В Камерном театре завелись «Привидения»

Михаил Бычков поставил в Воронеже пьесу Генрика Ибсена

Первой после карантина драматической премьерой воронежского Камерного театра стал спектакль худрука Михаила Бычкова «Привидения» по одноименной пьесе Генрика Ибсена. В нем нет каких-либо размышлений о коронавирусе и политике, зато есть трагедия людей, живущих не ради собственного удовольствия и счастья, а по законам общества. Оно при любых обстоятельствах предписывает демонстрировать семейное благополучие. Корреспондент “Ъ-Черноземье” Александр Прытков увидел, к чему приводит такая жизнь.

Художественный руководитель воронежского Камерного театра Михаил Бычков задумал поставить пьесу Генрика Ибсена еще до пандемии и введенных из-за распространения коронавируса ограничений, в том числе парализовавших на несколько месяцев и работу театров. Режиссер не стал отказываться от этих планов и после — очевидно, осмысление эпохи карантина, не считая поставленного с помощью Zoom спектакля, еще предстоит. Пока же Михаил Бычков предложил поразмышлять о других, все еще не теряющих актуальности вещах.

Привидения — это и довлеющий груз прошлого. Привидения — это и обрывки фраз, не позволяющие понять, что именно не сказал тот или иной герой.

Привидения — это и довлеющий груз прошлого. Привидения — это и обрывки фраз, не позволяющие понять, что именно не сказал тот или иной герой.

Фото: Алексей Бычков / Камерный театр

Привидения — это и довлеющий груз прошлого. Привидения — это и обрывки фраз, не позволяющие понять, что именно не сказал тот или иной герой.

Фото: Алексей Бычков / Камерный театр

Написанная в 1881 году пьеса «Привидения» затрагивала для той поры весьма скандальные темы — создание семей вне брака, трагедия людей, живущих по предписанным законам и в этом мнимом благочестии оказывающихся вовсе неблагополучными, аморальность уважаемых столпов общества. Действие происходит в доме вдовы Элене Алвинг (Наталья Шевченко), которая собирается открыть приют в честь покойного мужа. С торжественной речью должен выступить пастор Мандерс (Юрий Овчинников).

Во время разговоров между героями выясняется, что покойник только в глазах общества был уважаемым господином, а на самом деле тем еще развратником. И прислуживающая сейчас в доме дочь плотника Энгстранда (Андрей Мирошников) Регина (Дарья Лесных) на самом деле приходится сводной сестрой приехавшему погостить домой и страдающему неизлечимым заболеванием художнику Освальду Алвингу (Андрей Аверьянов). Между молодыми людьми возникают чувства.

Живший до того в Париже юный Алвинг — единственный ярко одетый человек в этом мрачном доме: остальные герои носят строгие черные и серые одежды.

Живший до того в Париже юный Алвинг — единственный ярко одетый человек в этом мрачном доме: остальные герои носят строгие черные и серые одежды.

Фото: Алексей Бычков / Камерный театр

Живший до того в Париже юный Алвинг — единственный ярко одетый человек в этом мрачном доме: остальные герои носят строгие черные и серые одежды.

Фото: Алексей Бычков / Камерный театр

То, что во время Ибсена было скандальным, не перестало быть таковым и сейчас. Казалось бы, и сожительство уже давно обычное дело, и скелеты в шкафу у любого паиньки можно найти. Но все разговоры об этом актеры Михаила Бычкова ведут не в реалиях ток-шоу. Режиссер заставляет героев говорить недомолвками — большинство реплик обрываются на полуслове, оставляя часть зрителей в недоумении. Герои живут в мрачном пространстве с огромными колоннами. На них то и дело, символизируя призраков, транслируются портретные работы Амедео Модильяни, чья реальная судьба схожа с судьбой Освальда.

Живший до того в Париже юный Алвинг — единственный ярко одетый человек в этом мрачном доме: остальные герои носят строгие черные и серые одежды. А смена платьев у вдовы Алвинг и Регины, хоть и показывает их раскрепощение, ни к чему хорошему не ведет. Слишком поздно всем была открыта правда, и срывание нарядов как попытка изменить давний чопорный распорядок уже не поможет.

Привидения здесь присутствуют не только как транслируемые картины. Приведениями вдова Алвинг называет сына и служанку: когда-то отец Освальда также добивался горничной, матери Регины. Привидения — это и довлеющий груз прошлого. Привидения — это и обрывки фраз, не позволяющие понять, что именно не сказал тот или иной герой. А когда с прошлым удается разобраться и все слова проговариваются до конца, остаются только вызывающие неловкость громкие крики. Вот только и они вряд ли пробудят сочувствие в обществе, где положено держать хорошую мину при плохой игре.

Как Михаил Бычков поставил пьесу о карантине

Действие написанной весной 2020 года пьесы Дмитрия Данилова «Выбрать троих» разворачивается только на экранах компьютеров и телефонов, а актеры играли через Zoom

Читать далее

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...