Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

«Заречное» придавливают «Монолитом»

Учредитель воронежского производителя говядины спорит с кредитором на высшем уровне

Коммерсантъ (Воронеж) от

Четырехлетний спор подмосковного ООО «Монолит» Сергея Ниценко (юрлицо владеет 90% воронежского ООО «Заречное», одного из крупнейших производителей говядины в РФ) с кредитором — кипрской Betafin Limited — дошел до ключевого рассмотрения в президиуме Верховного суда. 7 октября суд рассмотрит жалобу «Монолита» на решение нижестоящих инстанций, согласно которым компания должна выплатить Betafin 128 млн руб. и $1 млн (около 80 млн руб. по курсу конца сентября). Эта сумма — невыплаченный остаток долга по соглашению о займе 2013 года. В Betafin считают, что «Монолит» должен выплатить проценты именно в иностранной валюте. В «Монолите» уверены, что больше ничего не должны Betafin, а обращения кипрской компании с заявлениями о банкротстве объясняют желанием «потрепать нервы».


Президиум Верховного суда РФ 7 октября рассмотрит надзорную жалобу ООО «Монолит» на решения нижестоящих инстанций в споре с Betafin Limited. Из материалов дела следует, что дело поступило в Верховный суд еще в марте 2019-го, в июне 2019-го оно было передано судье для доклада на заседании президиума, а лишь 10 сентября 2020-го на сайте была размещена информация о назначении судебного заседания на октябрь.

.Речь идет о споре по соглашению о займе «Монолита» у Betafin 103 млн руб., заключенному в марте 2013 года (еще до рефинансирования Россельхозбанком кредитов «Заречного», полученных в Сбербанке). Согласно тексту соглашения (копия есть у “Ъ-Черноземье”), помимо займа, который мог выдаваться в рублях или иностранной валюте, «Монолит» должен был выплатить проценты — 12% годовых. Возврат основной суммы долга предполагался не позднее июля 2013 года «в тех же суммах и валютах», в которых был выдан; в тех же валютах должны были выплачиваться и проценты. За нарушение сроков возврата займа или уплаты процентов предусматривались пени в 3% от суммы просрочки в месяц.

В 2016 году кипрская компания обратилась в Солнечногорский горсуд Московской области с требованием взыскать долг (к этому моменту курс валют значительно изменился по сравнению со временем заключения соглашения о займе). Тот частично удовлетворил заявление, решив взыскать с «Монолита» всю сумму в валюте платежа ($1,2 млн, 600 тыс. евро, 830 тыс. фунтов стерлингов основного долга; почти $450 тыс., 225 тыс. евро, 309 тыс. фунтов стерлингов процентов; $1,7 млн, 849 тыс. евро, 1,17 млн фунтов стерлингов пеней; 56,8 млн руб. процентов за пользование чужими средствами) . С этим решением согласился и Мособлсуд.

Однако «Монолит» продолжил подавать жалобы и дошел до Верховного суда, который вернул дело на новое рассмотрение в Мособлсуд. В декабре 2017 года апелляция постановила взыскать задолженность в рублях (102 млн руб.), проценты в валюте (на 77 млн руб.), а также пени в 100 млн руб. Это не устраивало Betafin, но компании не удалось обжаловать данное решение вплоть до Верховного суда. Не устроило постановление и «Монолит», который также дошел до судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда.

Первоначально судьи Верховного суда не усмотрели оснований для передачи жалобы в судебную коллегию; с этим согласился тогдашний зампредседателя суда, председатель судебной коллегии по гражданским делам Василий Нечаев. Но «Монолит» продолжал подавать жалобы (в общей сумме — четыре). В итоге другой заместитель председателя суда, председатель коллегии по делам военнослужащих Владимир Хомчик передал жалобу на рассмотрение гражданской коллегии и приостановил исполнение взыскания. В феврале 2019 года коллегия отказала в удовлетворении жалобы «Монолита».

Уже в марте того же года компания обратилась в президиум Верховного суда с надзорной жалобой. Она была передана для изучения судье коллегии по трудовым спорам Татьяне Вавилычевой, которая перенаправила дело в президиум Верховного суда. Однако 10 июля 2019-го заседание президиума не состоялось, дело было перенесено на 10 октября 2019-го — но и тогда рассмотрено не было.

«Заседание 10 июля не состоялось "вследствие отсутствия кворума", а перед 10 октября дело снял с рассмотрения зампредседателя Верховного суда Петр Серков. Затем его еще "читали" до 10 сентября 2020-го», — констатировали в Betafin. В компании считают, что сроки для обжалования решения Мособлсуда 2017 года давно истекли, а Верховный суд «нарушил и свои собственные сроки для рассмотрения надзорных жалоб». Более того, в Betafin полагают, что вступившее в силу решение областного суда «не подлежит обжалованию в надзорном порядке».

Представители компании пояснили “Ъ-Черноземье”, что в марте 2019 года «Монолит» все же выплатил в рамках исполнительного производства 279 млн руб. долга, процентов и пеней с 6 июля 2013 по 23 мая 2016 года, но теперь оспаривает фактически уплаченную сумму.

«Переговоров о снижении сумм "Монолит" не вел, напротив, подтверждал, что выплатит основной долг и проценты в валюте. Betafin уже обратился с заявлением о банкротстве "Монолита" на основании другого решения — Международного коммерческого арбитража о взыскании задолженности по тому же самому договору с 24 мая 2016-го по 10 марта 2019-го: по этому решению был выдан исполнительный лист. Сумма долга по этому решению — 128 млн руб. и $1 млн, которые до сих пор не выплачены», — пояснили в Betafin.

В «Монолите» убеждены, что к настоящему моменту ничего не должны Betafin. «О разбирательстве знают все, в том числе и наш основной кредитор (Россельхозбанк. — „Ъ“). У нас зарезервированы средства, мы способны их выплатить, но все понимают, что не должны этого делать», — сказал вчера “Ъ-Черноземье” Сергей Ниценко, предложив не оценивать перспективы разбирательства, а дождаться заседания 7 октября. Заявления о банкротстве «Монолита» он расценил как стремление «потрепать нервы»: «Если бы за этим стояло что-то серьезное, наш основной кредитор давно бы на это отреагировал».

По словам господина Ниценко, стабильным остается и финансовое состояние «Заречного», несмотря на демонстрируемые в последние годы убытки: «Перекредитовываться мы не планируем, у нас очень хорошие условия, а в декларируемые по отчетности убытки (по данным «СПАРК-Интерфакс», около 1 млрд руб. в 2017-2018 годах и 1,5 млрд руб. в 2019-м. — „Ъ“) входит свыше 1 млрд руб. амортизации. Это плановые убытки, без которых реализовать проект невозможно».

Сторонние юристы не согласны с позицией Betafin о том, что дело не подлежит обжалованию в надзорном порядке, но считают странным рассмотрение спора президиумом Верховного суда свыше года. «Так долго споры в одной инстанции не рассматриваются, это не является нормой, — полагает руководитель направления "Банкротство" фирмы "Рустам Курмаев и партнеры" Олег Пермяков. — Можно лишь предположить, что решение будет отменяться полностью или частично — в противном случае непонятен такой долгий срок. При этом формально сам конфликт малопримечателен: ни одна из сторон не отрицает факты выдачи и получения займа, как и его природы, спор идет о частностях — процентах и способах возврата долга».

Олег Мухин


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя