Коротко

Новости

Подробно

Фото: AFP

«Нечто забытое, но знакомое и понятное»

Академик Александр Дынкин — о том, как готовились и чего ждали в различных мировых столицах от исхода выборов в США

Журнал "Огонёк" от , стр. 8

Все эксперты сходятся на том, что итогом прошедших выборов в США стал невиданный раскол в обществе. Страсти явно улягутся не скоро, даже если одна из сторон официально признает свое поражение, а не вызовет сторонников на улицы или с помощью Верховного суда откажется признавать выборы законными. И все ничего, если бы американские выборы ограничивались рамками страны, а не оказывали столь мощное влияние на экономику и политику других стран. «Огонек» поинтересовался у президента ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН, академика Александра Дынкина, как готовились и чего ждали от исхода выборов в различных мировых столицах


Беседовала Светлана Сухова


— Александр Александрович, американские выборы позади, остались ли они событием «номер один» в международной повестке дня?

— Остались, разве что внимание к ним еще более усилилось. Минувшие выборы прошли в условиях беспрецедентной поляризации американского общества и раскола политической элиты. Не исключено, что проигравшая сторона не сразу признает поражение, а значит, можно ожидать и новой волны беспорядков в самих США. Посмотрим, как будут развиваться события на этой неделе, после того как результаты голосования станут окончательно известны. Но за пределами Штатов все это время отслеживали не только внутриамериканские страсти, понимая, что они-то и скажутся на выборе избирателей, но и пытались предугадать направление будущего вектора международной политики страны.

— Удалось? В эту кампанию в риторике лидеров разных стран часто звучали намеки, а то и открытые предупреждения, обращенные к будущему лидеру США, что в случае игнорирования интересов их стран им есть к кому обратиться — к Китаю...

— Что свидетельствует о том, что будущая архитектура мирового порядка уже видится — если не всем, то большинству стран — биполярной. В их представлении происходит возрождение того, что они наблюдали во второй половине прошлого века — во времена существования СССР и холодной войны. Нечто забытое, но знакомое и понятное. И кто был намерен отыскать свое место в новом биполярном мире, с особым вниманием следили за ходом предвыборной кампании в США. Причем наблюдатели в Пекине были одними из самых внимательных.

Хотя руководство КНР не сказало ни слова о своих предпочтениях, но ясно дало понять, что намерено сделать все, чтобы США признали Китай второй экономикой мира и его право на участие в выработке новых правил игры.



— И кто-то из кандидатов хотя бы намекнул, что сигнал принят? Кто для Китая был в этой гонке предпочтительнее — Байден или Трамп?

— Ни Байден, ни Трамп на такое признание в отношении Китая не пойдут, по крайней мере сейчас. Что же до предпочтений, то в начале предвыборной кампании у экспертов создалось ощущение, что китайцам «милее» Джозеф Байден. Хотя бы потому, что генсек ЦК Компартии Китая (КПК) Си Цзиньпин с ним знаком давно и лично. Около 10 лет назад Байден даже заявлял о том, что возвышение Китая — позитивный тренд не только для США, но и для мира в целом. Но время изменилось, и сейчас ему пришлось соперничать с Трампом в антикитайской риторике. Но при всем этом от Байдена в Пекине могут ждать появления совместной американо-китайской повестки (например, климатической), которая при Трампе полностью исчезла. Теплилась и надежда на возрождение при Байдене части торговых соглашений, призванных смягчить нынешнее противостояние двух стран. Более того, демократы не склонны к резким шагам. Недавно советники Байдена по китайскому направлению опубликовали статью в журнале Foreign Affairs под названием «Соперничество без катастрофы», в которой прямо заявили, что переходить черту в отношениях не стоит. То есть нельзя устраивать провокации в Тайваньском заливе и давить на Пекин или даже муссировать тему уйгуров. Но и Трамп эту «красную линию» не перешагивал, несмотря на всю остроту словесной риторики. Так что я бы не сказал, что Пекин в принципе делал ставку на кого-то из кандидатов. В Китае прекрасно понимают, что хозяин Белого дома будет заведомо ограничен в выборе средств и действий. И не удивительно, что на недавнем пленуме ЦК КПК был принят план развития страны до 2035 года, в котором зафиксирована ставка на расширение внутреннего потребления и отход страны от закупок иностранных технологий. Иными словами, Китай движется своим путем без оглядки на личность у руля США.

— Как думаете, лидеры всех стран имели предпочтения на прошедших выборах? Нейтральная позиция хоть у кого-то присутствовала?

— На словах — у многих. Это дань дипломатическому этикету. На деле по-настоящему нейтральными могли себе позволить оставаться немногие. Например, для Индии была приемлема победа любого из кандидатов, так как элиты этой страны убеждены, что противостояние с Китаем делает из Индии главного союзника США. И вне зависимости от исхода выборов Штаты и дальше будут помогать Индии технологиями, инвестициями, развивать формат «Квад» (неформальная стратегическая коалиция США, Индии, Австралии и Японии.— «О») и поддерживать в спорах с Пакистаном. Индусы, как известно, в большинстве своем верят в реинкарнацию, поэтому смотрят далеко в будущее, будучи убеждены, что их отношения с Китаем и его союзником Пакистаном еще долго не наладятся. Стало быть, союз с США — надолго.

Разница в личностях была для Дели несущественная. Трамп означал предсказуемость внешней политики США, продолжение линии на жесткое противостояние Китаю и шансы для Индии выступить в качестве противовеса соседу по региону. К тому же Трамп прагматик настолько, что Дели удалось с ним договориться на поставку российских систем С-400 «Триумф». Помню, как на научном семинаре один из выступавших (родом из Индии) признал, что, если США запретят Индии покупать российское оружие, в руководстве страны начнется шизофрения. Вот Трамп и не стал заострять внимание на недавней покупке, по крайней мере санкций за нее не последовало. Победа Байдена вызывала у Дели некоторые опасения по части усиления критики властей страны и персонально премьера Нарендры Моди за нарушения прав человека (мягко говоря, за невнимание к нуждам мусульман). С другой стороны, в Дели убеждены, что если Байден и попытался бы перевести противостояние с Китаем в экономическую сферу, то все равно оказывал давление на Пекин чужими руками — индийскими. Куда более серьезные опасения вызвала в Дели фигура Камалы Дивай Харрис (экс-генпрокурора Калифорнии, чья мать — уроженка Индии.— «О»), шедшей в паре с Байденом как вице-президент. Слишком уж темная лошадка для мировой политики. Но в целом, как уже было сказано, Индии было все равно, кто окажется в Белом доме. Еще одну нейтральную позицию в прошедшую кампанию продемонстрировала Япония, власти которой убеждены в том, что найдут общий язык и с Байденом, и с Трампом. Хотя последний время от времени поднимал тему повышения платы за содержание военных баз на Окинаве, но вел настоящую политику сдерживания в отношении Китая, что японцам по нраву. От Байдена ждали смягчения антикитайской риторики, но, с другой стороны, и исчезновения темы платы за военные базы.

— Но были среди мировых столиц и такие, кто не скрывал свои предпочтения?

— На Ближнем Востоке, причем как в Саудовской Аравии, так и в Израиле, явно предпочитали Трампа. В большинстве стран Евросоюза — Байдена. Просто потому, что надеялись смягчить риторику Вашингтона в диалоге с европейскими столицами. Разве что для «евротинейджеров» победа Байдена могла казаться не столь уж желанной: республиканцы открыто симпатизировали странам «новой Европы», не скрывая, что делают это с двумя целями — усилить антироссийские настроения и сделать «старую Европу» более сговорчивой. А это по душе странам Балтии и Восточной Европы.

— А что Россия?

— Многим политикам был явно милее Трамп. Мне он симпатичен, например, уже одним отсутствием ярко выраженной антироссийской идиосинкразии, которая сквозит в речах Байдена. Может, Байден и был бы милее, если бы не злоупотреблял столь русофобской риторикой. Еще Трамп не начал ни одной войны, а из перечня антироссийских санкций выбирал наиболее щадящие. С другой стороны, он был вынужден считаться с сенаторами и конгрессменами, среди которых немало русофобов, отсюда и результат — 46 из 87 раундов санкций различного масштаба против России были введены при его президентстве. Но если вдуматься, симпатии к Трампу в отечественном истеблишменте субъективны. Если рассуждать логически, то при нем произошел выход страны из Договора по ракетам средней и меньшей дальности (ДРСМД) и по открытому небу, да и судьба СНВ-3 не столь радужна, как хотелось бы.

— Представление о том, что Трамп — предсказуемый прагматик, а Байден — идеологически зависимый, но более системный политик,— соответствует реалиям? Или в мировых столицах видят ситуацию искаженно?

— Соответствует, но не в полной мере. Трамп действительно прагматик, предпочитает так называемые транзакционные экономические отношения. Посмотрите, как он перезагрузил экономические договоренности США с крупнейшими торговыми партнерами — Мексикой и Канадой, заставил Бразилию взять статус развитой страны, тем самым лишив преференций в торговле с США, фактически заблокировал работу Всемирной торговой организации (ВТО). И при этом серьезно либерализовал межгосударственное регулирование в области энергетики, то есть разрешил добывать нефть и газ, а также строить трубопроводы в тех районах, где Обама запрещал. Демократы в этой сфере не столь либеральны. Но я бы не назвал Трампа предсказуемым политиком. Он спонтанно принимает решения, у него отсутствует школа международных отношений (достаточно вспомнить, как он улетел из Канады со встречи «семерки», не подписав декларацию). Трамп — экспансивный политик, человек порывов и спонтанных решений.

— На что Байден категорически не пойдет, в отличие от Трампа, по мнению лидеров Европы, Китая, Индии?

— Он не стал бы осложнять отношения в рамках НАТО, успокоил бы европейских союзников США, прежде всего Германию и Францию. Хотя у Бориса Джонсона свой взгляд на ситуацию, и Великобритании явно милее Трамп, который поддерживает автономию туманного Альбиона и всю ситуацию вокруг Brexit. Вообще же американские республиканцы и демократы, практически утратившие общность позиций в вопросах внутренней и расовой политики, практически едины в том, что касается основных положений внешней. Дьявол, конечно, в деталях, но они в большинстве случаев незначительны и касаются главным образом тактики. В ходе прошедшей кампании и Байден, и Трамп позиционировали себя как сторонники глобального лидерства США, намеревающиеся для достижения этой цели сдерживать основных конкурентов — Китай и Россию.

— Россию? Ее всерьез рассматривают в качестве конкурента наравне с Китаем? Больше похоже на то, что в глазах мирового сообщества ей отведена роль «девочки для битья» в решении внутренних проблем США...

— Название нашей страны звучало в ходе предвыборной кампании из всех «утюгов». Даже Трамп на последних предвыборных митингах начал говорить о том, что Москва не хочет его избрания. Это в тренде — обвинять Россию во всех смертных грехах. Так что за кого бы ни проголосовали американцы, это будут «происки России» — что для выигравших, что для проигравших. Впрочем, главная проблема в том, что ни России, ни Евросоюзу не выгодно, если в Вашингтоне все же решатся на построение биполярного мира. К этому все и идет: на однополярное лидерство у США уже не хватает сил и ресурсов, особенно c учетом всех кризисных и коронавирусных явлений. При биполярном мироустройстве Москве и Брюсселю придется выбирать сторону, что неизбежно приведет к ограничению их суверенитета.

— Что значит победа той или иной личности на выборах в США?

— На нынешних выборах — мало что. Эти выборы не решают многие принципиальные структурные проблемы американского общества и американской экономики. Первые знаковые выборы, которые зададут нужные тренды на последующие 10 лет, будут следующие — в 2024 году. И в США это отлично понимают, поэтому и демократы, и республиканцы не выпустили первым номером новых бойцов.

Убежден, что предстоящие 4 года станут испытательным сроком для Камалы Харрис: слишком уж тщательно демократы подбирали кандидатуру вице-президента. И она явно рассчитывает играть заметную роль в политике вне зависимости от того, победит Байден или нет.



Харрис сегодня — это черный ящик, от которого не знают, что ждать. Она была довольно жестким прокурором Калифорнии, но, что важнее, она хорошо оценивает ситуацию. Мне запомнилась ее фраза, сказанная во время съезда демократов, что «Америка потеряла свою нормальность». По-моему, сильный тезис. С другой стороны, ей же принадлежат слова о том, что она — прокурор и распознает хищника с первого взгляда. Так профессиональный юрист выражаться не может и не должен. Стало быть, ей не хватает школы, и без должных навыков она может стать жертвой собственной пропаганды. Но время у нее есть.

Комментарии
Профиль пользователя