Коротко

Новости

Подробно

8

Фото: Van Cleef & Arpels

Работа веков

Драгоценные камни в Париже

"Стиль Украшения". Приложение от , стр. 10

Сложно припомнить экспозицию, посвященную ювелирному искусству, которая копала бы так глубоко — в самом буквальном смысле слова,— как выставка «Драгоценные камни», подготовленная командой кураторов из Национального музея естественной истории в Саду растений Парижа и дома Van Cleef & Arpels. И музейщики, и ювелиры показывают все самое лучшее из своих коллекций: 360 минералов, драгоценных камней и предметов искусства плюс более 200 исторических произведений искусства ювелирного.


Своеобразным эпиграфом к выставке был выбран роман Жорж Санд, большой поклонницы минералогии, «Лора. Путешествие в кристалл». В нем, напомним, рассказывается история студента Алексиса, попавшего в страну гигантских кристаллов: он блуждает по лесам из хризопраза, по алебастровым гротам, видит опаловые океаны, острова ляпис-лазури, и равнодушная кузина Лора, в которую он влюблен, в этом кристальном подземном мире кажется ему почти феей. Когда же видение рассеивается, перед Алексисом оказывается обычная Лора, в чьем облике уже нет ничего прозрачного, и лишь ее голубые глаза все так же сияют сапфировым блеском.



Брошь Gladiator, желтое золото, изумруды, рубины, барочная жемчужина, бриллианты,1956 год. Коллекция Van Cleef & Arpels

Фото: Van Cleef & Arpels

Кураторы «Драгоценных камней» приглашают совершить похожий вояж: посмотреть на мир через волшебную призму кристаллов. Экспозиция переносит нас на несколько миллиардов лет назад, позволяет проникнуть в недра Земли, узнать, как формируются минералы, ощутить их притягательную силу, увидеть, как они превращаются в произведения искусства, понять, как в природе — в каких-нибудь полупрозрачных завитках раковин аргонавтов или тропических моллюсках, раскрашенных в сотни цветов,— ювелиры находят неиссякаемый источник вдохновения. «В рамках этой выставки диалог на рубеже науки и эстетики получает особенно яркое выражение»,— заявил президент Национального музея естественной истории Бруно Давид. Этот диалог принципиально важен и для ювелирного дома. «Наше сотрудничество с музеем началось в 2016 году с выставки "Драгоценные камни: искусство и наука",— рассказывает Николя Бос, президент и генеральный директор Van Cleef & Arpels.— Мы стремимся добиться баланса между достоверным с научной точки зрения содержанием, которое обеспечивают специалисты музея, показом более 200 ювелирных изделий и поэтичным оформлением, созданным Патриком Жуэном и Санжи Манко. Декорации должны удивить и заворожить посетителей, не умаляя при этом научного содержания экспозиции».

Браслет, платина, оникс, рубины, изумруды, бриллианты, 1924 год. Коллекция Van Cleef & Arpels

Фото: Van Cleef & Arpels

«Научного содержания», надо сказать, здесь хватило бы на несколько выставок. Первая из трех глав экспозиции называется «История Земли, история секретов мастерства». Путь от «Земли» к «мастерству» кураторы показывают наглядно. Вот кристалл рубина из нынешней Мьянмы, которому около 30 млн лет. Вот его дальний родственник, уже ограненный и готовый к закрепке. А вот — брошь Van Cleef & Arpels «Фуксия» (1968), образчик знаковой техники дома «невидимая оправа»: рубины фасетной огранки закреплены на тончайшей золотой решетке без крапанов. Во всей Франции этой техникой владеют от силы человек десять.

Минералы рассказывают долгую историю своего появления в недрах Земли. В экспозиции, к примеру, представлены два метеорита и образец циркона из Австралии — древнейший из минералов, обнаруженный на Земле, ему не меньше 4,4 млрд лет: годится в отцы Луне. К слову, на излете ХХ века появилась версия, что именно в результате этой метеоритной активности на поверхности нашей планеты появилось золото.

Колье в индийском стиле, желтое золото, гравированные изумруды, бриллианты, 1971 год. Бывшая коллекция индийской принцессы Бегум Салимы Ага-хан, сейчас — коллекция Van Cleef & Arpels

Фото: Van Cleef & Arpels

Первым алмазам, сформировавшимся в недрах Земли,— 3,3 млрд лет. Цветные камни — турмалины, аквамарины, топазы, рубины и сапфиры гораздо моложе: им всего 600 млн лет, и родились они в горах на территории, простирающейся от сегодняшней Бразилии до Шри-Ланки. Горному хрусталю 60 млн лет, он из Альп. Испокон веков этот камень широко использовался в декоративно-прикладном искусстве, в ХХ веке пик его популярности пришелся на эпоху ар-деко. Van Cleef & Arpels показывают на выставке изумительные настольные часы 1934 года из чистейшего (что редкость) горного хрусталя. В центре квадратный циферблат, по бокам — две колонны, их форма отсылала к архитектурному ансамблю строившегося Дворца Шайо. Могокским рубинам — рекордсменам сегодняшних аукционов — 35 млн лет, и родились они от столкновения Индостанской и Евразийской континентальных плит в Юго-Восточной Азии. И наконец, всего 50 тыс. лет назад в раковинах морских моллюсков начал образовываться жемчуг. Гладкие жемчужины правильной формы быстро вошли в современный ювелирный обиход, а вот крупным — шершавым грушевидным, так называемым барочным, потребовалось время. Тело гладиатора в одноименной филигранной броши Van Cleef & Arpels 1956 года (к слову, это ее первый выход на публику) выполнено именно из такой жемчужины.

Настольные часы, сталь, горный хрусталь, 1934 год. Коллекция Van Cleef & Arpels

Фото: Van Cleef & Arpels

Вторая глава, «От минералов к драгоценностям», подробно рассказывает о природных явлениях и факторах, оказывающих влияние на формирование минералов. Так, например, главный критерий, определяющий технические характеристики алмазов,— это давление. Считается, что один из самых известных бриллиантов в истории, «Кохинур» весом 105,6 карата, украшающий корону Елизаветы II, сформировался в самых глубоких слоях Земли. Химические вещества, которые попадают в структуру минерала в процессе формирования, определяют его цвет. Азот придает бриллиантам желтый оттенок, бор — голубой. Вода, как известно, камень точит. А еще — поглощает минеральные соли, проникает глубоко в землю, вступает в химические реакции с другими минералами, заполняет расщелины и жеоды и формирует опалы. Кислород способствует коррозии минералов и, как следствие, появлению бирюзы и яшмы.

Стол Орсини, бронза, каррарский мрамор; инкрустация поделочными камнями (лазурит, яшма, агаты, алебастр) и перламутром, XVII век. Национальный музей естественной истории, Франция

Фото: Van Cleef & Arpels

Завершающая глава — «Париж как научно-исследовательский центр» — еще один внушительный блок информации об исследованиях, тенденциях в ювелирном искусстве и новаторах. Партия «новатора» отдана Жану Вандому (1930–2017) — французскому ювелиру армянского происхождения (его настоящее имя — Оган Тударян), который первым стал использовать в ювелирных украшениях природные кристаллы. Специально к выставке отреставрировали его «Турмалиновое дерево» — ювелирную скульптуру с зелеными и малиновыми листьями-турмалинами.

Ограненные сапфиры и рубины, принадлежавшие Людовику XVIII, общий вес — 31,6 карата. Национальный музей естественной истории, Франция

Фото: Van Cleef & Arpels

Конечно, всех богатств столь масштабной экспозиции даже близко не перечислить. Музей особенно гордится столом Орсини — уникальным произведением декоративно-прикладного искусства XVII века, выполненным в технике маркетри: столешница из каррарского мрамора инкрустирована лазуритом, яшмой, перламутром. В коллекцию его передал Людовик XV, и сейчас стол впервые выходит из запасников к публике. Немало премьер и у Van Cleef & Arpels: так, впервые после приобретения в 2016 году дом показывает ослепительной красоты колье из платины с 673 бриллиантами весом 204,03 карата, созданное по заказу королевы Египта Назли в 1939 году для торжества по случаю свадьбы дочери.

Колье Collaret, платина, изумруды, бриллианты, 1929 год. Бывшая коллекция ее королевского высочества принцессы Египта Фавзии Фуад, сейчас — коллекция Van Cleef & Arpels

Фото: Van Cleef & Arpels

«Драгоценные камни», Музей естественной истории, с 16 сентября 2020 по 14 июня 2021 года

Мария Сидельникова


Комментарии
Профиль пользователя