огласил резолютивную часть апелляционного постановления, согласно которому решение суда первой инстанции сохраняется в полном объеме. В итоге Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский, которых следствие и суд посчитали создателями и руководителями террористической организации, получили наказание в виде 18 и 16 лет колонии ­соответственно.

Участникам организации назначено: Андрею Чернову — 14 лет колонии, Максиму Иванкину — 13 лет, Михаилу Кулькову — 10 лет колонии строго режима. Василию Куксову — 9 лет, Арману Сагынбаеву — 6 лет лет лишения свободы в колонии общего режима. Илье Шакурскому назначен штраф в 50 тыс. руб. Также суд постановил уничтожить как «средство преступления, не представляющее ценности», книги «Капитал» Карла Маркса, «Невидимый комитет — Грядущее восстание», учебник спецназа ГРУ и другие, мобильные телефоны, флеш-карты.

Как ранее писал „Ъ“, Пчелинцеву, Куксову и Шакурскому помимо создания террористической организации и участия в ней вменяли незаконное хранение огнестрельного оружия (ч. 1 ст. 222), последнему также — взрывчатых веществ (ч. 1 ст. 222.1). Дмитрия Пчелинцева обвиняли и в попытке поджога пензенского военкомата в 2011 году (ч. 2 ст. 167 вместе с ч. 3 ст. 30), но на суде гособвинитель Сергей Семеренко отказался от обвинения по этому эпизоду, а военный комиссар Октябрьского и Железнодорожного районов Пензы Александр Миронов заявил, что не имеет претензий к Пчелинцеву. Чернова, Иванкина и Кулькова обвиняли также в покушении на производство или сбыт наркотиков в крупном размере (ч. 4 ст. 228.1 вместе с ч. 3 ст. 30). Пятеро подсудимых отрицали причастность к инкриминируемым им преступлениям в полном объеме, подсудимые Кульков и Иванкин признали вину в покушении на сбыт наркотиков.

Расследование дела «Сети» началось после задержания с наркотиками, а затем явки с повинной 18 октября 2017 года Егора Зорина, который также рассматривался как член группы, но дело в отношении него было прекращено после того, как он дал показания на других предполагаемых участников «Сети».

После задержания Арман Сагынбаев, Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский признали вину, но позже заявили, что для получения признаний их пытали электротоком сотрудники ФСБ в пензенском СИЗО1. На суде гособвинитель заявил, что слова подсудимых о том, что к ним применялись пытки, «не нашли подтверждения» в ходе судебного ­следствия.

Одним из ключевых доводов Дмитрия Пчелинцева при обжаловании приговора было то, что обвинение построено на документах «Свод „Сети“» и «Съезд», обнаруженных в компьютере Ильи Шакурского, изъятого при задержании. Защита утверждала, что в то время, когда ноутбук был в распоряжении правоохранительных органов, файлы были изменены. Об этом же заявила и защита Шакурского. Изменения в файлы, в которых, по версии следствия, содержались призывы к революции, вносились 30 октября 2017 года, хотя Илью Шакурского задержали еще 17 октября. В жалобе Михаила Кулькова указано, что, согласно решению суда, он вступил в «Сеть» в мае 2015 года, хотя на самом деле до июля того же года он находился на службе в армии. На изъятых у Армана Сагынбаева селитре и часах-будильниках, которые, как считает следствие, он планировал использовать для изготовления взрывного устройства, и найденном у Василия Куксова пистолете не было найдено биологических следов обвиняемых.

Адвокат Дмитрия Пчелинцева Оксана Маркеева называет постановление апелляционной инстанции «совершенно ожидаемым». «Вся манера ведения судебного заседания в апелляции показывает, что приговор изменен не будет. За все время процесса коллегия не реагировала на обоснованные, с моей точки зрения, ходатайства защиты и даже не прислушивалась к заявлениям адвокатов о занятости на других процессах»,— отмечает госпожа Маркеева. По ее словам, сейчас защита планирует защищать фигурантов дела «всеми доступными законными способами» и обжаловать приговор в Европейском суде по защите прав человека. «Право обращаться в ЕСПЧ возникает после вступления приговора в законную силу, поэтому теперь мы намерены им воспользоваться»,— пояснила адвокат Дмитрия ­Пчелинцева.

Адвокат Василия Куксова Александр Федулов назвал весь апелляционный процесс «сказочной постановкой». «Это была еще большая постановка, нежели процесс в первой инстанции. Ни один довод защиты не был принят во внимание. Прокуратура сразу отделалась заявлением, что приговор законный и назначенные сроки — это нормально. Думаю, то же самое суд напишет и в мотивировочной части, хотя у нас была жалоба на 300 страниц»,— отмечает господин Федулов. По его словам, «единственная надежда» защиты — на ЕСПЧ.

Бывший адвокат Василия Куксова (защищал его в первой инстанции) Анатолий Вахтеров считает, что в Верховном суде у защиты нет шансов на существенное изменение приговоров. «Постановление следовало ожидать, потому что, на мой взгляд, все уголовное дело — полицейский заказ и приговор с такими сроками выносился не для того, чтобы теперь его отменять. Есть небольшая надежда на ЕСПЧ, который признает наличие пыток и рекомендует Верховному суду учесть это при вынесении решения. Но, согласно поправкам в Конституцию, российский суд может их не учитывать»,— отмечает господин Вахтеров.

Сергей Петунин


Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя