Коротко

Новости

Подробно

Фото: Виктор Васильев / Коммерсантъ

Песенка спета

Судебный конфликт из-за травмы, полученной во время спектакля, завершен

от

Петербурженка Елизавета Видус, получившая травму из-за удара частью флейты, вылетевшей в зрительный зал из рук артиста Данилы Козловского на спектакле «Гамлет», и Академический малый драматический театр — Театр Европы (МДТ) заключили мировое соглашение. Были ли выполнены все требования истицы, большую часть которых составляет компенсация морального вреда в размере миллиона рублей, неизвестно: по взаимному согласию сторон условия мирового соглашения остались конфиденциальными, при этом само заседание проходило в закрытом режиме. Эксперты не берутся оценивать финансовую сторону мирового соглашения между сторонами, добавляя, что при рассмотрении дела в судебном порядке их сумма могла бы быть уменьшена примерно в десять раз.


Вчера, 28 сентября, Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга утвердил мировое соглашение по иску Елизаветы Видус к МДТ о возмещении вреда здоровью, полученного во время спектакля «Гамлет» 5 декабря прошлого года. Заседание суда проходило в закрытом режиме, в частности, из-за содержащейся в материалах врачебной тайны. Поскольку условия мирового соглашения по взаимному согласию сторон остались конфиденциальными, неизвестно, были ли удовлетворены требования истицы в размере чуть более 1 млн рублей, большая часть которых касалась компенсации морального вреда.

Рассмотрение иска было назначено на 10:00, к этому времени у здания суда собралось около двадцати представителей СМИ. Позднее было заявлено, что слушание отложено до 11:00, в итоге оно началось в 11:30. После заседания Владимир Сторублевцев, представитель МДТ и артиста Данилы Козловского, из рук которого в ходе театральной постановки вылетела одна из частей металлической флейты длиной примерно 50 см, ударившая зрительницу по затылку, не стал комментировать финансовую сторону разрешения спора. Сам господин Козловский на заседание не явился. «Вы хотите жареных фактов — их не будет»,— заявил господин Сторублевцев журналистам, добавив, что на сайте театра оценку ситуации еще две недели назад дал его художественный руководитель и директор Лев Додин. Кроме того, господин Додин ранее сообщал, что Данила Козловский не знал о травме женщины, а узнав об этом, принес свои извинения, послал цветы и пригласил на съемочную площадку.

На следующий день после получения травмы Елизаветой Видус медики диагностировали у нее ушибленную рану мягких тканей головы теменной области с подозрением на черепно-мозговую травму. Помимо компенсации морального вреда, который госпожа Видус оценила в 1 млн рублей, она просила взыскать с МДТ стоимость лечения в 12,2 тыс. рублей, цену билета и неустойку в 16 тыс. рублей, сумму утраченного заработка в 38,3 тыс. рублей и штраф за неисполнение требований потребителя в размере 50% от суммы, присужденной судом (см. “Ъ” от 10.09.2020).

По словам Наталии Пшеничниковой, старшего преподавателя кафедры гражданского права и процесса университета «Синергия», мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии гражданского процесса и при исполнении судебного акта. «Основное преимущество в заключении мирового соглашения в гражданском деле — то, что оно заканчивается определением суда. Реально взвесив все шансы в суде и понимая возможные сложности исполнения решения суда, можно пожертвовать малым и с гарантией получить большую выгоду. Но так бывает не всегда»,— объясняет госпожа Пшеничникова. Для потерпевшей стороны подписание мирового соглашения может обернуться уменьшением суммы компенсации и невозможностью в дальнейшем обратиться к виновнику с теми же требованиями. «Суд обязан разъяснить сторонам все последствия заключения мирового соглашения в обязательном порядке»,— указывает эксперт.

«Всего в России в 2019 году было вынесено 16 066 решений по подобного рода спорам, а в 2129 случаях производство по делам было прекращено. Как я понимаю, большая часть прекращения производства связана именно с заключением мировых соглашений»,— говорит адвокат Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Илья Кавинский, добавляя, что строить догадки об условиях мирового соглашения достаточно сложно, при этом шанс, что подобного рода требования были бы удовлетворены в полном объеме, если исходить из статистических данных, не очень большой. «Можно предположить, что суд уменьшил бы сумму примерно в десять раз относительно заявленных требований»,— полагает господин Кавинский.

Мария Кузнецова


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя