Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александра Викулова / Коммерсантъ

«Главное в Сарове – ядерное оружие и национальная безопасность, остальное вторично»

Глава администрации ЗАТО Алексей Голубев – о том, как сегодня живет Саров

от

В этом году исполнилось 25 лет с момента переименования закрытого города Кремлев в Саров. Город, где располагаются объекты Федерального ядерного центра, административно относится к Нижегородской области, но фактически располагается в Мордовии, на территории, которая раньше принадлежала республиканскому заповеднику. Протяженность городской зоны, которая охраняется по стандарту границы РФ, больше 100 км. Площадь Сарова 230 кв. км (для сравнения площадь Нижнего Новгорода — 460 кв. км), но фактически город располагается на участке в 10% от общей площади. На остальной территории находятся служебные и технологические площадки РФЯЦа. Как сегодня живет Саров, "Ъ-Приволжье" рассказал глава администрации Алексей Голубев.


– Алексей Викторович, первый вопрос связан с режимом ограничения на въезд в Саров и выезд из него. Может ли попасть в город рядовой житель России и какие условия въезда в город для иностранцев? Как перемещаются по стране и могут ли выезжать за границу сами саровчане?

– Рядовой житель Нижегородской области или России попасть в Саров не может, как и иностранец, если у него нет специального пропуска. Разрешение на въезд можно получить, если вы приезжаете в город в командировку или у вас в Сарове постоянно проживают родственники, и вы собираетесь к ним в гости. Кроме, того, есть такая категория разрешений, как удовлетворение социально-культурных потребностей населения Сарова: мы привозим спортсменов, артистов, ученых, в том числе из-за рубежа. Получить постоянное разрешение на въезд в город можно, купив здесь недвижимость.

Люди, которые проживают в городе и имеют постоянную регистрацию, могут спокойно перемещаться за пределы города без каких-либо ограничений.



Если говорить про выезд за границу, те, кто допущен к государственной тайне, в основном это сотрудники РФЯЦа и некоторых федеральных служб (ФСБ и МВД), ограничены в возможностях выезда за рубеж, но могут отправляться в служебные командировки.

Попасть в Саров даже на работу не могут жители республик СНГ. В других городах России они выполняют неквалифицированную и низкооплачиваемую работу, в Сарове эту категорию заменяют жители близлежащих населенных пунктов, для которых работа в ЗАТО выгодна. Ежедневно, начиная с 6:00, на работу в Саров въезжает около 4 тыс. человек, покинуть город они должны до 22:00, иначе будут нарушителями режима.

В Саров запрещен въезд судимым по уголовным статьям. Тех, кто жил в ЗАТО и был осужден по тяжким статьям, также могут не пустить в город. Закрыт въезд и для россиян с двойным гражданством.

Получить постоянный пропуск на въезд в Саров могут владельцы компаний, которые открывают здесь бизнес, приобретают недвижимость или делают временную регистрацию.

– Как работают в Сарове почтовые сервисы, операторы фиксированной и мобильной связи?

– Почтовые отделения, различные службы доставки и пункты самовывоза, в том числе интернет-магазинов, работают в обычном режиме. У Росгвардии, которая охраняет наши рубежи, есть средства досмотра и инспекции ввозимых в город грузов. В ЗАТО в обычном режиме работают все операторы сотовой и фиксированной связи. Контролировать их незачем, потому что есть «закон Яровой», который обязывает провайдеров хранить всю переписку, и есть СОРМ, который при необходимости позволяет осуществлять розыск.

Также есть муниципальный оператор связи АО «Телефонная компания Сарова», которая перешла в собственность муниципалитета при приватизации непрофильных активов РФЯЦа. Например, на ее базе мы разрабатывали платформу «Умный город».

– Можно ли запускать дронов на территории Сарова или летать на парапланах?

– Над ЗАТО установлена зона, запрещенная для полетов. Чтобы запустить дрон, нужно пройти определенную процедуру и получить разрешение. Необходимо согласовывать прилет самолетов и вертолетов, иначе их собьют, как и дрон, а если найдут владельца квадрокоптера, то его накажут. Администрация города для своих нужд тоже подает заявку, в которой указывает, где, когда и сколько будет летать дрон. Нам говорят, в каком направлении снимать нельзя, а в каком можно. Если на территорию ЗАТО случайно занесет парапланериста, его тоже собьют.

– Сколько человек живет в Сарове?

– Сейчас в Сарове постоянно проживают 96 тыс. жителей, и за последние 20 лет население города выросло. Прирост идет за счет притока специалистов в ядерный центр, бизнес и на муниципальную службу.

Численность населения растет примерно на 500 человек в год, хотя смертность пока превышает рождаемость. Средний возраст жителя Сарова 41 год.



На 1038 женщин приходится 1000 мужчин (в Нижнем Новгороде на 1000 мужчин — 1156 женщин. —“Ъ-Приволжье”). Хотя, когда я был маленьким, город был еще моложе. Тогда на работу в ядерный центр только нанимали специалистов, и средний возраст горожан был 30 лет. Тем не менее мы точно не деградирующая территория. Кроме того, учиться в Саровский физико-технический институт приезжают школьники из городов и районов Нижегородской области, Мордовии и других регионов. Этот филиал Национального исследовательского ядерного университета (НИЯУ МИФИ, после войны назывался Институтом боеприпасов, который готовил специалистов для ядерного оружейного комплекса), и студентам при хорошей успеваемости гарантировано трудоустройство в РФЯЦе. Родителей привлекает закрытый город своей благонадежностью, безопасностью и понятными перспективами трудоустройства.

– Какая экологическая обстановка в Сарове? Как часто измеряется радиационный фон?

– Радиационный фон измеряется постоянно и непрерывно, это обязательное правило для городов, где располагаются объекты ядерного центра. Контролировать его – моя обязанность, так как я отвечаю за эвакуацию населения в случае чрезвычайной ситуации. В среднем он колеблется от 0,10 микрорентген до 0,18, то есть в рамках природного фона. Например, в Москве средний радиационный фон находится на уровне 0,25 микрорентген из-за большого количества гранита, который содержит радиоактивные элементы типа урана или тория и постоянно фонит.

– Как попал в закрытый город коронавирус и как вы справились с пандемией?

– Семья саровчан возвращалась из отпуска через Москву и где-то подцепила инфекцию. Естественно, они об этом не знали, заболели сами, заразили родственников. Что это коронавирус, стало понятно, когда симптомы были у 10 человек. Естественно, всех изолировали, обработали территорию, а потом губернатор подписал указ об ограничении выезда и въезда в Саров, в том числе из районов, находящихся на карантине. Поэтому, например, наши сотрудники, которые жили в Дивееве, закрытом на карантин, не могли приехать на работу в Саров. Самое главное, что помогло нам предотвратить распространение инфекции, – слаженная работа санитарной службы, врачей, муниципальных предприятий, которые обрабатывали город, и ядерного центра, который обеспечил нужное количество коек в больнице, средств индивидуальной защиты, помог с покупкой аппаратов ИВЛ и ламп для томографов.

В пик пандемии у нас заболевало по 30 человек в день, сейчас 15. В больнице развернули 50 коек и еще было 40 в запасе.



Был период, когда количество больных находилось на пределе, но постепенно оно начало снижаться, и разворачивать дополнительные койки не потребовалось. Были случаи, когда больных отправляли в Нижний Новгород, а потом наши врачи научились справляться сами с инфекцией. Сейчас общее количество заболевших – 1270, более 1000 выздоровело.

– В нижегородских СМИ Саров сейчас часто фигурирует как часть туристического кластера Арзамас – Дивеево – Саров, который создается на федеральные средства в 15 млрд руб. Как может развиваться туризм в закрытом городе?

– Сегодня Саров посещают в год более 100 тыс. человек — это служебные командировки и визиты к родственникам. Это не туристы. Идея создания кластера Арзамас – Дивеево – Саров начиналась с проекта «Большого Сарова». Это проект по диверсификации города, где сейчас главное действующее лицо – РФЯЦ. Президент ставит задачи увеличить выпуск гражданской продукции, поэтому ядерному центру предстоит развивать новые виды бизнеса, привлекать под них специалистов. За этим последует увеличение территории, город будет расти быстрее, в итоге в него войдут населенные пункты, расположенные рядом. Идея «Большого Сарова» предполагала создание агломерации, которая сейчас естественным образом формируется вокруг Сарова из Вознесенского, Ардатова, Первомайска, Краснослободска, Темникова, чье население ездит на работу в Саров. ЗАТО высасывает трудовые ресурсы в радиусе 70 км. Городу необходимо развитие дорог и инфраструктуры, чтобы население Сарова могло получать качественные услуги и жило в комфортных условиях. Поэтому объекты, которые сейчас реконструируют в Сарове в рамках развития кластера, привязаны не к туризму, а к развитию комфортной городской среды.

Возможность организации паломнического туризма на территорию Свято-Успенского мужского монастыря Саровская пустынь (находится в ЗАТО) когда-то рассматривалась. Предполагалось, что по спецпропускам в город смогут приезжать автобусы с паломниками, но она не получила своего развития. Главное в Сарове – ядерное оружие и национальная безопасность, все остальное вторично.

На разных уровнях ведутся разговоры, что закрытые города откроют в перспективе 15–25 лет.



Но это потребует создания дополнительных мер безопасности вокруг объектов РФЯЦа, потому что государство должно выполнять обязательства по нераспространению оружия массового поражения, но это очень дорого. Население Сарова выступает за то, чтобы город оставался закрытым, чтобы уровень безопасности оставался прежним.

– Вы сказали, что проект «Умный город» (управление процессами жизнедеятельности города с помощью интернет-технологий) создавался на базе Телефонной компании Сарова. Зачем нужно еще одно приложение, если полно других, на которых можно узнать расположение объектов в городе, посмотреть, где находится общественный транспорт, вызвать такси и так далее?

— Действительно, можно закачать в телефон 100 приложений — карты, такси, транспорт, ЖКХ, а «Умный город» позволяет объединить разрозненные информационные ресурсы в одном. Пользовательские технологические слои позволяют найти нужный объект, увидеть, где находится общественный транспорт, заказать питание ребенку в школу и оплатить его, выбрать земельный участок в аренду, оплатить ЖКУ, заказать дорожку в бассейне, посмотреть, когда в вашем районе будет уборка улиц, и переставить машину. Ни одно другое приложение не обладает таким функционалом.

На административных слоях я в режиме онлайн вижу экологическую обстановку в городе, случаи коммунальных аварий на водопроводных и энергосетях, могу понять, случился блэкаут в доме, подъезде или в целом районе.



Об этих событиях «Умному городу» могут сообщить сами жители, коммунальные компании или служба 112.

Создать такое приложение было моей инициативой и моих сподвижников. К его разработке мы готовились около года, оценивали инфраструктуру, искали аналогичные решения, думали, что можно сделать. А потом на базе нашего муниципального предприятия за полгода создали первый вариант системы с 17 функциональными слоями.

Я подумал, что проект можно развивать, и предложил его «Росатому», у которого больше ресурсов, в том числе технологических, а компания вывела его на уровень регионов. Компания вкладывает в модернизацию сервиса средства, обновляет его, а возвращать инвестиции можно за счет лицензионных платежей. Это нормальная работа по коммерциализации высокотехнологичных разработок. Сегодня больше 30 городов внедряют этот продукт, и единое приложение с помощью геолокации настраивается на нужный вам город, где работает эта система. В Нижнем Новгороде к 800-летию будет разработано туристическое приложение.

— В прошлом году счетная палата проанализировала работу саровской территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) и пришла к выводу, что она не эффективна. Тогда в ТОСЭР был один резидент. По вашему мнению, что мешает развитию территории?

— В развитии ТОСЭР мы столкнулись с двумя основными проблемами. Когда она создавалась, регионам обещали, что все процессы освободят от бюрократии и все решения будут приниматься на раз. На самом деле все полномочия забрали в Москву и любое действие сопровождалось длительными процедурами получения одобрения и согласования.

Если в Москве решаются вопросы работы ТОСЭР в Сарове, то машинка не поедет.



Кроме того, площадка ТОСЭР должна быть подготовлена для инвестора: забетонированный участок с фундаментами и коммуникациями или готовое офисное или производственное здание. В инфраструктуру может вложиться управляющая компания, которая потом будет возвращать средства за счет сбора арендных платежей, как это, например, происходит в США, либо государство, которое потом передаст территорию управляющей компании. Когда инфраструктуры нет, это все равно, что звать людей в гостиницу, которую еще не построили, вокруг стоит лес и нет даже шалаша.

В Сарове не очень много свободных земельных участков, и под ТОСЭР решили отдать территорию бывшего хлебозавода. Здание производственное, определенной конструкции, оно не привлекло инвесторов. Из него даже не сделаешь лофт, как это сейчас модно. Здесь огромные потолки, печи, транспортеры – оно не подходит ни под один бизнес. Снести его — застрелиться, никаких льгот не надо. В результате передача полномочий на федеральный уровень и отсутствие средств на создание инфраструктуры привели к тому, что фактически концепция ТОСЭР была убита.

Сегодня мы настаиваем на том, чтобы менять схему управления ТОСЭР и передавать полномочия управляющей компании, которая будет создана «Росатомом» и субъектом 50 на 50. Это значит, что регион сможет участвовать в финансировании и развитии площадки. На мой взгляд, такая схема управления правильная и понятная бизнесу и людям. Средства нужны, чтобы снести хлебозавод, подготовить площадку как браунфилд, подвести дороги и вывести коммуникации. А дальше УК будет привлекать резидентов и обслуживать здание. Мы надеемся, что УК будет создана до конца года, а в начале следующего она получит финансирование, разыграет конкурс и снесет здание.

Сейчас в ТОСЭР работает IT-компания, производитель бетона, производитель пластиковой упаковки для минеральной воды «Сарова», кондитерская фабрика. К сожалению, период больших льгот закончился, остались только небольшие, но намерение продвигать саровскую ТОСЭР есть.

— Какова ситуация в технопарке «Саров»? Есть ли резиденты у этой площадки?

— Когда-то будущую площадку технопарка «Сарова» создала компания Intel, которая довольно долго работала на территории ЗАТО. В какой-то момент, оценив ситуацию, они поняли, что необходимо построить здание за периметром, поскольку въезжать в Саров сложно, иностранцев ввозить еще сложнее, а все кадры в городе на тот момент они выбрали. Когда у здания появился якорный инвестор, на территорию подтянулись другие виды бизнеса, поэтому решили назвать площадку технопарком. Однако позже руководство Intel перенесло офис в Нижний Новгород — поближе к аэропорту, кадрам и студентам. В итоге здание опустело и простаивало два-три года. Было предложено создать в нем бизнес-инкубатор, поскольку на тот момент Минэкономики РФ выделяло на это средства. Но в результате он оказался никому не нужен.

К сожалению, многие замыслы, которые придумываются у нас в стране, оказываются слабы в реализации из-за непоследовательности.



Технопарк «Саров» неплохая площадка, но она расположена в поселке Сатис на территории бывшего совхоза в 4-5 км от границы Сарова. Там есть производственные и деловые корпуса, но она находится в Дивеевском районе, поэтому его резиденты не могут приезжать в Саров. Проблема в том, что в Сатисе из социальных объектов есть только школа, нет никакой инфраструктуры, магазинов, социальных объектов, а для людей умственного труда это нехорошо. Кроме того, туда сложно привлечь новых резидентов, поскольку нет льгот. На мой взгляд, решение проблемы заключается в том, чтобы дать возможность применить к этой территории льготы ТОСЭР Сарова, законодательно разрешив создавать территории опережающего развития в непосредственной близости от города, но не далее 5 км от него. Это дало бы стимул к развитию технопарка.

Беседовала Александра Викулова


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя