Порно и смешно

Василий Степанов о фильме «Глубже!» как энциклопедии русской жизни

В прокате — «Глубже!» с великолепным Александром Палем в роли режиссера-неудачника, которому в стране, похожей на современную Россию, посчастливилось изобрести жанр «глубокого русского порно». Режиссер Михаил Сегал не в первый раз примеряется к жанру сатирической комедии, но можно сказать, что впервые она ему по-настоящему удалась

Фото: Bubblegum Production

Фото: Bubblegum Production

Симпатичного, но очень серьезного молодого режиссера Романа Петровича (Александр Паль) увольняют из Главного Театра Страны (да-да, именно так он и называется). Причина простая — строгий юноша слишком уж мучает труппу своими репетициями. Кричит чуть что: «Плоско!» — и требует глубины. Премьеру ждут уже который месяц, но, как ни бейся, чеховские диалоги в икеевских интерьерах на сцене дышат библиотечной пылью. И режиссер-аскет с пониманием относится к решению руководства избавиться от него — ничего, может быть, в школьной студии на новогоднем утреннике у него все получится.

Репетиции с Палем, который косплеит то Станиславского (поневоле задумаешься, что актер неплохо бы смотрелся в байопике), то Чехова, гомерически смешны. Для вечно читающего классику Романа Петровича автор «Глубже!» Михаил Сегал собрал изящного кадавра из ахов и вздохов в дачном антураже — знакомые пенсне, бородка и печальный взгляд, но все-таки это не Чехов и не Станиславский, а клише на клише, шаржи. Талантливый Роман Петрович тот еще стереотип, и, конечно, его конфликт с руководством тоже банален донельзя. Не политический и не идейный, а скорее поколенческий спор — схватка юношеского максимализма с поверхностной и усталой самоуверенностью опыта (на роль антагониста-конформиста Романа Петровича Сегал остроумно пригласил Антона Лапенко: его Хачатрян выпускает модные спектакли как горячие пирожки во всех театрах страны).

Роман Петрович уходит из Главного Театра Страны, и вскоре, когда скудные накопления неизбежно подойдут к концу, в его жизни появится старый знакомый — однокурсник, который перекинет на плечи изгнанника халтуру: горят сроки по порнографическому видеозаказу, а у него, как назло, времени нет. И Роман Петрович поедет туда, где кончается Москва, чтобы представиться своим новым актерам, Лере (Любовь Аксенова) и Тимуру (Олег Гаас), и оператору (Степан Девонин) — и, конечно, тут же познакомить их с системой Станиславского.

Дальше фильм Михаила Сегала ненадолго становится вольным ремейком культовой среднеметражной классики, сделанной четверть века назад режиссером Максимом Пежемским. «Жесткое время» — так назывался фильм, ставший своеобразной точкой отсчета для малобюджетного российского кинематографа. В центре сюжета той трагикомедии о муках творчества тоже был глубокий режиссер (Алексей Серебряков), принужденный обстоятельствами снимать порнофильм. Только звали его Сергей Михайлович, а сценарий в одну страничку был написан не российским, а германским драматургом. Максим Пежемский и его соавтор по сценарию Константин Мурзенко напирали на гротескную реалистичность происходящего — съемки жанрового видео стремительно приобретали оттенки исключительно сюрреалистические, а в ролях второго плана фигурировали знаковые фигуры киноландшафта («бесприданница» Лариса Гузеева, например, играла порнодиву).

Михаил Сегал тоже любит абсурд, но не так суров с окружением — времена другие, все течет, все меняется, становится легче и комфортнее. Свой розовощекий deep porn герои «Глубже!» снимают не для ларьков с видеокассетами и экзотизирующего Россию интуриста, а для широкой аудитории пользователей глобальных видеосервисов типа PornHub или даже YouTube. Курирует продакшен живущий с бабушкой и водящий экскурсии по русским залам Эрмитажа цифровой гуру, чем-то отдаленно напоминающий Павла Дурова (Семен Трескунов). Миллиарды просмотров по всему миру неизбежно привлекают к глубокому порно внимание администрации президента — еще бы, ведь это «как Тарковский, только интересно» — и самого первого лица. Президента, как и в «Рассказах» Сегала, играет Игорь Угольников в белом свитере.

Чем ближе к финалу, тем более карикатурные, экстремальные черты приобретает повествование «Глубже!». Ряд сцен вызывает умиление салтыков-щедринского характера — например, та, в которой Паль и Угольников охотятся на уток и собирают грибы, рассуждая о причинно-следственных связях в духе английских солипсистов. Какие-то детали и микросюжеты работают вхолостую: например, странно шикарный выезд героя Паля в Петербург, в котором видится небольшое и необязательное посвящение фильму Балабанова «Брат» — якобы в своем поиске правды жизни герой Александра Паля наследует герою Сергея Бодрова. Красивое завихрение мысли, но слишком уж, кажется, хитроумное.

В «Глубже!», как и в самом обыкновенном порно, вопреки общей утилитарности замысла многовато лишних движений. Чувствуется какая-то избыточность. Экономным фильм не назовешь, но, пожалуй, было бы правильно назвать его умным. По крайней мере, в выборе той оптики, через которую режиссер предпочитает наблюдать за особенностями отечественной культурной, общественной и политической жизни. Глубина, которой взыскуют и режиссер Роман Петрович, и министр культуры в исполнении Игоря Верника, и глава государства в белом свитере, исключительно альковного свойства. Оцените прищур: смотреть на всю русскую жизнь как на бесконечно повторяющийся сценарий с пришедшим к наивно-кокетливой студентке сантехником: «Что у вас? — Течет.— Что течет? — Всё течет!». Тут тебе и неизбежность перемен, и ветхость постсоветской системы, и неразрешимость повседневных конфликтов. Что ж, если все жители России ежедневно вынуждены играть свою роль в самом настоящем порно, то пусть оно хотя бы будет глубоким.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...