Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Прибежали в избу дети

Лев Кадик о том, почему ограничения для старшеклассников едва ли повлияют на распространение коронавируса

от

С 19 октября учащиеся московских школ с 6-го по 11-й класс переводятся на дистанционное обучение. Эта мера, как предполагается, должна снизить скорость распространения коронавируса. В обоснование такого решения на сайте московской мэрии приводятся статистические данные: 64% заболевших среди заболевших детей были именно учениками старших классов. С той же целью — снизить количество потенциально опасных контактов — до 1 ноября закрываются муниципальные детские кружки и секции. Одновременно продолжается блокировка проездных старших школьников.

Все это, наверное, и правда имеет смысл. Старшие школьники любят погулять после школы, собраться в каком-нибудь торговом центре или кафе и дышать друг на друга без масок. Молодые вообще верят в свое бессмертие, всесилие и еще в то, что старшие — трусы и всегда все преувеличивают. Так что перевод подростков на дистанционное обучение, казалось бы, действительно должен замедлить распространение коронавируса.

Но что делать семьям, в которых больше одного ребенка? Например, старший — подросток, а младший — первоклассник.

Предположим, что старший упорно сидит дома, учится дистанционно, а выходя из дома исключительно за хлебом или погулять с собакой, надевает респиратор типа PPF3 и резиновые перчатки. Но младший продолжает ходить в школу, куда, предположим, ездит на общественном транспорте.

И родители их тоже ездят на работу на общественном транспорте, где требование носить маски и перчатки есть, но соблюдение его, мягко говоря, хромает. В итоге риск заражения внутри семьи все равно сохраняется — принести вирус домой может и младший школьник, и кто-нибудь из родителей.

При этом вывод подростков на дистанционное обучение и даже блокировка их транспортных карт никак не мешают им пойти вечером погулять, встретиться большой шумной компанией где-нибудь в торговом центре и спокойно передать коронавирус друг другу. А не очень дисциплинированные подростки, конечно же, будут просто прогуливать дистанционные занятия и проводить время в доступных публичных местах, и это тоже не поможет сокращению заболеваемости.

В Москве, по статистике мэрии (на конец 2019 года), 142 тыс. многодетных семей, в которых воспитывается 361,1 тыс. детей. Резонно предположить, что в каждой семье двое родителей (два раза по 142 тыс.— 284 тыс. человек). Многодетными считаются семьи, в которых трое и больше детей, то есть группа риска составляет около 645 тыс. человек — возможно, меньше, поскольку не все семьи полные и не во всех обязательно есть дети разного школьного возраста. А еще бабушки и дедушки, многие из которых живут вместе с внуками. В общей сложности это явно больше полумиллиона старших школьников, ради безопасности переведенных на дистанционное обучение. Кстати, сколько в городе семей с двумя детьми, никто специально не считал, но, по данным последней переписи населения, в среднем по стране их число примерно вчетверо превышает число многодетных семей. Для всех таких семей изоляция одного из учащихся отпрысков окажется совершенно бессмысленной и едва ли замедлит распространение коронавируса.

Точно так же и требование к работодателям отправить на дистанционную работу 30% персонала никак не ограничивает перемещение «удаленных» по городу с риском подхватить инфекцию или заразить других. И новое регулирование ночной жизни, при котором пойти в клуб после полуночи можно будет только по QR-коду, как будто до полуночи коронавирус не распространяется.

Как раз последнее правило, кажется, отчасти раскрывает намерения и мотивы столичных властей, о которых сами они в этот раз говорят еще менее охотно, чем весной. QR-код для похода в клуб — это лишнее неудобство. И без кода или регистрации по СМС многие задумываются, стоит сейчас идти, например, на концерт или лучше подождать следующего сезона. А код может стать последней каплей тревожности, которая разрешит сомнения в пользу отказа.

Если не закрывать город, можно напугать жителей — или, по крайней мере, заставить задуматься. Например, самим подсчитать риски, возникающие, когда ваш подросток сидит дома, но его младшая сестра ходит в сад, а вы — на работу.

И сделать шаги к разумной самоизоляции раньше, чем их вынуждены будут сделать власти.

Впрочем, самостоятельная оценка рисков остается для москвичей проблемой — чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть на ближайшую детскую площадку, в магазин или в вагон метро в час пик.

Комментарии
Профиль пользователя