Огонь на поражение

Нижегородская журналистка Ирина Славина покончила с собой перед зданием УМВД после обыска

Сегодня в Нижнем Новгороде около здания регионального управления МВД покончила с собой нижегородский журналист, главный редактор информационного портала Koza.press Ирина Славина (Мурахтаева). Ее коллеги и близкие объясняют уход журналистки из жизни давлением правоохранительных органов. Региональное управление СК РФ по Нижегородской области, сообщившее о намерении провести посмертную психическую экспертизу, успело назвать сообщения о том, что гибель журналистки связана с прошедшим накануне обыском в ее квартире, «не имеющими под собой никаких оснований».

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

«В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию»

Первым о трагедии уведомил Whatsapp-канал Главного управления МЧС по Нижегородской области, рассказавший, что в 15:30 по каналу 112 поступило «сообщение о возгорании на улице Горького у дома 71. По прибытию было обнаружено тело человека. Личность и причины гибели устанавливаются».

В 15:20 на свой странице в Facebook главный редактор нижегородского сайта Koza.press Ирина Славина (Мурахтаева) опубликовала сообщение: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию». Поначалу мало кто из друзей и читателей журналистки воспринял его всерьез.

Региональное управление СК РФ сообщило, что «в центре Нижнего Новгорода обнаружено тело женщины с признаками термических ожогов», на место происшествия выехали следователи, организована доследственная проверка.

В управлении МВД по Нижегородской области от официальных комментариев отказались. Сотрудники полиции, стоявшие в оцеплении у места происшествия, в ответ на просьбу журналистов “Ъ-Приволжье” объяснить, что случилось, ответили: «Здесь проходят учения».

Спустя два часа к зданию ГУ МВД прибыли друзья и родственники Ирины Славиной, которые подтвердили “Ъ-Приволжье”, что она покончила с собой.

Около здания несколько часов работали криминалисты, затем подъехал микроавтобус ритуальной службы, который, видимо, увез обгоревшие останки. Позже из здания МВД вышли две уборщицы с метлами, совками, ведрами, которые пытались убрать территорию. Затем на улицу Горького приехала поливальная машина и промыла весь тротуар.

Территория вокруг здания полицейского главка оставалась оцепленной до вечера. К тому времени у станции метро «Горьковская», ближайшей к зоне оцепления, начали собираться нижегородцы. Они несли цветы и свечи. Один из активистов пришел с плакатом, на котором процитировал прощальное послание Ирины Славиной.

После снятия оцепления горожане смогли пройти к месту трагедии. К вечеру перед зданием полицейского главка собралось больше 100 человек.

«Я осталась без средств производства. Со мной все нормально»

1 октября в доме у Ирины Славиной прошел обыск. Оперативные действия были связаны с возбуждением уголовного дела в отношении основателя нижегородского отделения «Церкви летающего макаронного монстра» Михаила Иосилевича, которого подозревают в сотрудничестве с «Открытой Россией» Михаила Ходорковского, внесенной в список нежелательных в России организаций. Ирина Славина проходила по этому уголовному делу свидетелем.

1 октября она сообщила на своей странице в Facebook, что в 6:00 к ней в квартиру «с бензорезом и фомкой вошли 12 человек: сотрудники СКР, полиции, СОБР, понятые»:

«Дверь открыл муж. Я, будучи голой, одевалась уже под присмотром незнакомой мне дамы. Проводили обыск. Адвокату позвонить не дали. Искали брошюры, листовки, счета "Открытой России", возможно, икону с ликом Михаила Ходорковского. Ничего этого у меня нет. Но забрали, что нашли: все флешки, мой ноутбук, ноутбук дочери, компьютер, телефоны, не только мой, но и мужа, кучу блокнотов, на которых я черкала во время пресс-конференций. Я осталась без средств производства. Со мной все нормально. Но очень настрадался Май (собака). Его до 10:30 не давали вывести на улицу».

В тот же день Ирина Славина в интервью изданию The Insider рассказала, что никак не связана с «Открытой Россией». Она предположила, что правоохранительные органы могут считать, будто «Открытая Россия» финансирует акции протеста в Нижнем Новгороде против реконструкции крупнейшего городского парка «Швейцария», на которую из бюджета РФ выделили 4 млрд руб. Нижегородцы каждый вторник собираются и встают живой цепью вдоль проспекта Гагарина и светят фонариками. «Люди выходят совершенно добровольно и каждый вторник встают в "живую цепь" возле парка. Я как журналист не могу пройти мимо этих событий и писала об этом. Более того, я дважды вставала в цепь сама, потому что происходящее не может не затрагивать меня как жителя Нижнего Новгорода и гражданина. Это возмутительная ситуация, этот распил на 4 млрд рублей. На публичных обсуждениях граждане категорически высказались против застройки парка. Власти этим пренебрегли, и дальше, как это часто бывает, была создана квази-общественная организация с общественными палатками, которые с удовольствием подыграют власти в любом спектакле»,— цитировал Ирину Славину The Insider.

«Это демонстративное запугивание»

Глава Комитета против пыток Игорь Каляпин на своей странице в Facebook выразил уверенность, в том что проведенные обыски были попыткой оказать психологическое давление: «Нисколько не сомневаюсь, что вся эта серия обысков с СОБРом, укладыванием обыскиваемых мордой в пол и прочими "масками-шоу" была вызвана вовсе не поисками привидения Ходорковского, а замышлялась именно как психологическая атака на нижегородских активистов, которые посмели помечтать выдвинуться в местные органы власти».

«Нисколько не сомневаюсь, что именно на психологический эффект и рассчитывали те, кто ее задумывал и те, кто осуществлял. У каждого своя нервная система и свой болевой порог... Поздравляю вас, твари, с удачно осуществленным мероприятием. У вас все получилось в этот раз»,— написал Игорь Каляпин.

Председатель регионального отделения правозащитной организации «Международный мемориал» Аркадий Галкер, который 1 октября координировал процесс оказания юридической помощи обыскиваемым активистам, рассказал, что общался с Ириной Славиной после оперативных действий «кратко, переслал материалы дела, предлагал юридическую помощь»: «Она ответила "спасибо", сделала публикацию о произошедшем, и больше мы ничего не смогли обсудить. Это сбивающая с ног новость. Очень тяжело. Действия силовиков были совершенно не пропорциональны угрозе, которую государство могло увидеть в деятельности Михаила Иосилевича. Это демонстративное запугивание. Со спецсредствами для взлома пришли только к Иосилевичу и Славиной, их явно считали наиболее опасными, хотя она проходила как свидетель».

«Ирину таким образом решили запугать. Я чувствую себя глубоко виноватым, потому что не мы не смогли ей помочь и поддержать, не знали, насколько тяжело переносить давление со стороны государства. То, что она написала это справедливо, это государственный террор»,— сообщил Аркадий Галкер.

Нижегородский бизнесмен Лев Тарабарин, сотрудничавший с журналисткой, предположил, что самоубийство Ирины Славиной может быть результатом «накопительного эффекта». Он полагает, что триггером могли стать публикации в анонимных Telegram-каналах, «которые опустились ниже плинтуса» и стали публиковать унизительные сообщения в адрес журналистки и ее семьи.

«Ирина имела трезвый взгляд, она мужественная, не боялась говорить правду. Я думаю, что это событие аукнется многим. Когда уходят такие люди, это явный сигнал, что в обществе происходит что-то не то. Это будет греметь за пределами России. Мне стыдно, что в моей стране такое происходит»,— сообщил Лев Тарабарин “Ъ-Приволжье”.

«Не имеют под собой никаких оснований»

Управление СК РФ по Нижегородской области опубликовало официальное заявление, где говорится, что сообщения СМИ о том, что смерть журналистки может быть связана с проведенными накануне у нее обысками, «не имеют под собой никаких оснований». «Она была свидетелем и не являлась ни подозреваемой, ни обвиняемой в рамках расследования уголовного дела, по которому проводились указанные следственные действия»,— сообщило ведомство, добавив, что назначена посмертная психолого-психиатрическая экспертиза, чтобы «установить психическое состояние женщины».

Основатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин написал заявление по факту доведения Ирины Славиной до самоубийства на имя генерального прокурора РФ Игоря Краснова и председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина:

«Заявляю, что российские власти на системной основе злоупотребляют полномочиями, используют процессуальные возможности органов следствия и дознания для оказания давления на журналистов, оппозиционеров и правозащитников, показательно проводят унизительные обыски с онлайн-трансляцией в Telegram-каналах лояльных спецслужбам агентов влияния, используют обыски как акции устрашения, кару, внесудебное наказание для запугивания неугодных власти и их семей. Эта порочная практика довела Ирину Славину до самоубийства»,— говорится в заявлении Владимира Осечкина.

Он просит зарегистрировать его заявление о признаках преступлений по ст. 110, ч. 3 ст. 285 УК РФ (доведение до самоубийства и превышение должностных полномочий).

Нижегородская редакция «Коммерсанта»

Фотогалерея

Какой была Ирина Славина

Смотреть

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...