Сойти с намеченного айти

Как коронавирус спутал карты российской IT-отрасли

Пандемия коронавируса не могла не сказаться негативно на российской IT-отрасли. По итогам 2020 года падение рынка в долларовом выражении может составить 8%. Впрочем, целый ряд сегментов, включая дистанционную торговлю, онлайн-обучение, видеоконференцсвязь, наоборот, выросли. А выработанные весной цифровые привычки теперь останутся надолго.

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Вместе с экономикой

Российский IT-рынок по итогам года упадет в долларовом выражении на 8,2%, подсчитали в аналитической компании IDC. Это гораздо лучше весеннего прогноза, когда IDC ожидала падение рынка сразу на 30%. При этом, например, в сегменте аппаратного обеспечения рынок, наоборот, вырастет на 10% против падения на 7,8% в 2019 году. «Пандемия негативно повлияла на все отрасли экономики, и IT-отрасль не стала исключением,— говорит представитель "ИКС Холдинга" (объединяет около 30 IT-компаний) Юлия Остроухова.— Серьезные проблемы наблюдаются в сегменте B2B. Вторая половина 2020 года будет довольно тяжелой в первую очередь для сервисных компаний».

Карантинные меры приводят к ограничению передвижения, нарушению цепочек поставок и падению потребительского спроса. Как следствие, снижаются выручка, инвестиционные и корпоративные бюджеты на IT, констатирует директор управления продаж продуктов и сервисов ГК Softline Александр Рожков. Весной за счет сокращения выручки — в среднем на 22% — российский бизнес начал снижать операционные и капитальные затраты. Речь об оптимизации затрат на персонал за счет сокращения штата или перевода части сотрудников на контрактную оплату. Еще одной статьей оптимизации стало снижение IT-расходов. По итогам 2020 года прогнозируется падение глобальных IT-расходов на 7–8%, в России оно может оказаться несколько выше, полагает господин Рожков.

Рынок аппаратного обеспечения пострадал из-за ограничительных мер, которые препятствовали производству и поставкам. Складские запасы дистрибуторов быстро истощились, а новые партии оборудования поставлялись с задержкой в два-три месяца. Это привело к сильному росту цен на оборудование, добавляет топ-менеджер Softline.

В первую волну пандемии крупные заказчики — нефтяной сектор, госкомпании и государственные учреждения — сократили свои IT-бюджеты более чем на 20%. Сроки оплаты действующих контрактов в половине случаев были сдвинуты, ряд контрактов (15–20%) был расторгнут, а новые не заключались, рассказывает исполнительный директор ассоциации разработчиков программных продуктов (АРПП) «Отечественный софт» Ренат Лашин. По его словам, практически полностью остановили IT-проекты предприятия таких отраслей, как туризм, общепит, строительство, спортивные и культурные учреждения, авиаперевозки и машиностроение.

В итоге, по данным ЦБ, финансовый поток в сфере разработки ПО в каждую из трех последних недель мая и первую неделю июня 2020 года снижался с 39,5% до 63,4% по сравнению с докарантинным периодом (с 20 января до 13 марта 2020 года). Такая ситуация в среднесрочной перспективе могла привести к реальному сокращению персонала отечественными IT-компаниям, вспоминает Ренат Лашин.

Кто принял основной удар

Объем передаваемых мобильных данных на одного абонента «Вымпелкома» в первом квартале 2020 года вырос на 60,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. «На этом основании может сложиться мнение, что такие компании оказались в безусловном выигрыше от пандемии и карантина, заработав на увеличении спроса на услуги и росте акций, как в случае с Zoom,— рассуждает первый исполнительный вице-президент "Вымпелкома" Арташес Сивков.— Однако в реальности это не так. Успешные кейсы скорее исключение, чем правило, чего не скажешь о кризисных факторах, которые затронули всех».

Основной удар пандемии в IT-секторе приняли на себя провайдеры решений для бизнеса: на их плечи легла большая социальная ответственность за обеспечение работой людей и организаций в условиях самоизоляции по всей стране, рассказывает Арташес Сивков. При этом рост спроса, оборотов и нагрузки на инфраструктуру не дал прироста доходной части. Более того, сокращение доходов — это только одна сторона проблемы: стоит также учесть, что рост нагрузки на сети потребовал дополнительных вложений в IT-инфраструктуру.

Кто выиграл от пандемии

Впрочем, в IT-сфере есть направления, которые смогли не только противостоять кризису, но и показали положительную динамику. «Бизнес осознал критическую значимость цифровых сервисов и облачной инфраструктуры,— считает Юлия Остроухова.— Продолжают расти такие области, как видеоконференцсвязь, онлайн-обучение, безопасное удаленное подключение, электронные госуслуги, "умный" и безопасный город, IT-разработки в сфере коммерции и развлечения, совместные приложения и киберспорт».

У бизнеса появилась потребность в надежных решениях для удаленной работы, согласен директор департамента продаж и менеджмента проектов КРОК Игорь Никулин. «В первую очередь выросла потребность в продуктах информбезопасности. Например, среди наших заказчиков спрос на решения по построению безопасных корпоративных сетей увеличился на 15%,— говорит он.— Растет спрос и на такие услуги, как кастомизация и разработка заказного ПО, техподдержка, IT-аутсорсинг и консалтинг».

Бенефициарами пандемии, по мнению исполнительного директора Naumen Игоря Кириченко, стали скоростная доставка товаров и еды, онлайн-сервисы развлечений и обучения, фармацевтическая индустрия, которая оказалась способна к быстрой перестройке производства. «Их положительный пример способствовал высокому спросу на некоторые категории IT-услуг: дистанционные коммуникации, средства удаленной работы и контроля за персоналом, управление аутсорсингом, роботизацию рабочих мест и рутинных бизнес-операций, омниканальное обслуживание и облачную инфраструктуру,— говорит топ-менеджер.— На своем опыте можем подтвердить: до пандемии интерес к таким решениям выражали только 5% текущих заказчиков, а теперь — половина».

Большинство компаний столкнулись с необходимостью быстрой модернизации IT-инфраструктуры в условиях жесткой оптимизации расходов. В этой ситуации облачные инфраструктурные сервисы по модели IaaS (виртуализация, хранение и резервное копирование данных) стали очень привлекательной альтернативой физическому оборудованию, отмечает господин Рожков. Также владельцы дата-центров и операторы связи практически не снижали спрос на вычислительное и телеком-оборудование.

Осенью влияние фактора неопределенности, вызванного развитием пандемии и нестабильной макроэкономической ситуацией, остается высоким. Предприятия и организации срочно пересматривают приоритеты, откладывают на неопределенное время крупные и долгосрочные проекты. Вместе с тем ситуация требует не откладывать проекты по организации эффективной удаленной работы, обеспечению ИБ из-за изменения корпоративного IT-ландшафта, а также активности, связанные с переводом бизнеса и коммуникацией с клиентами преимущественно в онлайн-среду, продолжает топ-менеджер Softline. Так, в период пандемии расходы на кибербезопасность увеличили более половины российских компаний.

Запрос на решения, связанные с обеспечением безопасности удаленных рабочих мест, вырос в разы. Заметно растет и сегмент SaaS, особенно среди ритейла, финансового сектора, промышленных предприятий, отраслей связи и IT, госструктур.

Оптимистичный взгляд

«На первый взгляд во время коронавируса вышли готовые сценарии, которые можно внедрить в сжатые сроки, с быстрой отдачей инвестиций или решающие конкретные проблемы,— рассказывает гендиректор SAP СНГ Андрей Филатов.— Таким образом, просели большие серьезные инфраструктурные проекты с долговременным возвратом инвестиций».

В SAP фиксировали своеобразные качели спроса на разных этапах пандемии — так, например, было с облаками. «В прошлом году и в самом начале 2020-го клиенты хотели перевести в облако всю инфраструктуру целиком, что отлично иллюстрирует стремление к планомерному развитию мощностей и цифровой трансформации,— продолжает господин Филатов.— А уже в марте, когда бизнес погрузился в хаос пандемии, был гигантский спрос на облака, но не на инфраструктурные проекты, а на отдельные решения, которые могли бы принести быструю выгоду, помочь компании в кризисных условиях».

Ко второму кварталу спрос на облака несколько снизился: инвестировав в усиление бизнеса на критически важных направлениях, все вернулись к выжидательной тактике в апреле и мае. «Однако после того, как закончилась первая волна, мы ощутили резкий рост активности заказчиков, завершение локдауна вызвало оптимизм,— радуется гендиректор SAP СНГ.— Отложенный спрос на цифровые решения, который формируется в пострадавших отраслях, и одновременный пересмотр стратегий развития в пользу достижения большей сопротивляемости внешним угрозам явно приведут к росту инвестиций в технологии».

По словам управляющего партнера Accenture Technology в России Марии Григорьевой, в то же время произошел взрывной рост спроса на небольшие custom-разработки (разработка продукта с нуля вместо его внедрения), позволяющие перестроить бизнес-процессы «здесь и сейчас». Это касается всего, что связано с электронными магазинами, продажами, доставкой, мобильными приложениями. Также рос сегмент, связанный с реализацией крупных единичных IT-проектов для таких гигантов, как ВТБ, «Магнит», Сбербанк: они решили перейти на новый уровень работы. Кроме того, возрос спрос на создание систем отчетности для управления компаниями на основе данных. «Из-за постоянно меняющейся ситуации сложно быстро поменять процессы и системы, но можно отслеживать поступающую информацию и адаптироваться под новый спрос — по ассортименту, ценам, преференциям и пр.,— говорит госпожа Григорьева.— Такие проекты можно начать быстро реализовывать, и они дают возможность получить результат с первых недель».

В итоге, рассказывает Ренат Лашин по ссылкой на данные ЦБ, с конца сентября — начала октября отмечается положительная динамика по направлению «Разработка компьютерного ПО». Рост за каждую из трех последних недель сентября составлял от 7,3% до 20,3%.

«Не могу голосом, могу текстом»

Еще один пример IT-направления, которое активизировалось в кризис,— перевод коммуникаций в текстовые каналы. Так, рассказывает гендиректор CraftTalk Денис Петухов, в конце 2018 года Альфа-банк в Казахстане запустил дополнительный канал для коммуникаций с клиентами — через WhatsApp. Сначала доля обращений через этот канал составляла лишь 0,5%, к началу 2020 года она увеличилась до 50%.

После же начала пандемии коронавируса банк перевел всех сотрудников на удаленную работу. «Но с операторами "на телефоне" это было сложно сделать,— вспоминает Денис Петухов.— В итоге в апреле руководство банка приняло решение закрыть голосовой канал и полностью перевести общение с клиентами в чаты. Сейчас 95% запросов решаются через WhatsApp. Затраты на мессенджер на 30–40% меньше, чем на голосовой канал, тогда как эффективность операторов повысилась, они могут обрабатывать на 15% больше запросов, чем при общении голосом».

В целом IT-поставщики для банков только выиграли от пандемии, считает член совета директоров «Диасофт» Александр Генцис. «Самоизоляция в период пандемии спровоцировала всплеск интереса людей к цифровым услугам, в особенности это относится к банкам, сервисами которых граждане пользуются ежедневно,— говорит он.— Банковский сектор оказался готов к пандемии лучше большинства других отраслей». Во-первых, банки еще задолго до событий этой весны были одними из самых продвинутых с точки зрения цифровизации, перечисляет он. Во-вторых, в России хорошо развит рынок банковских технологий, есть достаточное количество опытных разработчиков банковского ПО, которые почти не зависят от ситуации с поставками аппаратного обеспечения из других стран и развивают свои сервисы непосредственно в России.

Поддержка на высшем уровне

Поддержкой IT-отрасли в кризис занялся лично президент РФ. По инициативе Владимира Путина был проведен налоговый маневр: страховые взносы для IT-компаний были снижены с 14% до 7,6%, а налог на прибыль — с 20% до 3%. При этом Минфин решил компенсировать выпадающие доходы бюджета за счет отмены нулевого НДС на продажу ПО. Но затем, после консультаций с отраслью, было решено сохранить нулевой НДС для продуктов, включенных в Единый реестр программ для ЭВМ.

Часть мер господдержки IT-сектора покажет свою эффективность, но, правда, на горизонте года-двух, полагает коммерческий директор «Ланит-Интеграция» Виктория Бухар. Снижение социальных налогов на фонд оплаты труда для игроков рынка создаст условия для индексации зарплат текущим сотрудникам и привлечения новых высококвалифицированных специалистов даже в условиях коронакризиса, уверена она. А снижение налога на прибыль до 3% позволит больше инвестировать в производство и инновации.

Долгосрочные последствия

Рассуждая о будущем отрасли, Игорь Кириченко отмечает, что классические сферы деятельности IT, которые развивались в России последние 30–40 лет, столкнулись с существенными перебоями в спросе, но это только отчасти связано с пандемией. «Фундаментальные причины кроются в том, что многие организации до сих пор не признают тренды, которые принято обобщать фразой "цифровая трансформация", то есть не используют технологии для создания новых продуктов, способов потребления, партнерств и экосистем,— считает топ-менеджер Naumen.— В России только 8% компаний имеют высокий уровень цифровизации. Текущий кризис — это кризис способностей и возможностей для компаний "старой" экономики и, как следствие, их поставщиков».

IT-отрасль — цифровое отражение экономики страны, поэтому ее восстановление будет напрямую зависеть от того, как скоро она придет в норму, рассуждает Юлия Остроухова. К тому же сама отрасль, по ее мнению, довольно неоднородна, и возврат своих позиций на рынке для многих будет обусловлен восстановлением и кредитоспособностью потребителей, которые для каждого сегмента выглядят по-разному: «По нашему мнению, полное восстановление отрасли возможно не ранее чем через два-три года».

В то же время выработанные с весны цифровые привычки (онлайн-коммуникации, цифровые сервисы, онлайн-покупки и развлечения) останутся надолго, полагает Александр Рожков. «Переход к цифровому взаимодействию — неизбежность,— говорит топ-менеджер Softline.— Сегодня оно играет гораздо более важную роль для клиентов, чем до пандемии. Не случайно за весну-лето в глобальном масштабе доля онлайн-покупок увеличилась более чем в полтора раза. Если сейчас доля онлайн-торговли в России составляет около 6–7% от общего объема торговли, то через пару-тройку лет она может вырасти в полтора раза».

Игорь Королев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...