Коротко

Новости

Подробно

Фото: WIN-Initiative / Getty Images

В свете вируса

Как пандемия скажется на мировом потреблении электроэнергии

"Энергетика". Приложение от , стр. 1

Россия замерла в ожидании возможной второй волны карантинных ограничений — как раз в тот момент, когда мировой спрос на электроэнергию только начал восстанавливаться. В среднем по миру в августе энергопотребление вышло на прошлогодний уровень. В России же спрос на электроэнергию падал не так глубоко, как в среднем по миру, но пока не показывает и таких ярких признаков восстановления, как в ряде других пострадавших стран. Оценивая спад потребления в РФ по итогам полного 2020 года, ведомства и компании сходятся на интервале 2–4%, что, однако, не учитывает потенциального ввода новых ограничений.


Признаки восстановления


Спрос на электроэнергию в мире медленно восстанавливается после весеннего обвала, вызванного пандемией коронавируса и сопряженными с ней карантинными ограничениями. По данным МЭА, если по состоянию на июнь мировое электропотребление отставало от показателей 2019 года на 10% (с поправкой на погоду), то в июле — уже на 5%, а в августе фактически сравнялось с прошлогодним. В Индии полное возвращение к показателям 2019-го было зафиксировано в первые две недели августа, но в конце месяца спрос упал опять за счет промышленных штатов Гуджарат и Махараштра (в последнем было больше всего случаев COVID-19). А в Китае, по данным Национального бюро статистики КНР, в августе потребление вышло на рекордные 723,8 млрд кВт•ч — на 8,3% выше показателя августа минувшего года.



Но, несмотря на признаки восстановления, мировой спрос на электроэнергию сильно пострадал от коронавируса и закрытия промышленных объектов на карантин. Более интенсивный спрос со стороны домохозяйств, отмечает МЭА, не смог в достаточной степени компенсировать спад промышленного потребления.

Наиболее заметное отставание электропотребления от уровня прошлого года пришлось на период полного локдауна, который в большинстве стран ЕС начался во второй половине марта и закончился в конце апреля—начале мая. В этот период скорректированный на погоду разрыв в электропотреблении между годами для некоторых стран (например, Италии и Испании) приближался к 30%. В среднем по ЕС в апреле, по данным Евростата, энергопотребление упало на 12,2% к апрелю 2019 года и на 11,2% к самому низкому значению (апрель 2017-го) за последние пять лет.

В Китае по очевидным причинам коронавирус на электропотреблении отразился раньше, чем в других странах мира. Минимум спроса пришелся на февраль, когда, по данным МЭА, скорректированное на фактор високосного года потребление упало на 13,1%, с поправкой на погоду — на 9,6%. Суммарное падение в январе-феврале, по данным Государственного комитета по развитию и реформам КНР, составило 7,8%, в том числе, уточняет IHS Markit, 12% в промышленности, на которую приходится две трети всего потребления электроэнергии. В ряде отраслей, например, в текстильной, оно составило 30%. Отчасти этот спад был компенсирован увеличившимся потреблением домохозяйств (на 2,4%) и скачком спроса со стороны телекома и интернета на 27%. Абсолютных цифр госкомитет не дал, но есть данные по выработке за январь-февраль, которая составила 1,026 трлн кВт•ч и упала в среднесуточном выражении до 17,11 млрд кВт•ч, что на 8,2% меньше, чем годом ранее. Таким образом, Китай за два первых месяца года недовыработал около 70 млрд кВт•ч, что примерно столько же, сколько вся единая энергосистема России выработала в июне (72,9 млрд кВт•ч).

Затяжное воскресенье


Весной на пике развития пандемии под теми или иными карантинными ограничениями одновременно оказалось около 2 млрд жителей Земли, большую часть из которых отправили по домам. Это не могло не сказаться на энергопотреблении, профиль которого стал напоминать «вечное воскресенье». Люди стали дольше спать с утра, позже ложиться, изменился распорядок дня. Как пишет Fortune, после введения карантинных мер в Нью-Йорке в утренние часы энергопотребление сократилось на 18% по сравнению с докарантинным периодом, а в Токио и трех соседних префектурах в будни оно упало на 4%. Начало роста энергопотребления сместилось с обычных для будних дней 6:00–8:00 на 8:00–9:00 утра, упал спрос на электроэнергию в обеденное время и ранним вечером. Зато поздним вечером он, наоборот, заметно вырос, а начало суточного спада сдвинулось с 21:00–23:00 на 22:00–24:00.

Британская National Grid отмечает возвращение пиков потребления, связанных с трансляцией в телеэфире популярных передач и последующим одновременным включением бытовой техники после их окончания. В частности, обращение королевы к нации 5 апреля вызвало скачок в потреблении мощности на 500–600 МВт, как если бы 300 тыс. человек после окончания трансляции одновременно включили электрочайники. В Британии в период локдауна также отмечался спад утреннего энергопотребления (в период с 5:00 до 8:00 утра) на 18% и сглаживание графика роста в этот период.

Все зазеленело


В период локдаунов заметно усилились позиции «зеленой» генерации и пострадала угольная. По данным МЭА, в первом квартале единственный энергоисточник, показавший рост выработки, пусть и на 1,5%,— это «зеленый» сектор. По апрельскому прогнозу агентства, мировой спрос на электроэнергию возобновляемых источников в 2020 году должен подрасти на 1%. Причины роста выработки, помимо заложенных многолетним наращиванием возобновляемых мощностей в мире,— в стимулирующих развитие ВИЭ подходах к отбору источника электроэнергии на торгах. При резком падении потребления отбираться стало больше «зеленой» энергии, вытесняя углеводородную выработку.

Как отмечает вице-президент и глобальный управляющий директор IHS Markit по традиционной и возобновляемой энергетике Чжоу Сичжоу, в Китае выработка угольных ТЭС в локдаун упала на 9%, в Южной Корее — на 11%, в Индии — на 20%, в Италии — на 31%, а в США (рынок PJM) — на 40%. Производство электроэнергии на газовых станциях среди перечисленных стран упало только в Италии — на 22%, в остальных странах (исключая Китай) она подросла на 12–26%. А выработка солнечной энергетики выросла повсеместно — от 6% в Индии до 45% на PJM в США.

Тем не менее, по данным МЭА, прирост установленной мощности возобновляемой энергетики в мире из-за задержки вводов упадет на 13%, до 167 ГВт по итогам 2020 года. Темпы роста восстановятся в 2021 году, но по итогам двух лет он все равно окажется на 10% ниже прогнозов, сделанных до пандемии.

Недосветим и недогреем


Несмотря на восстановление спроса, год обещает быть для энергетиков тяжелым. По апрельскому прогнозу МЭА снижение потребления электроэнергии в мире по итогам года составит 5%, в отдельных странах — 10%. Впрочем, прогноз может быть обновлен.

EIA по состоянию на октябрь ожидает сокращения энергопотребления в США на 2% к 2019 году, в том числе падения на 5,6% в промышленном и на 6,2% в коммерческом сегменте и роста на 3,2% в 2020-м. В 2021 году уровень потребления будет примерно таким же, прогнозирует EIA. По оценкам рейтингового агентства ICRA, спад потребления электроэнергии в Индии составит 1,2% в 2020-м и 1% в 2021 году.

Но есть страны, которым удастся сохранить положительную динамику энергопотребления. Так, по июльским оценкам Энергетического совета КНР (CEC), в 2020 году потребление электроэнергии в Китае вырастет на 2–3% к уровню 2019-го.

В своем отечестве


Потребление электроэнергии в РФ с начала пандемии, как и в других странах, падало, хотя двузначных показателей провал ни разу не достигал. В марте спрос снизился на 2,5%, в апреле — на 3,9%, в мае — на 6,9%, в июне — на 5,9%. Суммарное падение потребления с начала пандемии составило 3,8%, говорил в октябре замглавы Минэнерго Евгений Грабчак. Но в отличие от других стран, в России спрос восстанавливаться не спешит: с начала ограничений ни в один из месяцев потребление не сравнивалось с уровнем 2019 года и, тем более, не показывало роста относительно него.

Снижение спроса сказалось и на ценах — прежде всего на рынке на сутки вперед (РСВ). Как рассказал на форуме «Российская электроэнергетика. Преодоление последствий пандемии» председатель правления НП «Совет рынка» Максим Быстров, в марте цена на РСВ упала на 12,4%, в апреле — на 15,1%, в мае — на 18,6%. Нулевые цены фиксировались не только во второй ценовой зоне (Сибирь), где это не редкость, но и в первой (Центр и Урал). Цена на мощность при этом, как следует из его слов, вела себя не так однозначно: ее конкурентная часть снижалась, а неконкурентная (надбавки на развитие энергетики Дальнего Востока, строительство новых ТЭС в Калининграде и т. п.) — росла. Хотя в одноставочном выражении, заключает господин Быстров, цена все же снизилась.

Помимо спада потребления и цен положение участников российского энергорынка осложнили некоторые меры поддержки населения в период карантинных ограничений. Так, постановлением правительства №424 от 2 апреля был введен мораторий на взыскание неустойки за несвоевременную или неполную оплату коммунальных услуг до начала 2021 года, а также на ограничение поставки коммунальных услуг на основании их неоплаты или неполной оплаты. Генераторы и гарантирующие поставщики просили правительство отказаться от полного моратория, дабы поддержать платежную дисциплину.

Тем не менее катастрофический масштаб неплатежи не приняли. «Рынок в период пандемии продемонстрировал удивительную устойчивость — ни один из апокалиптических прогнозов пока не сбылся,— констатирует Максим Быстров.— Платежная дисциплина на оптовом рынке за эти месяцы снизилась очень незначительно. Если сравнивать первое полугодие 2020-го с аналогичным периодом 2019 года, снижение составляет всего 0,4%. А если говорить о втором квартале текущего года, то отмечается снижение на 0,6% по сравнению со вторым кварталом 2019 года». В абсолютных значениях расчеты на оптовом рынке за первое полугодие составили 99,2%, добавил он, не было и фатального снижения платежной дисциплины на розничных рынках, хотя и отмечались провалы, связанные с принятием моратория.

Свет в конце года


Минэнерго оптимистично в своих прогнозах по году, ожидая относительно небольшого падения потребления электроэнергии по его итогам — на 2,4% — и восстановления спроса до уровня 2019 года уже в 2021-м. В отопительный сезон, который начался в нынешнем году в Москве рано, уже в сентябре, на фоне первых ограничений второй волны коронавируса и введения режима самоизоляции для пожилых людей, Минэнерго прогнозирует рост потребления на 1,6%. В своих прогнозах к Минэнерго близок «Системный оператор», ожидающий спада на 2,1% в 2020 году.

Минэкономики, в свою очередь, полагает, что из-за теплой зимы и COVID-19 потребление электроэнергии в 2020 году упадет на 3,6%, выработка — на 4,2%. «Интер РАО» ближе в своей оценке к расчетам Минэкономики и ожидает спада потребления на 4–5% по итогам года и медленного восстановления в 2021-м и далее — в пределах 0,3–1% в год.

Прогнозы не учитывают последствия возможной второй волны карантинных ограничений. Но электроэнергетика готова к работе в условиях усложнения эпидемиологической обстановки, заверил в начале октября замглавы Минэнерго Евгений Грабчак. По его словам, полностью ликвидированы технологические риски, связанные с COVID-19, ремонтные программы выполняются в соответствии с намеченными планами, на дистанционный режим переведены 30% сотрудников организации электроэнергетики и т. п.

По оценкам InfraOne Research, на начало августа потери энергетической инфраструктуры от пандемии составили 74 млрд руб., или порядка 6% годовой выручки профильных компаний. «Мы полагаем, что, несмотря на традиционно более низкие объемы генерации и потребления летом, ситуация в отрасли начнет постепенно улучшаться,— сообщает InfraOne Research.— И это уже происходит».

Наталья Семашко


Комментарии
Профиль пользователя